издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Соль земли сибирской

  • Автор: Александр Маглеев, председатель правления Иркутской городской общественной организации «Бурятская национально- культурная автономия г. Иркутска»

Георгий Иннокентьевич Петров отметил знаменательную дату – патриарху исполнилось 90 лет. За его плечами вся наша современная история. С 8-летнего возраста он начал работать в колхозе, на волокушах подвозил копны к стогам сена. «И я не один был такой, все в Харётах сызмальства познали труд», – вспоминает Петров. В его трудовой книжке мало записей: лидер комсомольцев Нукутского района, председатель колхоза «Унгинский скотовод». Затем возглавлял исполнительный комитет Аларского районного совета депутатов трудящихся, был первым секретарём Нукутского районного комитета КПСС.

Ведущая торжественного вечера в честь юбиляра зачитала телеграмму: «Москва, Кремль. Уважаемый Георгий Иннокентьевич! От души поздравляю вас с юбилеем. Вы с честью прошли через тяжелейшие испытания Великой Отечественной войны, своим трудом создавали богатство и мощь страны. И через годы несёте любовь к Родине, веру в правое дело. Подвиг вашего поколения – поколения победителей – будет жить в веках, объединять наш народ во имя больших созидательных целей. Желаю вам бодрости духа и благополучия. Президент Российской Федерации В. Путин».

В приветственном адресе губернатора Иркутской области Сергея Левченко была подчёркнута способность Петрова увлечь за собой людей и решать поставленные задачи. Заместитель председателя Законодательного Собрания Кузьма Алдаров отметил заслуги Георгия Иннокентьевича, глава Республики Бурятия Алексей Цыденов, руководители Улан-Удэ также приветствовали нашего земляка. Председатель Совета ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов Правобережного округа Иркутска В. Преловский искренне присоединился к остальным.

«Мудрость – богатство народа» – так мы, члены правления Бурятской национально-культурной автономии города Иркутска, назвали свой проект, посвящённый 90-летию Георгия Иннокентьевича Петрова. Проект получил поддержку со стороны комиссии, созданной Управлением по связям с общественностью и национальным отношениям аппарата губернатора и правительства Иркутской области. Были выделены финансовые ресурсы. Сейчас школьники районов Усть-Ордынского Бурятского округа пишут сочинения на темы: «Моя семья, моя фамилия – в истории района, округа», «Именитые земляки в истории страны». Победителям и призёрам будут вручены ценные подарки. Также пройдут конкурсы в сфере культуры и прикладного мастерства.

Работа руководителя сельского района в те годы – это максимальное напряжение сил. Только отсеяли зерновые, пот с лица смахнули – надо скорее пашню под пары пахать. Пары ещё пашут – пора за стрижку овец браться. Половина овец Иркутской области находилась в Нукутском районе. Как только заканчивается «шерстяная страда», чуть отдохнули на Сурхарбане, подходит время травы косить. Следом уборку хлеба надо начинать, параллельно зябь пахать. Дальше начинается окот. Это тот же «овечий» урожай. Если кормов в хозяйствах было достаточно, ягнение овец планировали на декабрь, январь. И круглый год, как бы само собой, контроль за уровнем надоя молока.

Главный редактор «Восточно-Сибирской правды» в 1980–2000-х годах Геннадий Бутаков вспоминал: «В разное время и в разных ситуациях я записал принципы организаторской работы, которые исповедует Петров: «Сам не будешь работать – никого не заставишь», «Так не бывает, чтобы дал указание и пошёл спать», «Смотри, с чего начать, чтобы дело сдвинулось с места», «Перед тем как потребовать работу с человека, узнай, в чём он нуждается, что ему мешает», «Дал задание – проверь, пообещал – в лепёшку разбейся, но выполни». Титанические усилия прилагал Георгий Иннокентьевич на каждом участке работы, который ему поручали. Вот что писала газета «Сельская жизнь», орган ЦК КПСС, в декабре 1988 года: «Трудно отыскать в Приангарье район, который различные делегации посещали бы так часто, как Нукутский. Что интересует гостей? Прежде всего практика внедрения арендного подряда. Засушливый степной район сделал резкий рывок вперёд, взяв в среднем 25,4 центнера с гектара. По удоям коров преодолён трёхтысячный рубеж, все хозяйства получили прибыль».

Но Георгий Иннокентьевич уже тогда прозорливо глядел вперёд: «С другой стороны, есть повод для серьёзнейшего беспокойства. Например, аренда даёт высокие заработки, нынче иные арендаторы получают на руки до 15 тысяч рублей. Но при нашем товарном обеспечении, при дефиците автомашин, мебели, бытовой техники люди через два-три года поставят вопрос: «А зачем нам высокие заработки, если деньги потратить не на что?» Этого нельзя допустить».

Хочу рассказать ещё об одной важной составляющей жизненного пути Петрова. Он говорил: «Не без гордости причисляю себя к тем, кто закладывал в советские годы не только почвозащитную систему, но и иную защитную систему от рыночных перегибов. Наука и практика работали рука об руку. Но шли мы к этому долго. Десятилетиями создавалась мощная мелиоративная система, и в результате мы имели самые крупные площади поливных земель в области…»

Вспоминаю далёкие 80-е годы прошлого столетия. Молодой инструктор Усть-Ордынского окружкома КПСС, инженер-строитель по профессии, в командировке я оказался в одной машине с Петровым. На дворе стоял холодный октябрь, а полеглые хлеба ещё не убраны. Окружное, областное начальство постоянно требовало ускорить ход работ, не допустить ухода зерновых под снег. Георгий Иннокентьевич сам был за рулём, подъезжаем к очередному полю, по свету фар видим работу комбайнов. Здороваясь с механизаторами, Петров каждого называл по имени-отчеству. Шёл простой житейский разговор: «Понимаю, вижу, что вымотаны, но надо, через три дня синоптики обещают большой снег. Должны успеть».

Дальше – к следующему массиву. Спрашиваю, можно ли из этой пшеницы испечь вкусную булку, какие здесь пробовал в детстве. «Нет, – отвечает Петров, – мы сейчас убираем кормовую пшеницу, она идёт животным. А тот сорт назывался «Сибирская», у неё был высокий уровень клейковины, но низкая урожайность. В семидесятых годах, когда партия взяла курс на интенсификацию сельского хозяйства, мы стали сеять другие сорта, которые давали больше урожая с гектара, в частности «Тулунские», а та «Сибирская» была утеряна. Видимо, на токах зёрна смешались. Нынче мы в районе начинаем внедрять сорта с более высокими показателями и по клейковине, и по выходу зерна, лучшие по сопротивлению на полеглость, в частности «Бурятскую-79». Селекционеры из Бурятии добились этого и в ближайшее время обещают ещё лучший сорт «Селенга», но мы встречаем противодействие со стороны окружкома партии. Агарков, руководитель Усть-Ордынского Бурятского округа, выдвигает аргументы: этот сорт пшеницы ещё не районирован, мол, можете зря потратить ресурсы, а для нас каждый год очень важен, время не ждёт».

– Полагаю, что климатические условия Бурятии и Иркутской области не очень разнятся. Будем продолжать работу, несмотря ни на что, – твёрдо завершил Петров.

Прошли десятилетия. Проезжая по посёлку Усть-Ордынский, купил в торговом ларьке совхоза «Приморский» (называю по-старому) несколько караваев хлеба, и снова пахнуло детством, малой родиной: вкус и аромат те же. Добился всё-таки своего Петров!

А вот что писала «Восточно-Сибирская правда» о нашем герое в 1980-х годах: «С появлением в восьмидесятых годах сильных сортов яровой пшеницы бурятской селекции в Нукутском районе было решено отказаться от возделывания пшеницы, которая используется только на кормовые цели. Был взят курс на производство зерна продовольственного назначения. И эта проблема была успешно решена. Тут неоценимая заслуга принадлежит неутомимому хлеборобу, авторитетному вожаку сельских тружеников – настойчивому в деле, но скромному по своей натуре Георгию Иннокентьевичу Петрову. Благодаря его дальновидности была налажена самая тесная и плодотворная связь с сельскохозяйственной наукой и тружениками нукутских полей».

В 1989 году Нукутский район по производственным показателям вышел на первое место в областном соревновании сельскохозяйственных тружеников.

На следующий год, также в уборочную, я снова оказался в машине Георгия Иннокентьевича. Поехали в дальнее хозяйство, где убирали картошку. Конечно же, разговоры о ней, втором хлебе. Здесь услышал рассказ о случае, который проиллюстрировал некоторые черты делового стиля Петрова. «Год выдался очень урожайным, – говорил Георгий Иннокентьевич. – Мы свой план выполнили, а у соседей в Бурятии неурожай. Понимаю, что картофель – одна из основных составляющих нашего питания. Я был знаком с первым секретарём Улан-Удэнского горкома КПСС Беляковым, и, когда он позвонил мне, рассказал о засухе, неурожае картошки в Бурятии и попросил помощи, я, конечно же, откликнулся, хотя и представлял, насколько всё это опасно для меня. Я должен был всё со всеми обговорить, получить в обкоме КПСС разрешение. На это ушла бы неделя-другая, а тем временем наступили бы лёгкие морозы, картошка в дороге могла подмёрзнуть. Но я решился провести взаимовыгодную сделку на свой страх и риск. Договорились, что Улан-Удэ в обмен поможет нам шифером, цементом, которые выпускаются на заводах республики».

Современному читателю скажу, что тогда, во время «развитого социализма», все эти строительные материалы распределялись строго по фондам, то есть просто купить нужное было невозможно. Деньги есть, а обратить их в товар трудно. А в любом районе проблема строительства была очень важной. «Собрал тогда у себя руководителей совхозов и колхозов, – продолжал Петров, – объяснил ситуацию, взял всю ответственность на себя. Убедил их. Поверили они мне, ведь им тоже было непросто. Вся продукция уже проведена через бухгалтерию, а если что-то не состыкуется, то будет недостача. Руководители хозяйств, в отличие от меня, материально ответственные лица. Подсчитали они свои возможности в реализации излишней продукции, потребности в стройматериалах, и сформировалась внушительная автоколонна из нескольких десятков машин. Велел вниз постелить солому, сверху – хорошо утеплить, время – начало октября. Пригласил руководителя РОВД, попросил выделить несколько экипажей ГАИ. Прекрасно понимал, что такая длинная автоколонна сразу же привлечёт внимание автоинспекции тем, что затормозит общее движение на Московском тракте: «Что везёте? Куда? В Бурятию? А кто разрешил?» Звонок в обком партии, и, как следствие, минимум неприятный разговор с последующим выговором и возврат картошки назад, мол, самим пригодится, зима длинная. Также велел проходить крупные города – Ангарск, Иркутск – ночью, чтобы не создавать затор на дорогах, ещё сказал милиционерам, чтобы звонили мне с почтамтов и сообщали о прохождении маршрута. После обеда они выехали, и почти сутки я был как на иголках. Наконец звонок: «Всё хорошо, развозим картошку по базам. На зиму хватит». Таким образом, мы многие объекты строительства в районе «закрыли» и цементом, и шифером, и стеклом».

Во всё вникать скрупулёзно, предвидеть развитие ситуации, оценивать последствия – неотъемлемые черты работы Георгия Иннокентьевича. Подобные личности, в характере которых воедино слились трудолюбие, честность, способность мужественно отстаивать свои взгляды, умение вести за собой других, составляют соль земли. Без них наша жизнь станет пресной.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector