издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кризис местного самоуправления в форме коммунальной склоки

В Никольском муниципальном образовании Иркутского района разразился кризис местного самоуправления, который потенциально может привести к потере управляемости муниципалитетом. Депутаты обвиняют главу в фальсификации решений Думы, подделке подписей и ещё во многих грехах. Глава в ответ публично называет их обвинения «брехнёй собачьей», а жалобы объясняет личными неприязненными отношениями. К настоящему моменту три депутата из десяти уже лишены мандатов. Правда, сами они этого не признают.

В Никольское муниципальное образование входят деревни Егоровщина, Рязановщина, Кыцигировка и село Никольск. На четыре населённых пункта здесь приходится всего 2,2 тысячи жителей, из них только 1,3 тысячи – трудоспособного возраста. Остальные – старые да малые. Никакого производства здесь не осталось, особого расцвета хлебопашества и животноводства тоже не наблюдается. Казалось бы, обычные деревни со своими печалями и радостями. На самом деле Никольское муниципальное образование два года назад, что называется, пошло вразнос. Здесь развивается кризис местного самоуправления, который сейчас грозит муниципалитету полной потерей управляемости.

Как деревня пошла вразнос

О том, что на свете есть Никольское муниципальное образование, жители Иркутской области услышали 9 октября 2018 года. В тот день депутаты местной Думы устроили митинг на площади около здания регионального правительства. Их требования для большинства иркутян звучали непонятно. Депутаты хотели, чтобы Игорь Соболев, глава муниципального образования и одновременно председатель местной Думы, предоставил им отчёт о социально-экономическом положении муниципалитета и об итогах своей деятельности за 2017 год. При этом на сайте муниципалитета отчёт главы был размещён ещё в марте и – по версии Соболева – одобрен депутатами.

Депутаты пошумели на площади, постояли с плакатами и уехали обратно домой к своим проблемам. Но после этого ситуация стала только хуже.

– Например, поддержать нас на митинге приехала моя мама, – рассказывает депутат Сергей Степанов. – Так глава ей после митинга позвонил, стал кричать: «Так, значит, тебе отчёт нужен?.. Только попадись мне». Оскорблял, нецензурно ругался. Мама – пожилая женщина, конечно, она испугалась.

Депутаты обратились в правоохранительные органы. В Следственном отделе по Иркутскому району СК РФ по Иркутской области Игорь Соболев не отрицал, что звонил пожилой женщине, ругал её нецензурно, но только из-за того, что депутаты своим митингом и «лживыми обвинениями» довели его «до стрессового состояния». Судя по всему, до стрессового состояния главу доводят регулярно. О нецензурной брани в свой адрес следователям также сообщали депутаты Иван Чугуевский и Лидия Астапенко.

– Я его учительница, а он меня же материт, – рассказывает Лидия Астапенко и включает диктофонную запись телефонного разговора. Грубая матерная брань толчками летит из динамика. Слышно, как женский голос называет собеседника «Игорь Александрович» и спрашивает, будет ли предоставлен отчёт. Мужской голос, очень похожий на голос главы Никольского МО, в нецензурной форме отказывается предоставить информацию и обещает, что собеседница будет «с этим отчётом ложиться и вставать».

Претензии депутатов не сводятся ни к личным обидам, ни даже к непредоставлению отчёта. В Следственном комитете депутаты Чугуевский, Степанов, Купряков, Забалуева, Астапенко, Кобякова заявили, что глава не отвечает на их официальные письма, единолично принимает решения. Они оспаривают результаты голосования по некоторым вопросам, рассмотренным на заседании Думы 26 декабря 2017 года.

Более того, по словам тех же депутатов, с марта по декабрь 2018 года заседания Думы вообще не проводились и повестки им не направлялись. Однако согласно документам, выставленным на сайте Никольского муниципалитета, и пояснениям Игоря Соболева в Следственном комитете за это время прошло 14 заседаний. Решения Думы всё это время принимались, но теперь впору усомниться, являются ли они легитимными.

Отчёт не по Уставу

Отчёт главы для небольшого муниципалитета из четырёх деревень – настоящее событие. Оно было назначено на 14 часов 29 марта. Народу в местном клубе собралось немного, около 100 человек. Места в первом ряду сплошь занимали представители администрации Иркутского района во главе с мэром Леонидом Фроловым. Его в Никольском, кажется, искренне любят.

– С помощью мэра в собственность муниципалитета было передано здание бывшего социально-реабилитационного центра для детей в Кыцигировке, – заявил во время отчёта Игорь Соболев. – Давайте поблагодарим его.

Присутствующие дружно зааплодировали. Затем из зала вышла худенькая женщина и стала горячо благодарить мэра за что-то личное.

– Если вы заметили меня, такого маленького человека, и помогли мне, значит, сможете решить проблемы всего района, – взволнованно говорила она и плакала. Судя по всему, мэру было неловко, он, может, и не помнил, чем помог женщине. Но долг велел до конца исполнять роль отца вверенного народонаселения.

Судя по особенностям рассадки, в зале сразу образовались два лагеря. Депутаты и сочувствующие им садились с одной стороны, не сочувствующие – с другой. Из десяти депутатов главу поддерживали лишь двое, один из которых – его собственная мать.

И глава и депутаты вели себя как во время боевых действий. Едва началось заседание, Сергей Степанов достал диктофон, включил аудиозапись. С некоторых пор здесь принято фиксировать любые взаимодействия с главой – телефонные разговоры, процедуру подачи писем в администрацию, публичные мероприятия.

Игорь Соболев со сцены начал рассказывать о социально-экономическом положении муниципального образования. Запланированные доходы прошлого года – 12,6 млн, расходы – 13 млн рублей. Дефицит – 350 тысяч рублей. По итогу года доходы составили 17,3 млн рублей, расходы – 19 млн рублей. По сравнению с 2017 годом бюджет вырос на 2,4 млн рублей.

Львиную долю расходов почему-то провели по статье «Культура и кинематография» – 7,2 млн рублей. На общегосударственные вопросы направили 6,8 млн. На национальную экономику, в том числе на дороги, – 999 тысяч рублей. Кстати, из областного Дорожного фонда в 2018 году муниципалитету было выделено 1,6 млн рублей, потрачено всего 706 тысяч рублей. Где неосвоенные деньги и что с ними будет, глава не пояснил.

В 2018 году закуплено и установлено 115 светодиодных ламп. За электричество сразу стали платить в два раза меньше, благодаря этому освещение улиц не отключали даже летом. Муниципалитету была выделена пожарная машина. «Уже не один раз благодаря нашей пожарной машине удалось предотвратить крупные пожары», – отчитался глава. Но иногда и не удавалось. Оказалось, что зимой от машины мало толку, потому что система перемерзает и вода не идёт. Поэтому закуплена специальная система прогрева, которая монтируется в бак машины. В Никольском создана служба добровольных пожарных.

– Наводим порядок с землями. Земли Никольского МО поставлены на кадастровый учёт. Все постройки, которые были самовольно возведены, оформляются, – заявил со сцены Игорь Соболев.

То ли депутат, то ли уже бывший депутат Пётр Купряков в этом месте доклада иронично усмехается. Когда Игорь Соболев пришёл к руководству муниципалитетом, у Купрякова было около 300 голов скота, он считался зажиточным фермером, нанимал до трёх работников. Осенью он был вынужден продать скот, уйти с земли. Теперь над ним висит судебное решение о сносе самовольных построек.

«Купряков незаконно захватил 4 земельных участка. В отношении него был проведён земельный контроль, – говорится в объяснении, которое Игорь Соболев дал в Следственном комитете. – Возбуждено административное производство. Готовится исполнительное производство по сносу самовольных построек».

После доклада главы перешли к вопросам жителей. От депутатов один вопрос смогла задать Виктория Забалуева.

– Мы вас не видели 8 месяцев, – заявила Забалуева. – Никакие решения вместе с вами не принимали. Тем не менее все решения приняты вами единолично и стоят на сайте. Вы решили, что не будете помогать фермеру в оформлении земли, в данном случае – Купрякову. Вас не интересует, сколько у нас будет налогов?

 

– Вот вы меня обвиняете, – взял слово Соболев. – По фальсификации решений вы пишете заявления. Вам же дают ответ. У вас есть хоть одно заключение, свидетельствующее о моей незаконной деятельности на посту главы администрации? У вас их нет. Значит, это брехня собачья. Кто такой Купряков? Он самовольно захватил несколько участков на территории Никольского муниципального образования. Вырубает лес вокруг, не платит налоги с 2009 года, обдирает наш муниципалитет как липку.

Следственный комитет действительно отказал депутатам в возбуждении уголовного дела. В глазах следствия протоколы заседаний, подписанные главой, оказались весомее, чем свидетельские показания депутатов. Кроме того, решение об отказе в возбуждении производства следствие аргументировало тем, что материальный или физический вред никому нанесён не был.

Когда личное выше общественного

По мнению Игоря Соболева, причина кризиса местного самоуправления в Никольском кроется как раз в его личных конфликтах с депутатами. А конфликты у него происходят едва ли не с каждым из них. Однако совершенно очевидно и другое – никакие личные конфликты не освобождают главу от необходимости обеспечивать работу представительного органа.

– Глава обвиняет меня в том, что я ворую лес, – говорит Купряков. – Но у меня все надзорные органы побывали – и ОБЭП, и налоговая несколько раз приезжала, и Ростехнадзор. Полтора месяца каждый день принимал гостей. Ничего не нашли. Я строил срубы, но я лес покупал официально, у меня и документы есть. Самострой, который был не оформлен, теперь требуют снести через суд. Он же на отчёте сказал, что всем помогают оформлять самострой. Только меня через суд сносят. Только из-за того, что я депутат и «единоросс». А глава – член КПРФ. Он нам прямо говорит, что у него в области есть хорошая поддержка. Может, это связано с тем, что губернатор у нас тоже коммунист?

Депутата Сергея Степанова глава уволил с должности директора клуба.

– На моё место сразу поставил человека, который активно агитировал за него на выборах, – рассказывает Степанов. – Говорят, ему даже мэр района звонил и спрашивал, для чего он это делает. Я потом целый год судился, но суд проиграл. С тех пор уже третий директор сменился, из города два раза в неделю приезжает. А у меня, между прочим, два образования – областной колледж культуры и академия культуры в Улан-Удэ.

Депутат Иван Чугуевский пытался возражать против увольнения Степанова. Теперь он тоже имеет конфликт с главой и не имеет депутатского мандата. «Ничего плохого он мне не сделал, – записано с его слов в материалах следственной проверки. – Только отказал в выделении участка земли, который мне полагается как инвалиду и пенсионеру». В сердцах Чугуевский написал заявление о сложении с себя полномочий. Потом пытался его забрать, но было поздно. Сами народные избранники говорят, что не рассматривали и не одобряли заявление Чугуевского, поэтому считают его депутатом.

Недавно своих мандатов лишились Купряков и Астапенко. В рамках соблюдения антикоррупционого законодательства была проведена областная проверка, у Лидии Астапенко обнаружили участок земли, не указанный в декларации. И надо же такому случиться, что землевладелицей народная избранница стала в результате нелепой кадастровой ошибки. Потом ошибку исправили, но решение о лишении депутата полномочий уже было принято. Что касается Петра Купрякова, он не указал в декларации старую «Ниву». Но депутаты опять не согласны.

– Решение о лишении депутатских полномочий должно приниматься общим голосованием на заседании Думы. Мы такие вопросы не рассматривали, – в один голос говорят оппозиционные главе депутаты. – Выходит, глава, он же председатель Думы, принял решения единолично, то есть незаконно.

Письма от губернатора Иркутской области с требованиями лишить полномочий глав или депутатов в последнее время направляются в муниципалитеты в массовом порядке. Кажется, Никольское стало первым поселением, в котором это требование главы региона так легко и даже радостно исполнено.

Дело дошло до того, что депутаты заказали почерковедческую экспертизу.

– С апреля по июнь 2018 года мы направили около 30 писем главе, – говорит Пётр Купряков. – Поднимали проблемы, с которыми к нам обращались граждане. Секретарь отказывалась ставить на них печать, только присваивала входящие номера. Ни одного ответа мы не получили. А теперь в ходе проверки выясняется, что наши письма не были зарегистрированы в журнале входящей корреспонденции.

Чтобы доказать собственную правоту, депутаты обратились в Байкальский центр детекции лжи и судебных экспертиз. На анализ предоставили письма с присвоенными входящими номерами и подпись секретаря в официальном письме. В ходе анализа эксперт Елена Крысанова делает однозначный вывод: «При сравнении всех представленных свободных цифровых образцов почерка между собой установлены совпадения как по некоторым общим, так и по частным признакам почерка. Выявленные совпадения существенны, индивидуализируют почерк определённого лица и достаточны для категорического положительного вывода о том, что они выполнены одним лицом». Данные почерковедческой экспертизы были направлены депутатами и в прокуратуру, и в Следственный комитет.

– По-моему, мы просто выполнили ту работу, которую должно было провести следствие, – говорит Виктория Забалуева. – Но даже положительная экспертиза не помешала следствию отказать в возбуждении уголовного дела. Нам говорят: «Если не согласны, обращайтесь в суд». Так мы и сделаем.

Именно суд должен решить, на чьей стороне правда в этой запутанной истории местного самоуправления. Судя по тому, в какой форме 29 марта проводилось мероприятие, анонсированное как «Отчёт главы», установленные законом процедуры здесь и правда нарушаются. Согласно ст. 35 ФЗ № 131, а также Уставу муниципального образования, глава должен отчитаться перед депутатами в рамках очередного заседания Думы. Заслушав отчёт, народные избранники путём голосования решают, одобрить им работу главы за истёкший год или высказать своё неудовлетворение. Оценка должна быть зафиксирована в акте Думы, который принимается по результатам отчёта.

Очевидно, что 29 марта в сельском клубе проводилось что угодно, но только не очередное заседание местной Думы. Не было на нём ни голосования, ни выставления оценок за работу. А другие заседания представительного органа в этом году, по словам народных избранников, опять же не проводились, хотя по Уставу они должны проходить раз в два месяца.

Непредоставление отчёта со стороны главы местной администрации – серьёзное нарушение и повод для обращения в суд. Первым шагом в этом случае может быть судебное признание незаконности правовых актов. Для Иркутской области – это из ряда вон выходящая история, аналогов которой ещё не было.

Местное самоуправление – тонкая материя

Несмотря на то что кризис местного самоуправления со стороны больше всего напоминает коммунальные склоки, последствия он может повлечь серьёзные. Ситуация грозит обернуться потерей управляемости в поселении и выходом за правовое поле. Во-первых, проблемы возникают в плоскости текущего управления. Депутаты осуществляют контроль за работой местной администрации. В данной ситуации они вряд ли могут исполнять эту функцию. Есть опасность, что глава останется без депутатского контроля, но со всеми властными рычагами.

Однако самое опасное – отдалённые последствия, которые скажутся не сразу. Если суд установит, что во время принятия решений порядок был нарушен, сами решения утрачивают силу. Например, недействительной может оказаться передача в собственность муниципалитета имущества или земельных участков. Когда исходный правовой акт признаётся незаконным, это практически всегда приводит к проблемам.

Происходящие события ещё не получили судебную оценку. Местное самоуправление – тонкая материя, в которой нужно ориентироваться. Должна быть проведена правовая работа именно в этом поле, и она ещё не начиналась.

Ситуация, которая в итоге привела к отставке бывшего мэра Усть-Илимска, тоже была связана с тем, что представительный орган дважды выставил неудовлетворительную оценку его отчёту. Действия депутатов поддержал суд, и после этого глава местного самоуправления был вынужден уйти в отставку. Это самый свежий пример того, какие серьёзные последствия могут иметь игры с местным самоуправлением.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector