издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Грязный» тариф

Вся «мусорная» реформа свелась к повышению цен

Последняя суббота апреля в Иркутске прошла под знаком мусора. Причём одна часть активных граждан вышла на субботники, чтобы мусор убирать. А другая – на площадь, чтобы заявить о своём несогласии с ходом мусорной реформы и заклеймить бездействие региональных властей. Народу пришло немного, несколько десятков человек. При этом в Иркутске часть протестующих попытались перевести с площади за «круглый стол». Одновременно с митингом в ИГУ проходила региональная конференция, организованная ООО «РТ-НЭО Иркутск», региональным оператором зоны «Юг». В общем, иркутян поставили перед сложным выбором – пойти на субботник, на митинг или на разговор с регоператором.

Митинг на площади Труда возле цирка собрал около сотни человек. Аналогичные акции прошли в Усолье-Сибирском и в Ангарске. В качестве ведущего выступал представитель партии «Родина» – предприниматель Максим Евдокимов. Он же отвечал за повышение градуса общественного негодования.

– Уважаемые власти, а что ещё должно произойти, чтобы вы наконец посмотрели на нас? – громкоговоритель усиливал и разносил над площадью голос Евдокимова. – Пенсионер должен умереть с голода, потому что он заплатил за мусор? Или детская школа искусств должна закрыться? Губернатор, мы тебя избрали. А когда мы к тебе обратились с просьбой пересмотреть тариф, ты ответил: «Идите в суд».

Несправедливый тариф и завышенный норматив

С подробным разбором хода реформы выступила председатель ТОС «Рубин» Любовь Аликина. Она подчеркнула, что конкурс по выбору регионального оператора был проведён с нарушениями. «Известно, что на конкурс по зоне «Юг» вышел только один поставщик услуг, который вообще зарегистрирован в Белгороде и там будет платить налоги, – отметила Аликина. – Есть ли здесь коррупционная составляющая, я не знаю». Но тот факт, что регоператор зашёл из другого региона, очень раздражал собравшихся.

На сегодняшний день вся мусорная реформа свелась к повышению цен. Если для населения услуги подорожали с 1 января в 3-4 раза, то для бизнеса – в 10 раз и больше. Причины кроются и в кратно увеличенном тарифе, который ещё больше вырастет во втором полугодии, и нормативах образования отходов. Первый установила Cлужба по тарифам Иркутской области, вторые – министерство жилищной политики, энергетики и транспорта региона.

– Сам тариф был установлен лишь в последние дни декабря прошлого года, хотя региональные власти должны были сделать это прошлым летом, – говорит Любовь Аликина. – При этом мусорная инфраструктура до сих пор не готова ни в одном муниципалитете.

К примеру, для ООО «Маяк», которое управляет торговыми сетями «Слата» и «Хлеб-Соль», уже в первые месяцы затраты должны были увеличиться с 25 млн рублей минимум до 150 млн. Наибольший норматив – 3 кубометра отходов в год с квадратного метра торговой площади – ввели для продавцов продовольственных товаров. Понятно, что новый оброк придётся платить не только крупным торговым центрам и супермаркетам, но и каждому киоску. И если раньше небольшая торговая точка платила за вывоз мусора 2 тысячи, теперь должна выложить 15–20 тысяч. Для маленького деревенского магазинчика это неподъёмная сумма. И в любом случае затраты на вывоз мусора придётся вложить в цену продукции. Значит, за всё заплатит покупатель.

При этом тот объём мусора, который образовывается в реальности, зачастую в разы меньше. Однако платить за фактически произведённый мусор нет возможности.

В ещё более критической ситуации оказались некоммерческие организации, которые вообще не нацелены на получение прибыли. Зачастую они зарегистрированы по месту прописки своих руководителей. Именно в такой ситуации оказался благотворительный фонд «Дети Байкала», который существует исключительно на пожертвования и занимается помощью детям.

«Наш фонд «Дети Байкала» имеет юридический адрес по месту моей прописки, там, конечно, нет никакого офиса и мусора, соответственно, тоже, – написала на своей странице в «Фейсбуке» руководитель фонда Гульнара Гарифулина. – Недавно я получила документ, который обязывает наш фонд ежемесячно платить за вывоз мусора 2169 рублей, это почти 26 000 рублей ежегодно! Фонд реализует все свои проекты только на пожертвования неравнодушных людей! Вопрос – что теперь в этой ситуации делать?!»

Любовь Аликина отметила, что ТОС «Рубин», зарегистрированный в квартире её родителей, тоже получил счёт на 11,5 тысячи рублей за вывоз мусора. При этом никакого дополнительного мусора в квартире от деятельности ТОСа не образовывается. По данным Аликиной, около 16 тысяч НКО и ООО сегодня зарегистрированы на частных адресах. Все они столкнулись с аналогичной проблемой.

Обращение на имя губернатора направлено от Ассоциации муниципальных образований (АМО). Территории хотели бы сохранить пакетный сбор мусора, тем более что закон предусматривает такую возможность. Но этот способ не вошёл в региональный тариф, и регоператор отказывается работать по старой схеме. Теперь муниципальным образованиям предстоит оборудовать контейнерные площадки, к чему они оказались совершенно не готовы. Правительство обещало выделить на обустройство контейнеров 250 млн рублей. Однако, по словам исполнительного директора АМО Зои Масловской, на создание инфраструктуры нужно как минимум 900 млн рублей.

– Мало просто поставить контейнеры, нужно их обустроить согласно санитарным требованиям, – говорит Зоя Масловская. – Но самое главное даже не это. С контейнерной площадки мусор нужно вывозить на полигоны временного накопления. Вот этих полигонов очень мало, их почти нет. Если на контейнеры правительство пообещало выделить средства, то на временные полигоны деньги не выделяются. Наше обращение в адрес губернатора направили в конце марта с просьбой отрегулировать вопрос с пакетным сбором мусора. Пока нет ответа.

По словам Любови Аликиной, в феврале губернатору уже были переданы обращение и около 6 тысяч подписей граждан. С тех пор собрано ещё 13 тысяч подписей, которые будут переданы вместе с резолюцией митинга. Кстати, никаких сверхъестественных требований в ней нет. Основное из них – создать согласительную комиссию, в которую войдут общественники, НКО, бизнес, региональный оператор, исполнительная и законодательная власти. Второе требование – провести перерасчёт тарифа. Наконец, предлагается снизить нормативы накопления ТКО, ввести пакетный сбор мусора и его фактический учёт. При этом все понимают, что реформу не отменить.

«Но пасаран»

В то время, как одни граждане митинговали на площади Труда, региональный оператор зоны «Юг» ООО «РТ-НЭО Иркутск» проводил своё собственное мероприятие – конференцию под названием «Система обращения с ТКО: трудности в реализации и перспективы развития реформы». До обеда слушали доклады. Первый докладчик говорил о трудностях, с которыми столкнулся «РТ-НЭО» при реализации реформы. Второй – о том, как мусорная индустрия устроена в Европе. Из этого доклада запомнились две цифры. У нас житель платит 148 рублей с квадратного метра жилплощади, а в Швеции – 1260 рублей.

По расчётам регоператора выходит, что в Швеции тариф более экономически оправдан, потому что есть такие незыблемые вещи, как технология производства или утилизации, и она в любой стране будет стоить примерно одинаково.

– А вы почему уровень жизни и зарплат в России и Швеции не сравниваете? – не выдержали слушатели. Стало понятно, что, если бы эти люди не пришли сюда, они бы точно пошли на митинг.

– Меня Федя зовут, я тут садоводство представляю. Вы не помните случайно, каким жестом показывают «Но пасаран»? – неожиданно зашипел мне в ухо сосед слева. Он совсем было решился поддержать товарищей, которые не хотели платить за мусор, как в Швеции. Но ведущий строго напомнил, что секция вопросов начнёт работу после кофе-брейка, «там всё и обсудим».

Между тем один из учредителей ООО «РТ-НЭО Иркутск» Артём Мищенко уже рассказывал об инвестиционных планах компании. Основной целью на данный момент остаётся инвентаризация потребителей. Поскольку тариф был утверждён слишком поздно, реестры пользователей переданы не были, и компания не имела физической возможности вовремя заключить индивидуальные договоры с каждым. Сами пользователи тоже не спешат себя обнаруживать.

– В мае мы планируем выйти со своими инициативами по корректировке нормативов, – отметил Мищенко. – То, что нормативы три года до этого никто не мерил, создало огромную проблему и для населения, и для бизнеса, который раньше платил по факту. Мы выиграли конкурс в прошлом году в апреле и с мая начали делать замеры. Работа проводится в рамках существующей методологии. Сейчас идёт волна протестов, связанных в основном с высоким нормативом. В оправдание скажу: не мы эти нормативы устанавливали. Лидеры протестной волны всё это прекрасно знают.

По словам Артёма Мищенко, к 1 сентября 2019 года компания планирует запустить первую мусоросортировочную станцию. В южной зоне планируется ввести 17 таких станций до конца года и выйти на уровень сортировки мусора 90%. Стоимость проекта 1,5 млрд рублей, это собственные средства компании. Но здесь есть подводные камни.

– Сдвинуть сроки могут только неплатежи, потому что у нас может просто не хватить денег, – предупреждает Артём Мищенко.– Средства, которые нужны на создание инфраструктуры, мы сейчас направляем на покрытие кассовых разрывов. Как только собираемость вырастет хотя бы до 70%, мы сразу начнём финансировать строительство.

Тарифы – в пользу регоператора, завод – за счёт бюджета

Сейчас собираемость платежей с юридических лиц в зоне «Юг» меньше 1%, с населения – 35%. Понятно, что создание инфраструктуры при таком раскладе может и затянуться. Выяснилось, что есть планы и по строительству в регионе мусороперерабатывающего завода. Правда, это планы не «РТ-НЭО». По словам Мищенко, этим будет заниматься региональная власть. Пока нет даже проекта завода, инвестор ушёл, и теперь идёт поиск нового интересанта. Но почему за мусороперерабатывающий завод должен заплатить бюджет, то есть те же самые жители, если они уже платят за мусор по тарифу, в который заложена инвестиционная составляющая, – не очень понятно. К тому же мы знаем, с какой скоростью у нас реализуются региональные проекты. Быстро строят только Ледовый дворец – 2.

– Нам тяжело, конечно, что тариф был назначен так поздно, – добавил Мищенко. – Мы совершенно не были к этому готовы. Фактически, если бы мы получили тариф раньше, мы бы за полгода начали работу с юридическими лицами. Проблема в том, что мы не можем остановить вывоз мусора. Договора нет, но мы всё равно вывозим. Тогда какой смысл им приходить и заключать договор, если вывоз всё равно идёт?

Не спешат заключать договоры с «РТ-НЭО» и управляющие компании. Например, УК «Перспектива» подготовила протокол разногласий, отметив, что условия типового договора «кабальные». Однако регоператор этот протокол не подписывает. Между тем мусор стали вывозить плохо, жители жалуются, что в микрорайоне Зелёный берег появились крысы.

– У нас 155 тысяч контрагентов, если мы будем приходить к каждому и менять условия, мы просто замучаемся, – говорит Артём Мищенко. – Мы так понимаем, что с их стороны идёт затягивание процесса заключения договора. Какой бы ни была официальная позиция, всегда есть позиция реальная. Я не знаю ни одну управляющую компанию, которая хотела бы оставить за собой сбор ТКО. Мы не против, хотя нам выгоднее работать с управляющей компанией, тогда будет тариф ниже. Но проблем нет. Сейчас примерно 60% – прямые договоры с жителями, 40% – с управляющими компаниями.

Собираемость платежей несколько выше в зоне «Север», где регоператором стало местное ООО «Братский полигон ТБО». По словам генерального директора компании Ивана Кузнецова, сейчас услугой охвачено 74% населения. Эти люди живут на территории, где есть инфраструктура и лицензированные перевозчики. С юридическими лицами заключено около 2 тысяч договоров – в основном с бюджетными организациями.

– По итогам квартала мы вышли на 60% сбора с населения, – говорит Иван Кузнецов. – В принципе, это неплохо. Апрель идёт на уровне марта – и даже с опережением. Единичные управляющие компании не провели собрания по переходу на прямые расчёты. Примерно 80% населения рассчитываются с нами напрямую.

В тех районах, где нет инфраструктуры, регоператор может не оказывать услугу, там действуют ранее сложившиеся отношения. С 1 июня северный регоператор планирует зайти в ряд населённых пунктов в Усть-Кутском, Братском, Тайшетском, Нижнеудинском районах и охватить ещё около 8 тысяч человек.

На севере также большая проблема – это работа с юридическими лицами. Собираемость здесь невелика, но выше, чем в Иркутске, и составляет около 7%.

– Мы не против фактического образования отходов с учётом раздельного сбора, – отмечает Иван Кузнецов. – Мы знаем фактическое образование отходов, идём навстречу. Мы не упёрлись в норматив. Есть три способа учёта объёма мусора – фактический с применением раздельного сбора, есть норматив и есть проект лимитов образования ТКО, который нужно согласовать с Росприроднадзором. Многие предприятия в Братске эти проекты разработали. По нормативу им пришлось бы платить в разы больше, но они доказали, что у них отходов меньше. У них есть проекты, и мы заключаем договоры именно с учётом проектов. Те, кто умеет считать свои деньги, сделали их, и нет проблем.

По словам организаторов митинга, после майских праздников проблема будет обсуждаться на площадке регионального правительства с участием министерства ЖКХ. В Законодательном Собрании состоится парламентский час по «мусорной» теме.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector