издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Обратная сторона банкротства

В Приангарье появляются первые банкроты, которым не списали долги

226 жителей Приангарья объявлены банкротами за три месяца 2019 года. Это почти в два раза больше, чем за тот же период прошлого года. Люди идут в суды, чтобы освободиться от долгов. В большинстве случаев так и происходит. Но не всегда эта долгая и дорогая для должника процедура заканчивается списанием задолженности. Мы нашли несколько историй про банкротов, которые остались со своими долгами.

Рост рынка налицо

В Иркутской области живёт 17 187 потенциальных банкротов. Это люди, которые задолжали более 500 тысяч рублей и просрочили платёж хотя бы по одному долгу на 90 дней. Аналитики Объединённого кредитного бюро (ОКБ) и проекта «Федресурс» изучили соотношение количества потенциальных и реальных банкротов. В исследовании были использованы данные о 57,3 миллиона заёмщиков с открытыми счетами. Информация о них хранится в ОКБ. Кроме того, картину дополнили судебные решения, предоставленные арбитражными управляющими.

Эксперты отмечают: на конец первого квартала 2019 года потенциальными банкротами являются около 764,72 тысячи россиян. Это чуть больше 1,3% от общего числа заёмщиков с открытыми счетами. Средний долг несостоятельного заёмщика перед кредиторами – 1,74 миллиона рублей. По данным за тот же период прошлого года, количество потенциальных банкротов выросло на 11%.

В Приангарье доля потенциальных банкротов чуть выше, чем в среднем по России, – 1,6% от всех заёмщиков. Самая высокая доля потенциальных банкротов среди заёмщиков с открытыми счетами зафиксирована в Ингушетии – 3,2%, Бурятии – 2,5%, Магаданской обл. – 2,4%, Карачаево-Черкесии – 2,3%, ХМАО и Республике Саха (Якутия) – по 2,2%.

Больше всего потенциальных банкротов в абсолютном выражении проживает в Москве – 72,38 тысячи человек, Московской области – 54,37 тысячи человек, Санкт-Петербурге – 41,77 тысячи человек, в Краснодарском крае – 33,1 тысячи человек, в Свердловской области – 27,8 тысячи человек.

Речь шла о случаях, когда человек по закону может стать банкротом, но не обращался за этим в суд. Если говорить о реальных банкротах, то есть о людях, официально признанных несостоятельными, то их количество выросло почти наполовину по сравнению с первым кварталом прошлого года. Сейчас 13,31 тысячи россиян являются банкротами. Всего за время действия закона процедурой воспользовались 107,6 тысячи человек.

За три месяца нынешнего года в Иркутской области банкротами стали 226 человек. Самое значительное количество граждан, в отношении которых в 2019 году введена процедура, проживает в Москве – 1033 человека, Московской области – 778 человек, Санкт-Петербурге – 624 человека, Башкортостане – 569 человек, Самарской области – 567 человек.

Самый значительный рост количества процедур банкротства в 2019 году отмечается в Воронежской области. Там число граждан, объявленных несостоятельными, выросло за год почти в семь раз, в Дагестане и Алтае количество банкротов увеличилось в пять раз. Более чем вдвое количество банкротов выросло в Крыму, Еврейской АО, Чечне, Астраханской области, Забайкальском крае, Белгородской, Калужской, Брянской, Ульяновской, Мурманской областях, Республике Удмуртия, в Тульской, Амурской, Тамбовской и Новгородской областях.

Меньше всего граждан, попадающих под действие закона о банкротстве, проживают в Ненецком АО – 68 человек, на Чукотке – 171 человек, в Севастополе – 221 человек, Крыму – 553 человека, а также в Чеченской республике – 670 человек.

Арбитражные управляющие отмечают: количество банкротов среди физических лиц и индивидуальных предпринимателей постоянно растёт. При этом число компаний-банкротов, напротив, уменьшается. За три месяца нынешнего года этот показатель снизился на 7,5%, банкротами объявлено 2938 компаний.

Рост рынка налицо. Тем не менее вопреки прогнозам экспертов процедура оформления банкротства для граждан не стала массовой. Специалисты опасались, что после того, как в октябре 2015 года вступил в силу закон о несостоятельности, должники повально пойдут в суды. Мы видим, что банкротами становятся не больше 2% от фактически несостоятельных должников.

«Процедура для богатых»

Финансовый управляющий Игорь Льгов считает, что перейти из разряда потенциальных банкротов в реальные людям мешают сразу несколько причин. Во-первых, они не всегда могут воспользоваться своим правом из-за сложности процедуры. Во-вторых, отпугивают сроки рассмотрения. В-третьих, банкротство – это дорого.

В большинстве случаев сам должник обращается в суд и просит признать его банкротом. Реже инициаторами процедуры выступают банки или налоговая. Кредитору достаточно предъявить доказательства существования долга – кредитный договор или договор займа, сведения о движении средств.

Если документы подаёт должник, то к заявлению о банкротстве он должен приложить пакет документов. В перечне больше 20 обязательных бумаг – сведения о доходах, выписки из реестров, документы о собственности (или её отсутствии). Причём суд интересуют доходы и имущество не только самого должника, но и членов его семьи.

Первым делом судья назначает финансового управляющего. С этого времени он распоряжается финансами должника. На этапе реструктуризации управляющий должен собрать тот же пакет документов, с которым должник пришёл в суд. По сути, доверенное лицо выполняет те же самые действия, которыми за месяц-полтора до этого занимался должник. Управляющему необходимо выяснить, есть ли у человека источники дохода, имущество, которыми можно расплатиться по долгу. Если должник пришёл в суд банкротиться, как правило, взять с него нечего.

Проверив все документы, суд признаёт должника банкротом и переходит ко второй стадии – реализации имущества. Обычно путь от подачи заявления до списания долгов занимает около года и стоит от 120 до 300 тысяч рублей.

«Фактически идут банкротиться люди, у которых долг больше миллиона рублей, хотя по закону можно с 500 тысяч. При высокой цене, которую должен заплатить должник, не все готовы идти на банкротство, – говорит Игорь Льгов. – Не у каждого есть 100–200 тысяч, чтобы заплатить. Выходит, банкротство – для богатых».

По словам управляющего, сейчас специалисты ждут упрощённый порядок оформления. Тогда процедура сократится до 3-4 месяцев и будет стоить должнику 30–50 тысяч рублей. Нужно будет подать пакет документов и ждать его рассмотрения. Кроме того, на днях стало известно, что депутат Государственной Думы Николай Николаев предлагает сделать оформление банкротства бесплатным для должника.

Банкротом стал, но должен кредиторам

Списание долгов – главная цель, о которой мечтают все должники, когда идут на банкротство. Освобождение от финансовых обязательств для банкрота – приятное завершение испытаний. Ради этого люди готовы платить и ждать. В числе неприятных приложений к несостоятельности – ограничение выезда должника за границу, запрет заниматься предпринимательством и руководить коммерческими организациями, а также обязанность в течение пяти лет уведомлять банки о своём финансовом статусе.

Почти на три года затянулось дело о банкротстве иркутянина Руслана Кононкова. В арбитражный суд на него подал человек, с которым Руслан не расплатился за подготовку проекта. Разбирательство затянулось, поскольку должник не торопился давать суду информацию о своём имуществе. Не рассказал об автомобиле «Мицубиси» и о том, где находится транспортное средство. Управляющий подал запрос в ГИБДД и узнал об автомобиле, который принадлежал Кононкову. Правда, разыскивать машину пришлось через судебных приставов. Нашли спустя год.

Управляющий также выяснил, что Руслан, как только узнал, что кредитор намерен судиться, переписал квартиру в Иркутске площадью 62 «квадрата» и участок в шесть «соток» в деревне Смоленщина на своего сына. Но арбитражник не смог оспорить договоры дарения: суд не принял доводы о недобросовестности сторон. На время отчуждения имущества на счетах должника было достаточно денег, чтобы рассчитаться с долгом.

Но ещё одного аргумента в паре с историей про розыск автомобиля оказалось достаточно для того, чтобы оставить Руслана с долгами. В числе его кредиторов оказался банк. Специалисты припомнили, что Кононков подал поддельную справку, якобы его доходы варьируются от 80 до 130 тысяч рублей. Хотя в действительности у Руслана официальных заработков не было. В итоге банкротом он стал, но своим кредиторам остался должен.

Игорь Льгов рассказал о своём должнике, который во время оформления банкротства, чтобы не отдавать участок, передал его поровну сыну и дочери. Финансовый управляющий оспорил сделку, имущество вернули в конкурсную массу и продали. Так должник рассчитался за свой поступок – ему не списали долги.

Ещё один должник из Улан-Удэ, как рассказал Игорь Льгов, оформил соглашение о выплате алиментов маме. Из своей зарплаты в 100 тысяч рублей он якобы около 80 тысяч выплачивает маме. Человек посчитал это хорошим способом защитить себя от требований банка. «Если должник хочет завершить процедуру банкротства, он должен поговорить со своей мамой. 80% от зарплаты – это много. Нужно пересмотреть условия соглашения. Если договориться не получится, вряд ли суд спишет этому человеку долг», – отмечает управляющий.

Сейчас многие воспринимают банкротство как освобождение от долгов. Есть и другая сторона: когда человек переживает все негативные моменты процедуры, но это не избавляет его от долговых обязательств.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector