издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Воздушная тревога

Регион не выполнил указ президента о развитии иркутского аэропорта

Иркутский аэропорт превратился для регионального правительства в тот чемодан, который и нести тяжело, и бросить нельзя. А теперь ещё нужно срочно решить, что с ним делать дальше, пока ручка совсем не оторвалась. Депутаты Законодательного Собрания на комиссии по контрольной деятельности высказали соображение, что в таком случае можно сдать его назад в «камеру хранения», то есть в федеральную собственность. Но потом решили всё-таки ещё подождать и не раскачивать лодку.

 

Указ президента «О повышении эффективности авиатранспортного сообщения в Иркутской области», подписанный в декабре 2014 года, не выполнен от слова «совсем». Такой вердикт вынесла на прошлой неделе специальная комиссия Законодательного Собрания, на этом завершив свою работу. Теперь правительству региона на октябрьской сессии предстоит отчитаться перед депутатами, что сделано для того, чтобы вывести авиаузел из затянувшегося пике.

Судя по всему, сделать это будет непросто. С одной стороны, «горит под ногами» взлётно-посадочная полоса, которая уже сейчас находится в четвёртой стадии износа и требует вложений в размере 10 млрд рублей, а денег таких нет. А с другой – указ президента тоже выполнять надо. Ведь главе государства не покажешь могильный камень, заложенный в основание нашего всё ещё не построенного терминала. Такие штуки можно проделывать только с населением в период избирательной кампании, да и то один раз в политической жизни. Похоже, сейчас у правительства нет ответов на эти вызовы. А время, отпущенное на исполнение указа, подходит к концу.

Ни в чём не виноваты

К 2020 году регион должен увеличить пассажиропоток до 3 млн человек в год, обеспечить реконструкцию и техническое перевооружение действующего аэропорта и начать строительство нового авиаузла. Депутатская комиссия разбиралась, что из этого сделано, и в итоге вынесла вердикт: не сделано ничего. Регион исключён из федеральной целевой программы и лишён федерального софинансирования на строительство нового аэропорта в объёме 23 млрд рублей, решением ФАС отменено соглашение по строительству нового терминала.

Работа комиссии продолжалась три месяца, а короткие выводы были озвучены буквально за пять минут. В их основу легли сведения, полученные во время проверки Контрольно-счётной палаты, материалы расследования специальной комиссии ФАС, переписка правительства с Минтрансом РФ. Но тут выяснилось, что не все депутаты с результатами расследования согласны. Против выступили коммунисты – сын губернатора Андрей Левченко и экс-руководитель пресс-службы центрального аппарата КПРФ Андрей Андреев, десантированный в наш регион во время последних выборов в ЗС.

– Это было ваше частное мнение? Или что это? – обратился Левченко к председателю комиссии по контрольной деятельности Николаю Труфанову, который озвучивал итоги расследования. – Вы тут констатируете, что указ не исполнен, я хочу высказать другое мнение.

После этого Левченко продемонстрировал личностный рост и успехи, достигнутые в искусстве передёргивания фактов. А также глубокую погружённость в аэропортовую проблематику. Он подчеркнул, что в указе президента всего три пункта, которые относятся к деятельности правительства региона. Первый пункт – увеличение пассажиропотока до 3 млн человек в год. Фактически он вырос с 1,7 млн в 2015 году до 2,2 млн в 2018 году. Эксперты утверждают, что за оставшиеся четыре месяца до 3 млн человек поток не вырастет. Честно говоря, ему и расти некуда, это знает каждый, кто прилетал в Иркутск из-за границы. Родина встречает иркутян гигантскими очередями и духотой в залах прилёта. Но Андрей Левченко был непреклонен: 2020 год ещё не наступил, значит, нельзя констатировать, что показатель не достигнут.

Примерно то же самое у него получилось и с другими пунктами. Например, указ требует вложений в реконструкцию объектов действующего аэропорта, в том числе аэродромной инфраструктуры, в объёме не менее 1,1 млрд рублей. «С 2014 года сумма вложений за счёт средств самого аэропорта составила 1,3 миллиарда рублей, – констатировал Андрей Левченко. – Таким образом, обязательства по реконструкции и строительству объектов действующего аэропорта выполнены». Тот факт, что аэропортовая инфраструктура стареет и требует инвестиций в объёме 10 млрд рублей, конечно, не считается.

Немного сложнее оказалось с исключением Иркутской области из ФЦП, ведь потерять 23 млрд очень обидно.

 

Но Андрей Левченко подчеркнул: в этом виноваты обстоятельства непреодолимой силы, а не правительство региона. Федеральная программа прекратила своё существование, и вместе с Иркутской областью из неё были исключены и другие регионы. Таким образом, правительство области никак нельзя обвинять в неисполнении указа главы государства. Если подумать как следует, он почти исполнен.

«Давайте ФАС претензии предъявим»

А вот решение ФАС, по версии Левченко, к делу вообще не относится, потому что президент не давал прямого указания построить новый терминал, а использовал более общие фразы. В апреле было расторгнуто соглашение о строительстве нового терминала иркутского аэропорта. Комиссия ФАС установила, что губернатор и правительство Иркутской области, а также частные структуры – АО «Рампорт Аэро», ООО «Аеон», ОАО «Новапорт», ООО «Система управления», ООО «Терминал Иркутск», ООО «Новапорт Холдинг», ОАО «Аэропорт Толмачёво» – нарушили антимонопольное законодательство. Проще говоря, правительство и губернатор выбрали именно этих, а не других частных инвесторов для строительства нового терминала без объявления конкурса, в результате закрытых переговоров. По закону так делать нельзя.

– Честно говоря, я удивляюсь относительно того, что вы говорите о ФАС, – заявил Левченко и рассказал о своём понимании российского законодательства. Фактически, публично признался, что его исполнение считает необязательным. – Сюда приходит инвестор – «Рампорт безопасность», это структура Ростеха. Говорит: «Мы хотим вложить свои деньги в строительство нового терминала». Но заявляется компания из Великобритании, подаёт иск в суд, пишет обращение в ФАС. В итоге ФАС нам перекрывает кислород, стройка остановлена. Я считаю, губернатору спасибо надо сказать, что такого хорошего инвестора привлёк. Но вместо этого мы начинаем подыгрывать тем силам, которые тормозят строительство терминала. Я против такого подхода. Давайте мы лучше ФАС свои претензии предъявим и поможем в суде её решение отменить.

Почему губернатор не захотел всё сделать по закону и объявить конкурс, Андрей Левченко не пояснил. Судя по всему, для такого инвестора, как «Рампорт безопасность», не составило бы труда победить в открытой и честной борьбе. А ведь губернатора несколько раз предупреждали, что заключение соглашения без конкурса недопустимо. Об этом говорилось на сессиях ЗС, антимонопольная служба делала публичные заявления, выдавала предписания.

Как справедливо заметил спикер ЗС Сергей Сокол, во всех остальных регионах действует то же самое антимонопольное законодательство, однако все проводят конкурсы и свои объекты строят. И лишь в Иркутской области ФАС пытаются выставить инструментом манипуляций неких тёмных сил. Однако позиция эта выглядит непродуктивной, потому что никак не помогает приступить к строительству терминала.

– Это уже смешно становится, – взяла слово председатель комитета по бюджету ЗС Наталья Дикусарова. – Мне кажется, вам родственные связи мешают исполнять полномочия депутата Законодательного Собрания. Вы действительно выступаете как представитель правительства. Причём вы же специалист широкого профиля. На прошлой сессии вы одним решением зарубили решение по налоговым льготам, по другим преференциям для жителей подтопленных территорий. Теперь выступаете как специалист по аэропортам, и это радует, конечно.

Тут Наталья Дикусарова попала в точку, потому что есть основания полагать, что Андрей Левченко погружён в проблемы аэропорта гораздо глубже, чем остальные его коллеги. Причём этой темой он занимался не как депутат Законодательного Собрания. Например, в отчёте ФАС приводятся выдержки из его переписки с инвесторами, где он выступает от правительства области. Из фрагментов непонятно, какими именно полномочиями был наделён сын губернатора во время переговоров, но ясно другое – стороны договорились вести переписку напрямую, в обход установленных для правительственной корреспонденции официальных регламентов. Так что исполнять обязанности депутата Левченко и впрямь трудно. Ведь народный избранник выполняет контролирующие функции. Получается, Андрей Левченко контролирует самого себя?

Наталья Дикусарова заметила, что федеральная целевая программа тоже не растворилась в воздухе, а трансформировалась.

– Почему-то на основании альтернативной программы «Гражданская авиация» другие аэропорты строятся и сдаются, а нас там нет, – отметила Дикусарова. – Не вводите никого в заблуждение. На прямые вопросы есть прямые ответы. Ничего не было сделано, а все претензии теперь к ФАС. Но решение антимонопольной службы никуда не денешь, оно есть, и это просто констатация фактов. Не вижу в заключении комиссии ничего не соответствующего действительности.

Николай Труфанов добавил, что есть и официальная переписка с федеральным Минтрансом. Например, 21 июня 2017 года заместитель министра транспорта РФ В. Окулов в письме № 130-24/8906 сообщал: «Обязательства Российской Федерации, предусмотренные Указом и Распоряжением, исполнены в полном объёме. Обязательства правительства Иркутской области до настоящего времени не исполнены. Вышеуказанные обстоятельства противоречат механизму реализации программы «Гражданская авиация» и не позволяют начать реализацию объекта. С учётом изложенного,  а также  в связи с ограниченными возможностями бюджета Росавиацией и Минтрансом подготовлены  предложения по исключению объекта из программы. Предлагаем вернуться к указанному вопросу после 2022 года только при условии выполнения правительством Иркутской области своих обязательств».

Минтранс РФ письмом от 19 декабря 2017 года также сообщал правительству, что полагает возможным рассмотреть вопрос актуализации параметров соглашения. До настоящего времени ответа от правительства Иркутской области не поступало. Однако «без выполнения правительством Иркутской области своих обязательств и направления в Минтранс соответствующих документов не представляется возможным включение мероприятия в программу», – говорится в письме. Таким образом, если верить официальным документам, федеральный центр готов работать с регионом. Если верить депутатам фракции КПРФ – нас нигде не хотят видеть.

Кстати, когда ФАС возбудила дело по подозрению губернатора в нарушении антимонопольного законодательства, он сделал сильный ход. 20 ноября 2018 года его представители передали в надзорный орган ходатайство о прекращении в отношении Сергея Левченко производства по делу с блестящей мотивировкой, заслуживающей отдельного внимания. «Губернатор Иркутской области не является органом государственной власти и, соответственно, не может являться участником антиконкурентного соглашения», – говорилось в документе. Комиссии пришлось долго доказывать Сергею Георгиевичу, что он всё-таки власть в этой области. Кстати, интересно было бы услышать его собственную версию: кто такой губернатор, если он не орган власти?

«Если нужно, они вступят в пионеры»

Что касается нынешней деятельности аэропорта, она тоже вызывает массу вопросов, что вскрыла проверка КСП. Получается, что самому предприятию гораздо выгоднее находиться в федеральной собственности. Это как минимум гарантирует получение федерального финансирования на ремонт и реконструкцию аэропортовой инфраструктуры. Теперь всё нужно делать за свой счёт. К тому же подорожала аренда. После реконструкции арендная плата для аэропорта выросла с 35,6 млн до 49,4 млн рублей в год, или на 38,8%. «В случае его нахождения в федеральной собственности плата составила бы 22,5 миллиона рублей», – отмечается в отчёте КСП.

Но больше всего эмоций вызвала благотворительная деятельность аэропорта, имевшая партийную окраску. Например, аэропорт спонсировал выборные кампании членов КПРФ, а также выделил 4,5 млн рублей Фонду развития Приангарья, который возглавляет руководитель протокола губернатора Иркутской области, член бюро обкома КПРФ Андрей Куперт. На средства аэропорта пионеров области отправили в турпоездку во Вьетнам.

– Дети-инвалиды в Тулуне очень нуждаются в санаторно-курортном лечении, – обратилась к Андрею Левченко руководитель фракции «Справедливая Россия» Лариса Егорова. – Обратитесь, пожалуйста, в аэропорт, и пускай он окажет помощь этим детям тоже. Если для этого надо вступить в пионеры, они, наверное, вступят.

Депутат Александр Гаськов предложил вернуть аэропорт в федеральную собственность – хоть целиком, хоть частями. Раз уж регион самостоятельно не справляется с его содержанием и развитием. Но остальные народные избранники сочли вопрос скорее риторическим, поскольку он выходит за пределы депутатских полномочий. Такие решения находятся в компетенции правительства.

Предложенную комиссией резолюцию всё-таки приняли, хотя депутаты от КПРФ приложили максимум усилий, чтобы это не было сделано. Отбить коммунистам удалось лишь пункт об увеличении пассажиропотока. Депутаты не стали констатировать, что он не выполнен, а просто отразили текущую динамику. И рекомендовали начать работать над выполнением указа.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector