издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Что не написано пером…

Обещания высокого заработка так и остались обещаниями

Трудовые споры, в частности по заработной плате, составляют немалый объём судебной практики. Причём в большинстве случаев суды становятся на сторону работников. Но, отстаивая свои права, нужно помнить, что трудовые отношения на новом месте работы следует правильно оформить. Базовым документом является трудовой договор. В ст. 135 Трудового кодекса РФ сказано, что заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующей у данного работодателя системой оплаты труда. Это касается доплат, надбавок, поощрительных выплат, что, в принципе, не должно составлять тайну.

Если в договоре прописана лишь минимальная ставка, а устно оговаривается сумма, которая будет выплачиваться «в конверте», есть очень серьёзный повод насторожиться. Соглашаясь на такие условия, можно попасть в «рабские» трудовые отношения и не рассчитывать в будущем на достойную пенсию. При обращении в суд всегда нужно иметь в виду, что закон придаёт юридическое значение именно официальной заработной плате, подкреплённой документами. Все остальные обещания «великолепного» заработка могут повиснуть в воздухе.

Когда б имел златые горы

Жестоко разочаровался на новой работе Сергей Томилин (здесь и далее фамилии изменены). В ООО «Технотранс» его взяли мастером участка. Финансовый директор обещал очень даже приличную по меркам Иркутска зарплату – 100 тысяч рублей в месяц, что новичка вполне устраивало. Трудовой договор с ним был подписан в июле прошлого года. Но уже осенью работодатель захотел расторгнуть трудовые отношения. Несостоявшийся мастер участка посчитал, что с ним поступили несправедливо. Это гражданское дело по иску Томилина к фирме, которая, как он считал, обманула его, рассматривал Свердловский районный суд Иркутска.

Документом, имеющим для истца юридическую силу, стал трудовой договор. Там имеется подпись работника, но ни о какой сумме с двумя нолями речь не идёт. Прописано, что заработная плата состоит из должностного оклада в размере 11 250 рублей, районного коэффициента и надбавки за непрерывный стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Итого – 18 тысяч рублей. Кстати, свидетели со стороны Томилина, с кем он вместе работал, вообще были удивлены, что истец поверил в такую байку.

Проанализировав представленные документы, суд установил, что на ответчике лежит обязанность выплатить истцу задолженность по зарплате за два месяца, исходя из условий подписанного договора. Это чуть более 25 тысяч рублей. Ещё около двух тысяч ответчику надлежит выплатить за задержку причитающихся выплат. И столько же – в виде компенсации морального вреда.

Побывал менеджером

Положительных эмоций ждал от своей работы и Алексей Кротов, устроившись менеджером по продажам в ООО «БабрСнб38». На собеседовании ему была гарантирована зарплата в размере 25 тысяч рублей плюс один процент от стоимости заключённых сделок. Но в письменном виде трудовой договор оформлен не был. Он пытался поговорить об этом с руководителем, тот адресовал его в бухгалтерию. «Это не в нашей компетенции», – ответили там. Ещё один момент: трудовая книжка Кротова находилась у прежнего работодателя. Он смог продержаться на работе лишь около двух месяцев и обещанной полноценной получки так и не дождался. Однажды не вышел на работу «по причине отсутствия средств к существованию». Начальству такой демарш не понравился, работника уволили за прогул. Как подсчитал Кротов, ему недоплатили без малого 60 тысяч рублей. Поняв, что у работодателя ничего не добиться, бывший менеджер обратился в Свердловский районный суд Иркутска.

Во время судебного разбирательства представитель ответчика из вышеназванной фирмы был удивлён притязаниями истца, уверяя, что менеджер был взят на оклад 9 тысяч рублей. Причём сюда же входили северная надбавка и районный коэффициент. С таким принципом формирования и без того небольшой зарплаты суд не согласился, ведь ч. 4 ст.129 Трудового кодекса РФ устанавливает, что оклад – это фиксированный размер оплаты труда без учёта компенсационных, стимулирующих и социальных выплат. Поскольку Кротов имеет право на северную надбавку и районный коэффициент, его месячное жалование составляет не 9 тысяч рублей, а 14,4 тысячи.

Есть в этой истории и детективная составляющая, которая касается подписи работника в платёжной ведомости. Кротов точно помнит, что сумму 6388 рублей он не получал и за неё не расписывался. Откуда же тогда взялась его подпись в документе? Суд посчитал, что это юридически значимый вопрос. По ходатайству истца была назначена почерковедческая экспертиза. Вывод сделан однозначный: подпись Кротова скопирована с помощью компьютерных технологий, что сделать сегодня не так уж и сложно.

После оценки представленных документов суд пришёл к выводу, что размер задолженности истцу по заработной плате составляет 11 тысяч 257 рублей. Ещё 4 тысячи ему положено в качестве компенсации за задержку причитающихся выплат и моральный вред. Вот так человек, «сходив в менеджеры», получил для себя урок: на «песке» одних только устных договорённостей с работодателем, не подкреплённых трудовым договором, всё обстоит зыбко.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector