издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Лишние» люди из Кыцигировки

В деревне Кыцигировка под Иркутском живёт диаспора езидов, беженцев из Армении. В Сибирь они приехали в 1990-х годах да так и остались. Держат скотину, торгуют мясом, сажают огороды. Короче, живут, как все, и от коренных сибиряков отличаются только тем, что держат много скота. А ещё – абсолютным бесправием. Несмотря на то что некоторые из них родились, выросли, а теперь родили собственных детей в нашей стране, паспорта им не положены, получить российское гражданство они не могут.

Хайлаз Сафоян до сих пор бережно хранит вместе с другими бумагами российский паспорт умершего мужа. Для неё это не просто память о близком человеке. По её мнению, это доказательство того, что она имеет право на российское гражданство. Пока муж был жив, его жена могла оформить гражданство. Однако постоянно откладывала это хлопотное дело. Только собрали все справки, мужа не стало.

– Когда Афо умер, я пришла оформлять документы, – говорит Хайлаз. – А мне сказали: «Пока был жив, он был тебе мужем. А теперь он тебе никто».

Из Армении супруги приехали в 1999 году. Бежали не от хорошей жизни. На Родине было неспокойно после обострения Карабахского конфликта. Армения и Азербайджан порвали всякие связи. Приграничная деревушка, где жили Сафояны, оказалась в изоляции. Собрали детей и поехали куда глаза глядят. Так и оказались в далёком Иркутске. Сначала снимали квартиру в городе, потом купили небольшой дом в Кыцигировке.

С тех пор прошло больше 20 лет. Когда приехали в Иркутск, младший сын Нвер был шестилетним малышом. Сегодня ему 27 лет, он сам уже отец семейства. Нвер, его жена и двое детей живут вместе с Хайлаз в отцовском доме. Никто из них не имеет российского гражданства. У Нвера нет даже армянского паспорта, потому что связь с родиной предков он давно потерял. Поэтому Нвер живёт на полулегальном положении, по возможности избегая встречаться с полицией – боится проверки документов. За отсутствие паспорта его уже много раз штрафовали. Но больше всего Нвер боится, что его совсем выдворят из страны, а у него здесь мать, жена и двое маленьких детей, для которых он единственный кормилец.

Поклоняются павлину и Николаю Чудотворцу

Обычно, когда у езидов проверяют документы, они представляются армянами. Так у представителей власти возникает меньше вопросов. На самом деле езиды – совершенно отдельный народ. Считается, что вышли они из Мессопотамии. Сейчас общины езидов проживают на севере Ирака, где находится их главная святыня – храм Лалеш.

В доме Сафоянов напротив входа висит изображение павлина, а над входной дверью – икона Николая Чудотворца. Езиды с незапамятных времён поклоняются павлину Малак-Тавусу, который олицетворяет прекрасного ангела. А ещё – солнцу. Основные заповеди езидизма не отличаются от привычных нам: не убий, не укради, не пожелай жены ближнего своего. Кроме того, им нельзя носить синюю одежду, потому что это божественный цвет, и заключать браки с иноверцами.

Всё это не мешает езидам ходить в христианские церкви и держать дома иконы православных святых. А вот с мусульманами у них сложные и трагические отношения. Те всегда считали езидов язычниками и дьяволопоклонниками, за что регулярно подвергали гонениям. Именно поэтому езиды не живут в мусульманских странах.

Домашним языком в семье Хайлаз остаётся езидский. На нём говорят родители со своими детьми.

– Некоторые молодые люди между собой говорят на русском, им так удобнее, – сетует Хайлаз. – Но, если мы такое слышим, всегда спрашиваем у родителей, почему они не следят за тем, чтобы дети говорили на родном языке.

Старшей внучке Хайлаз, Инессе, два года, и девочка бойко лепечет, мешая езидские и русские слова.

– Сейчас она говорит на своём, детском языке, – говорит её мама Хана. – Но скоро начнёт разговаривать сразу на двух языках.

«Когда мне не надо будет бояться»

Хана вышла замуж за Нвера Сафояна несколько лет назад. Будущий муж высмотрел девушку на свадьбе общих знакомых и через неделю приехал свататься к её отцу. Для Ханы это было полной неожиданностью. До тех пор она со своим будущим мужем не была даже знакома. Замуж выходить не планировала, едва успела закончить школу и училась «на парикмахера».

– При разговоре мужчин я не присутствовала, – рассказывает Хана. – Когда за будущим мужем закрылась дверь, отец зашёл в мою комнату и сказал, что дал согласие на наш брак.

После этого Нвер и Хана начали встречаться и через год сыграли свадьбу. Если бы невеста и жених «не сошлись характерами», помолвку можно было бы расторгнуть. Хана уверена, что отец не стал бы выдавать её замуж насильно. Но бывает по-разному.

Хана переехала к мужу и свекрови в Кыцигировку, где они живут одной большой дружной семьёй. Хана не ведёт страницы в соцсетях, не выкладывает в Интернет свои фотографии и не выходит из дома одна. Её сопровождают либо старшая родственница, либо муж. Точно так же поступают остальные молодые женщины в общине, и эти правила не становятся предметом для конфликтов. Главная проблема в жизни молодой езидки – это отсутствие российских паспортов у неё самой, у мужа и у свекрови.

Хана родилась в Армении, с двух лет живёт в Иркутской области. Сейчас её основной документ – вид на жительство. Сотрудники миграционной службы говорят, что его можно продлевать бесконечно, и это единственное утешение для женщины. Чтобы её дети смогли получить гражданство, пришлось солгать государству и записать их на родственника с российским паспортом. Через некоторое время Хана сможет получить гражданство через детей.

У Нвера всё гораздо сложнее. У него вообще нет никаких документов, кроме армянского свидетельства о рождении и аттестата. Мужчину с яркой восточной внешностью часто останавливают полицейские и просят предъявить документы. Потом задерживают на сутки и отпускают, выписав штраф. Нвер старается не попадаться полицейским на глаза, учится «сливаться с ландшафтом». Впрочем, ему это плохо удаётся, и в тумбочке, где хранятся документы, рядом с отцовским паспортом растёт стопка протоколов о задержаниях и квитанций об уплате штрафов.

Есть одно судебное решение – по делу, возбуждённому из-за незаконного пребывания Нвера на территории страны. Судья не увидела выхода из сложившейся ситуации. Законных оснований находиться на территории страны у мужчины нет, но и выдворять его не стали. Суд ограничился назначением штрафа.

– Даже не знаю, наступит ли такое время, когда мне не надо будет всё время бояться и прятаться, – говорит Нвер.

Официальные органы предлагают Нверу единственный путь – ехать в Армению и оформлять гражданство этой страны, а потом возвращаться в Россию в статусе трудового мигранта. Со временем можно будет получить разрешение на временное проживание (ВРП) и вид на жительство. Проблема в том, что, едва попав в Армению, молодой мужчина прежде всего окажется в армии, где два года будет отдавать долг вновь обретённой Родине. А он хотел бы служить в России. Кто в это время будет кормить его семью – вопрос риторический.

Усы, лапы и хвост – вот мои документы

У двоюродного брата Нвера Саргиса, который живёт с семьёй на соседней улице, схожая ситуация. Все его документы – армянское свидетельство о рождении и школьный аттестат. Конечно, не «усы, лапы и хвост», но близко к тому.

При этом в Россию он приехал восьмимесячным младенцем вместе с родителями и никогда из страны не выезжал. Из-за отсутствия паспорта мужчина не может продолжить образование и легально устроиться на работу.

В позапрошлом году у грудного сына Саргиса обнаружили злокачественную опухоль. Без документов лечить бесплатно его не могли. Малыша приняли в больницу при условии, что родители оформят ему полис ОМС. Семь месяцев жена Саргиса Майя и сын Андроник провели в онкогематологии. Когда их выписали, семья забила двух коров, чтобы купить билеты в Армению. Майя отправилась оформлять гражданство исторической родины.

Уже на границе таможенники сообщили женщине, что она несколько лет проходит по базам как депортированная и, если сейчас покинет страну, может уже не вернуться. К счастью, оказалось, что пятилетний срок депортации заканчивается через два месяца. Только благодаря этому обстоятельству Майя смогла достаточно быстро вернуться к тяжело больному сыну с паспортом на руках.

Почему она оказалась депортированной, Майя точно не знает. Только потом женщина вспомнила, что у её дяди был конфликт с местными в той деревне, где раньше жила их семья. Кто-то написал жалобу, что езиды живут без документов.

– Это было пять лет назад, – рассказывает Майя. – Меня, маму и брата пригласили в суд. Нас оштрафовали на две тысячи рублей и отпустили. Я подозреваю, что это как-то может быть связано с депортацией. Мы постоянно живём в страхе. Бояться приходится не только полиции, но даже соседей.

Когда заболел Андроник, Майя билась во все двери – к губернатору, в приёмную «Единой России», к уполномоченному по правам человека, в УФМС. Кстати, именно сотрудники миграционной службы «чисто по-человечески» дали ей единственный полезный совет: оформлять отцовство на любого гражданина России, чтобы через него мальчик получил гражданство и вожделенный полис ОМС. В итоге так и пришлось делать.

– Мне сказали: «Спасай ребёнка! Сейчас это главное», – вспоминает Майя. – Они мне, правда, очень сочувствовали, но помочь больше ничем не могли. Хорошие люди, до сих пор меня помнят и, когда я прихожу, спрашивают, как Андроник себя чувствует.

Двухлетний Андроник до сих пор проходит курсы химиотерапии. Но сейчас ему уже лучше, и врачи обещают, что всё будет хорошо. Вот только Майя по закону – трудовой мигрант и, значит, должна работать и платить налоги. Неважно, что на руках у неё больной двухлетний малыш, который требует постоянного ухода. В Кыцигировке, где живёт семья, невозможно найти работу. Но миграционная служба требует предоставить справку об официальном трудоустройстве, следовательно, её придётся где-то «доставать». В противном случае Майе снова грозит выдворение из страны.

Пока могут терпеть – терпят

Старшая дочь Хайлаз, Каринэ, уже пять лет живёт с онкологическим заболеванием. Её невозможно «записать на любого гражданина России», чтобы она получила паспорт и полис. Поэтому женщина лечится в государственном онкодиспансере за деньги. Это очень дорого, но другого выхода у семьи нет. Диагностика, лекарства, консультации уже «съели» полмиллиона рублей. Муж в одиночку не смог бы вытянуть дорогое лечение, но помогают родственники. Врачи говорят, что самое страшное уже позади.

Сейчас Каринэ мучает боль в суставе. На обследование ушло пять тысяч рублей. Теперь нужна госпитализация, но женщина не спешит отдаться на милость эскулапам. Сутки пребывания в стационаре обойдутся ей в три тысячи рублей. Поэтому женщина терпит, пока может терпеть.

– Многие из наших родственников и знакомых получили российские паспорта, – говорит Каринэ. – В Тулу уехали – получили, в Москве тоже. Почему им дали, а нам не дают? Мы приехали в Россию 20 лет назад, но нам почему-то гражданство не положено. Конечно, мы обижаемся.

Кстати, всех троих детей Каринэ рожала платно. С этой проблемой сталкиваются многие езидки. Хайлаз рассказывает, что невестку не принимали в роддом, пока родственники не привезли деньги. Между тем по закону в экстренном случае человеку не могут отказать в медицинской помощи, а роды – как раз такой случай.

На «горячей линии» Минздрава разные операторы дали нам два разных ответа. Первый сотрудник заявил, что врач вправе отказать в помощи человеку, не имеющему медицинского полиса и не оплатившему услугу. Другой оператор уверенно объяснил: если женщина уже рожает, не принять её врачи не имеют права. Ей окажут экстренную помощь. Но вот дальнейшее пребывание в палате будет уже платным.

Украсть невесту

Средняя дочь Хайлаз, Эрикназ, считается в семье самой решительной. За боевой характер даже получила прозвище «наш боевик». Как-то раз она даже помогла двоюродному брату украсть невесту. Молодой человек посватался, но получил отказ от отца возлюбленной и сильно горевал. Тогда на помощь пришла Эрикназ.

Она разработала хитрый план «операции». Будучи знакомой с девушкой мечты своего брата, она пришла к ней «на чай», а потом попросила проводить.

– У подъезда нас ждали брат с друзьями, – рассказывает Эрикназ об этой истории, преподнося её как забавное приключение. – Когда мы вышли, невесту просто посадили в машину и увезли. Сначала она сопротивлялась, но потом согласилась выйти замуж. Сейчас прекрасно живут, трое детей у них.

О том, что национальный обычай вступает в противоречие с российским законодательством, Эрикназ, наверное, не думала. Кстати, её старшую сестру 16 лет назад тоже украли. Родители не стали препятствовать, сыграли свадьбу. При желании можно призвать на помощь полицию и вернуть девушку в семью. Однако обычно такие ситуации стараются решить самостоятельно, не вынося сор из избы.

Лёгкое отношение к жизни и боевой характер не слишком помогли Эрикназ, когда она сама оказалась в беде. Правда, это не было связано с личной жизнью. В прошлом году она была задержана сотрудниками миграционной службы в Кемерове и попала в изолятор для лиц, имеющих проблемы с документами. По словам молодой женщины, всю ночь ей пришлось просидеть на бетонной скамье. В туалет выводили только по просьбе. Поскольку Эрикназ задержали в пятницу, в изоляторе ей пришлось провести все выходные.

– Нам приносили какую-то еду, но я совсем не могла есть, – говорит Эрикназ. – Только воду пила. В понедельник судья назначил штраф, и меня отпустили.

Родные в ужасе слушали, как бесстрашная и неунывающая Эрикназ плачет в телефонную трубку и просит забрать её домой. На выручку сестре поехал Нвер, и даже отсутствие документов не могло его остановить. Передвигаться пришлось единственным доступным способом – на автомобиле, на пассажирском сиденье.

Позже выяснилось, что в изоляторе Эрикназ оказалась из-за ошибки сотрудника миграционной службы. Женщина съездила в Армению и оформила гражданство этой страны. Однако на границе её документы неправильно заполнили и в миграционной карте в имени вместо «Э» написали «Е». Ошибку заметили только в Иркутске. Сотрудники УФМС сказали, что пересечение границы с Арменией считается недействительным и нужно снова пересечь границу, чтобы корректно заполнить документ.

Эрикназ на машине отправилась пересекать границу с Казахстаном. В Кемерове женщина попала под проверку документов, и никакие оправдания не помогли. Зато ей объяснили, что букву в имени можно было заменить в Иркутске.

Пишите письма

Хайлаз говорит, что единственная её мечта – чтобы у детей и внуков были российские паспорта. Судьба детей тревожит её сильнее, чем отсутствие права на собственную пенсию, инвалидность и даже полис ОМС.

За последние годы кто только не пытался помочь езидам – начиная с общественников и частных адвокатов и заканчивая уполномоченным по правам человека. Были вынесены отдельные судебные решения, по которым люди в самом деле получили гражданство. Однако каждый раз это были частные случаи, не повлиявшие на ситуацию в целом. Решить проблему на уровне региона оказалось невозможно.

Между тем в других регионах имеется успешный опыт. Адвокат правозащитного центра «Мемориал» Марина Дубровина рассказала, что сотрудникам центра пришлось около десяти лет бороться за права езидов, которые переселились из Армении в Краснодарский край от последствий страшного землетрясения в Спитаке. В итоге правозащитникам удалось сломать систему и сотни езидов получили российское гражданство.

По мнению адвоката, езиды из Кыцигировки могут претендовать на российское гражданство как экономические беженцы. Они уезжали от изоляции, которая возникла после войны между Арменией и Азербайджаном. При этом езиды не могут жить на мусульманской территории, поскольку представители этой религии считают их «неверными» и притесняют. Марина Дубровина порекомендовала подготовить обращение в Миграционное управление МВД России и попросить для этой народности отдельную квоту на оформление гражданства.

Езиды обещали начать сбор подписей под обращением. Впрочем, не факт, что они доведут это дело до конца. Многие из них просто не верят, что официальный путь может привести к успеху. Таких семей, как Сафояны, в Кыцигировке и соседних деревнях десятки. А по всей области наберётся ещё больше. И в каждой семье есть тумбочка, в которой хранится стопка «отказов» и отписок из самых разных ведомств. Поэтому матери просто оформляют своих детей на родственников и знакомых, имеющих российские паспорта. Через детей получают гражданство сами, затем выходят замуж за своих собственных мужей и таким образом легализуют их положение.

Вот только это небыстрый путь, связанный со многими издержками и обманом государства. Но найти другое решение проблемы люди не могут. Интересно, что российские окраины пустеют, в деревнях давно регистрируется стойкая отрицательная миграция. Разрабатываются самые разные программы, стимулирующие рождаемость и призывающие возвращаться на родину соотечественников из-за рубежа.

В Кыцигировке живут люди, которые 20 лет мечтают о российских паспортах. Многие из них рождены в России, все они отлично знают русский язык и успешно ассимилируют с местным населением. Они сохраняют традиционный уклад жизни, в их семьях рождается по трое детей и больше. Они готовы заниматься сельским хозяйством там, где им никто не хочет заниматься. Мужчины хотят проходить военную службу в рядах Российских Вооружённых сил, потому что с рождения считают Россию своей родиной. Но Россия почему-то никак не хочет признать их своими.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector