издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ложно понятое чувство долга»

Иркутский областной суд вынес приговор убийцам предпринимателей-нелегалов

Год назад, накануне 2019-го, в лесном массиве, прилегающем к садоводствам «Берёзка-2» и «Фотон», оперативно-следственная бригада обнаружила с помощью землеройной техники яму с телами двух мужчин. Их шеи были стянуты полимерными петлями. В убитых признали граждан Республики Узбекистан Собира и Бахтиёра, пропавших без вести в июне 2018 года. В Иркутске они занимались строительными и отделочными работами, имели собственную бригаду. Зато, как выяснилось, не имели регистрации, проживая на территории РФ нелегально.

Суд присяжных заседателей установил причастность к исчезновению и убийству нелегалов четверых иркутян, никогда прежде не привлекавшихся к уголовной ответственности. Они оказались «белыми воротничками» – далёкими от криминальных кругов людьми с дипломами о высшем образовании и отличными характеристиками с мест учёбы, работы, армейской службы.

«Спасательная» команда

К самому большому сроку – 13 годам колонии строгого режима – Иркутский областной суд приговорил 27-летнего Эркинжона Рахмонова. Коллегия присяжных заседателей признала его виновным не только в незаконном лишении соплеменников свободы, но и в убийстве одного из них. Рядом с Эркинжоном, успевшим окончить вуз и обзавестись семьёй, в которой подрастают два сына, на скамье подсудимых сидел его младший брат – 24-летний Алишер. Студенту 4 курса Байкальского государственного университета, пока неженатому, придётся отложить учёбу на 3 года 1 месяц – на такой срок по приговору областного суда он отправится в исправительное учреждение общего режима за пособничество в незаконном лишении свободы граждан Республики Узбекистан.

В материалах уголовного дела имеются положительные характеристики на братьев Рахмоновых не только по месту жительства и прохождения срочной службы в Вооружённых Силах России, но и из многочисленных общественных организаций: Федерации дзюдо и самбо, Благотворительного фонда помощи нуждающимся гражданам, Узбекского национально-культурного центра «Наше Отечество». Скорее всего, эти бумаги появились в уголовном деле не столько из-за выдающихся заслуг самих подсудимых, сколько благодаря хлопотам их отца, который, как говорили свидетели, пользуется у земляков большим уважением. Глава семейства Рахмоновых, кроме того, помогал сыновьям загладить причинённый их преступлениями вред, перечислив деньги родственникам убитых. Одним словом, родитель, как мог, спасал собственных детей. Ведь, как выяснилось в ходе предварительного следствия, в беду Эркинжон и Алишер попали, желая защитить своего отца. Ими двигали, выражаясь юридическим языком, «ложно понимаемые интересы взаимопомощи между близкими родственниками».

Эта криминальная история началась с того, что друг старшего Рахмонова (в землячестве узбеков его знают под прозвищем Баха) явился к Эркинжону и без обиняков заявил: «Твоего отца хотят убить». Информацию, мол, получил из надёжного источника. Тогда и возник план спасения «уважаемого человека». В «спасательную команду», кроме Бахи и братьев Рахмоновых, вошёл Николай Копылов, друг Эркинжона. Копылов работал генеральным директором ломбарда «Афина 24» на улице Советской областного центра. Там июньским днём 2018 года и собралась тесная компания, чтобы обсудить детали предстоящей «спасательной» операции. Всеми, кто вступил в предварительный сговор на совершение преступления, двигало «ложно понимаемое чувство долга». Эркинжон и Алишер, по их утверждениям, считали себя обязанными предотвратить угрозу, нависшую над отцом, Баха и Копылов не могли оставаться в стороне, когда друзьям требовалась их помощь.

«Убивать не собирался»

План преступления показался соучастникам вполне надёжным, они обсудили, как им казалось, всё до мелочей. Копылов взял в своём ломбарде два мобильных телефона, выставленных на продажу (по таким номерам IMEI невозможно установить владельца). Алишер Рахмонов тоже со своей задачей справился: приобрёл у знакомого из торгового центра «Шанхай-Сити» не зарегистрированные на конкретное лицо сим-карты. А Эркинжон решил захватить на «стрелку» своё охотничье ружьё, чтобы запугать Собира и Бахтиёра. «Злоумышленники заранее договорились обманом заманить потерпевших, вывезти их на своих автомобилях в безлюдное место и удерживать там, применяя насилие. Коллегия присяжных заседателей признала доказанным сговор подсудимых на незаконное лишение свободы двух лиц», – рассказывает государственный обвинитель Валентин Люцай. По словам самих подсудимых, они планировали всего лишь жёстко поговорить со своими пленниками, чтобы те выбросили из головы мысли о сведении счётов с отцом Рахмоновых.

Заманить Собира и Бахтиёра в лесную глушь труда не составило. Нелегалам позвонили по телефону и посулили хороший заказ: капитальный ремонт загородного дома, расположенного в районе Мельничной пади. Обсудить сроки работы и размер предоплаты стороны уговорились после осмотра объекта. На место строителей должен был привезти на своей машине «заказчик». На его роль больше всего подходил Николай Копылов, с которым граждане Узбекистана знакомы не были. Сразу замечу, что с «дебютом» на «криминальных подмостках» 27-летний «артист» (кстати, отец троих детей) справился блестяще. Ну а чем это для него обернулось, известно (3 года 2 месяца колонии общего режима за незаконное лишение свободы двух человек по предварительному сговору).

Но сначала всё шло чётко по плану. 25 июня 2018 года около пяти часов вечера возле Иркутского диагностического центра Николай Копылов встретился со строителями и повёз их на своём автомобиле «Тойота Гранд Хайс», чтобы «ознакомить с объектом». По дороге в автомобиль подсел Виктор Горовой – друг Копылова и Рахмоновых. Судя по материалам уголовного дела, об истинных целях поездки ведущий инженер Института земной коры СО РАН не знал. Поехал, как он пояснил сам, просто для «массовки», за компанию. За компанию с приятелями вскоре оказался и на скамье подсудимых. А теперь по приговору Иркутского областного суда должен будет выплатить штраф в размере 100 тысяч рублей за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления – убийства.

Вместо загородного дома на лесной поляне строители увидели автомобили «Мицубиси Паджеро» и «Субару Форестер». А в них сидели Баха и братья Рахмоновы, от встречи с которыми застигнутые врасплох узбеки ничего хорошего не ожидали. В землячестве не было секретом, что Собир находился с отцом Рахмоновых в конфликтных отношениях: считал, что «уважаемый человек» должен ему крупную сумму, а тот подобные притязания не признавал. Баха поочередно вытащил потерпевших из машины, нанеся каждому удар по лицу рукой. А Эркинжон направил на них ружьё и приказал лечь на землю. После этого в ход пошли кабельные стяжки из прочного гибкого полимерного материала. Баха стянул пленным руки за спиной, при этом Копылову пришлось помогать ему удерживать Собира. А дальше всё вышло из-под контроля, хорошо продуманный план полетел кувырком. Эркинжон Рахмонов, у которого тоже в руках были стяжки, кинулся к Собиру и с силой затянул на его шее петлю. «Убивать не собирался, – объяснял он позднее, выступая в суде перед присяжными заседателями. – Но почувствовал сильную неприязнь – и сдавил ему горло». После этого Баха таким же способом перекрыл кислород Бахтиёру.

«Эксперты установили, что причинённые потерпевшим телесные повреждения в виде механической асфиксии привели к развитию угрожающего жизни состояния – острой дыхательной недостаточности тяжёлой степени – и состоят в прямой причинной связи со смертью», – говорит прокурор отдела гособвинителей прокуратуры Иркутской области Валентин Люцай.

«Братская» могила в лесу

Так на руках «переговорщиков» оказались два трупа, которые предстояло закопать. Алишер на своей машине проследовал до автобусной остановки «СНТ «Дорожный строитель» и убедился, что экипажей ГИБДД на дороге нет. Остальные в это время спешно грузили трупы в багажники. Тут уж пришлось потрудиться и Горовому, ставшему очевидцем убийства. Пока Баха и Эркинжон укладывали в «Мицубиси» тело Собира, сотрудник научного учреждения помогал Копылову подготовить останки Бахтиёра к перевозке на «Тойоте». Тот факт, что ни Горовой, ни Копылов даже не были знакомы с жертвой при жизни, уже не имел значения – оба считали, что по долгу дружбы просто обязаны помочь скрыть от правоохранительных органов совершённое убийство.

С захоронением тоже без нервотрёпки не обошлось. Копылов вынужден был оставить свою «Тойоту Гранд Хайс» на грунтовке, где она застряла. Труп Бахтиёра перекочевал в автомобиль «Мицубиси» с большей проходимостью. Наконец, граждане Узбекистана, уже не представлявшие никому угрозы, упокоились в глубокой яме в лесу на подъезде к Мельничной пади.

Примечательно, что «переговорщики» не забыли прихватить с собой на «стрелку» с земляками лопаты (их купил перед выездом Алишер в павильоне на рынке «Радужный»). Прежде чем закопать «братскую могилу», предусмотрительный Эркинжон проверил карманы усопших и передал Копылову обнаруженный там паспорт Бахтиёра. На всякий случай – вдруг захоронение будет обнаружено.

От паспорта вскоре остался только пепел в печке на даче Горового. Могильщикам казалось, что они прекрасно справились с сокрытием следов преступления. Мобильник Собира в тот же вечер полетел в Ангару с Академического моста, а сотовый телефон, использованный для связи с соучастниками преступления, был утоплен в реке Иркуте. Позднее студент Байкальского госуниверситета и сотрудник института Сибирского отделения Российской Академии наук ещё более творчески подошли к решению задачи по введению в заблуждение сотрудников правоохранительных органов. Они специально прокатились на автомобиле до Ангарска и на обратном пути выбросили включённый мобильный телефон убитого Бахтиёра в поле. «Злоумышленники были уверены, что их преступления раскрыть не удастся, но эти надежды не оправдались», – говорит государственный обвинитель.

«С приговором согласны»

По словам прокурора, никакие «хитрости» подельникам не помогли. «Осмотром детализации звонков с абонентских номеров, которыми пользовались подсудимые, установлено, что в день убийства все они находились на месте преступления. Подтвердились и их передвижения по тракту в Мельничную падь к месту захоронения и выезд в Ангарск с целью сокрытия следов преступления», – пояснил гособвинитель.

К «братской» могиле в лесной глуши привёл оперативно-следственную группу в ходе проверки показаний на месте под видеозапись Николай Копылов. «Выкопанные там с помощью экскаватора останки двух мужчин были направлены на генетическую экспертизу, – рассказал прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры Валентин Люцай. – Так были установлены личности убитых». Свидетели, кстати, отзывались о них по-разному. Один говорил, что бизнесмены плохо относились к нанятым рабочим, задерживали зарплату. Зато другой вспоминал, как они заботились о своих близких. Потерпевшими по уголовному делу были признаны сын и супруга Собира, проживающие в одном из кишлаков Самаркандской области Республики Узбекистан, а также отец и бывшая гражданская жена Бахтиёра, воспитывающая в Иркутске двоих ребятишек погибшего. Убийство близкого человека причинило им моральный вред.

«Коллегия присяжных заседателей большинством голосов признала доказанной виновность каждого из подсудимых в инкриминируемых преступлениях», – говорит государственный обвинитель Валентин Люцай. Прокурор пояснил также, что время, проведённое фигурантами уголовного дела в период предварительного следствия и суда под стражей, будет засчитано в срок отбывания наказания. По словам гособвинителя, осуждённые не стали обжаловать приговор, он уже вступил в законную силу.

На скамье подсудимых не было только Бахи. Свидетели говорили, что в июне 2018 года, сразу после пропажи Собира и Бахтиёра, он уехал на родину – в Республику Узбекистан. В Россию, где объявлен в розыск, больше не возвращался.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector