издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ой, птенчик из гнезда выпал!»

Одинокий жёлто-серо-зелёный взъерошенный птенец большой синицы кричит отчаянно, надрывается. Жалко его. Голодный, да ещё и дождём весь промоченный. Хочется взять его в руки, приласкать-погладить, унести в тепло с промозглого ветра. Покормить чем-нибудь тёпленьким. У меня как раз яйцо куриное варёное есть, и манная каша ещё не совсем остыла. Вдруг тональность крика чуть изменилась. Появились надежда, радость… Птенчик чуть растопырил крылышки, трепещет ими быстро-быстро. В этот момент рядом плюхается взрослая синица и грубо, без нежностей что-то суёт ему в широко распахнутый рот. Глубоко-глубоко. И, не задержавшись даже на долю секунды, улетает. Ей некогда. Чтобы прокормить выводок, родители мелких видов птиц, как указывают литературные источники, делают ежедневно от нескольких сотен до тысячи – и даже больше тысячи – «рейсов» туда-сюда: за пищей и обратно, к своим бесконечно голодным птенцам.

Удовлетворённый желторотик, за которым я наблюдаю, лишь несколько секунд сидит молча. И вдруг снова начинает кричать. Да так неистово, так жалобно. Ну ни дать ни взять сиротинушка, позабытая всеми, позаброшенная.

В пору покидания подросшими птенцами диких птиц своих гнёзд во многих людях, особенно в родителях маленьких детей, просыпается инстинктивный зуд спасательства. Увидев на газоне, на тротуаре или на нижних ветвях деревьев орущего и смешного, неказистого и трогательно доверчивого птенца – мимишку в перьях, многие прохожие считают своим долгом во что бы то ни стало его «спасти».

– Ой! Птенчик из гнезда выпал! – слышен радостный детский возглас. – Папа, давай его спасём…

В пригородном лесу. Или в парке. Или в сквере. Или на дачном участке… Где раздастся подобный возглас, там почти всегда и разворачивается спасательная операция. А милый своей неказистостью птенчик, у которого сквозь растущие перья ещё птенцовый пух торчит во все стороны, спасаться не хочет. Он умудряется увернуться от добрых человеческих ладоней. И папа, на которого ребёнок смотрит в этот момент как на супергероя, бросается за птенцом в густые кусты, тянется к нижним ветвям ближних деревьев, на которые умудрился вспорхнуть не вполне оперившийся мимишка. На помощь папе бежит мама. К операции подключаются случайные прохожие. Не потому, что их попросили, а потому, что в массе своей люди у нас добрые. Они не смогли пройти мимо птенца, с которым случилась беда. Спасение братьев меньших, как пернатых, так и лохматых, – дело благородное. А на глазах и уж тем более при участии детей ещё и эффективно-воспитательное. И вот птенец уже в окружении добрых людей, жаждущих его спасения. И спасительный круг сужается.

Это прекрасно, что мы добрые. Что не за деньги и не по приказу, а искренне, по велению души стремимся помочь слабым. Но ведь и разум нам дан, чтобы жили мы не одними эмоциями да инстинктами.

Это правда, что птенцы, когда им становится тесно, иногда из родительских гнёзд выпадают. Как правда и то, что иногда операции по их спасению, особенно если рядом оказался человек опытный, знающий, завершаются удачей – сохранением крохотной дикой жизни или (чтобы звучало солиднее, значимее и по-научному) сохранением биологического разнообразия планеты. Хуже, что ключевым в этом утверждении является слово «иногда».

– Основных жизненных проблем у слётков, у птенцов, только что покинувших гнездо, пожалуй, две – кошки и люди, – считает ведущий научный сотрудник НИИ биологии Иркутского госуниверситета, доктор биологических наук, орнитолог Игорь Фефелов. – По наблюдениям улан-удэнских коллег, если мелкие птицы селятся вблизи человеческого жилья, в усадебной застройке или в садоводствах, то через неделю из числа покинувших гнездо птенцов останется в живых  только половина. Сколько их погибает в последующие дни, пока выводок кормят и водят родители, остаётся  неизвестным, потому что примерно через неделю птицы обычно перемещаются с остатками выводка со своего родного участка. Научившись летать, птенцы рассредотачиваются по площади, и подсчитать их уже не получается.

С кошками дело понятное. Они хищники. Вместо разума они руководствуются непреодолимым охотничьим инстинктом. А вот люди, чему я и сам бывал свидетелем и что подтвердил учёный, становятся вторым по значимости злом для поселившихся рядом мелких пернатых исключительно по доброте душевной. Потому что не все умеют разум вовремя включить или с эмоциями его путают, как начинающие водители путают иногда педали газа и тормоза.

– Увидев рядом плохо летающего птенца и не заметив его родителей, прохожие тут же его ловят и несут «спасать», – рассказывает Игорь Фефелов. – Хотя чаще всего это бывает вовсе не выпавший из гнезда птенец, а именно слёток, который просто ждал, когда вернутся родители, добывающие для него корм где-то неподалёку. Мне известно уже о нескольких таких историях, которые случились нынче, и лишь одна из них закончилась благополучно, когда удалось оперативно отыскать родной выводок «спасённого», вернуть птенца и убедиться, что в семье его явно приняли.

Уже писал об этом в «Восточке», но повторю ещё раз. Птицы в большинстве своём – родители заботливые. Не только слётков, но и действительно выпавших птенцов они продолжают кормить и вне гнезда. Важно лишь, чтобы они оставались на месте и напоминали о себе криками. Любопытную историю рассказал об этом сайт «Дикая природа Крыма».

Из воробьиного гнезда под крышей дома, в котором живёт крымский орнитолог Владимир Кучеренко, выпал плохо оперившийся птенец, не способный летать. Но не разбился. Орнитолог его подобрал, потому что ночи тогда были слишком холодными. Стал выкармливать. Подчеркну, Сергей – орнитолог, знающий, чем и как можно накормить птенца. Но даже для него это оказалось делом сложным и хлопотным. А следующим днём, когда на улице потеплело, он выставил клетку на улицу – на подоконник с обратной стороны окна. И тут произошло неожиданное: «Услышав знакомый писк, прилетел один из родителей и накормил своего отпрыска прямо в клетке. Так и пошло». По вечерам, чтобы уберечь птенца от ночных холодов, Сергей заносил клетку в дом, а утром выставлял её на улицу, где с завидной регулярностью птенца кормили заботливые родители.

– Дикие хищники и автодороги (а в последнее время – и зеркальные стекла в окнах) тоже являются жизненно важными проблемами для слётков, – говорит Игорь Фефелов. – Но они, думаю, находятся на третьем и четвёртом местах по значимости, уступая кошкам и людям. Автострады, правда, являются проблемой не только для молодых, но и для взрослых птиц. Чем больше скорость, тем больше пернатой мелочи сбивают машины. И тут вряд ли что-то можно поделать. А вот включать разум, прежде чем начинать операции по «спасению» оперившихся и перепархивающих слётков, людям ничто не мешает.

Неловкими, мило-неказистыми и взъерошенными мимишками слётки выглядят, пожалуй, лишь первые сутки после покидания гнезда. Они растут очень быстро, в буквальном смысле «не по дням, а по часам». Уже через день-другой птенцы становятся гладенькими, чистенькими, яркими. А ещё через неделю человеку потребуются уже некоторые навыки и опыт, чтобы уверенно отличить птенца от взрослой птицы.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector