издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Крестовик-затейник

Пару дней назад, как раз когда я писал эти заметки, в мировых информационных лентах проскочило сообщение о том, что группа учёных из университета Турку (Финляндия) под руководством Ализеры Замани обнаружила в Иране новый вид пауков. Очередной новый вид. Который по счёту? Вряд ли кто-то сумеет ответить. Биологи со счёта сбились, потому что пауков, давно и недавно открытых и описанных, где-то от 42 до 43 тысяч видов! Это примерно в 10 раз больше, чем известных науке видов млекопитающих: от крошечной бурозубки, средняя масса которой составляет 2-3 грамма, до синих китов массой более 150 тонн. Даже видовое разнообразие птиц уступает паучьему примерно в 4 раза. При этом в любой день и в любой час в самом неожиданном месте может быть обнаружен новый вид пауков, и их число опять изменится.

Из невообразимого видового разнообразия восьминогих и многоглазых (глаза у пауков считаются не штуками, а парами, которых обычно не менее четырёх) мне чаще всего доводится фотографировать наших обыкновенных крестовиков, или крестоносцев. Во-первых, потому что они – паучья классика: четыре пары ходильных ног и четыре пары не очень зорких глаз. Во-вторых, потому что они большенькие. Длина тела самок не только достигает, но иногда и превышает два сантиметра. В литературе я находил упоминание о самке длиной 26 миллиметров, но достоверность этих цифр не проверял. Организмы таких размеров даже простенькими фотоаппаратами и телефонами отснять не очень сложно. А бывают и паучки, размеры которых измеряются десятыми долями миллиметра. Есть и гиганты паучьего мира. Птицееды, к примеру. У тех линейный размер одного только туловища за 10 сантиметров зашкаливает, а с размахом ног больше 30 см получится. Но у меня почему-то не сформировалась привычка по выходным в тропические джунгли на съёмки ездить, вот и снимаю в наших лесах родных крестовиков. Которых много. Которые очень красивы. И которые разные.

«Википедия» утверждает, что всего в природе обитает 621 вид паука-крестовика, из которых в России встречаются сейчас полтора-два десятка, а на территории бывшего СССР их, разного рода крестовиков, насчитывалось до трёх десятков.

– На ваших снимках изображены пауки-крестовики обыкновенные, крестоносцы  – Araneus diadematus  L.(самки). На одном снимке самец паука-крестовика, – сообщил Леонид Бельков, энтомолог из Белгородской области. Он вообще-то наш земляк, но уже много лет живёт и работает в Белогорье. Заслуженный учитель России, почётный профессор НИУ БелГУ, директор музея природы Белогорья.

К учителю и почётному профессору за консультацией я обратился не случайно. Вначале с целью разобраться, кто есть кто на моих снимках, чем они дышат и как живут, взялся я за изучение научной литературы о пауках в общем и о пауках-крестовиках в частности, чтобы не попасть в плен мифов, которых о пауках в человеческом сознании тысячи. Читал долго и старательно, бесконечно заглядывая в специальные словари, объясняющие значение научных терминов. Приведу в пример только одно предложение (хотел абзац процитировать, но для экономии газетной площади ограничусь одним предложением): «В сравнении с ортогнатными хелицерами мигаломорфных пауков лабидогнатные хелицеры позволяют атаковать более крупную добычу, с чем связывают большое число карликовых форм в этой группе». Понять можно, конечно. Но без специальной базовой подготовки на это времени уходит много. Проще изучить популярную литературу, но в ней много неточностей. А учителя и профессора умеют о сложном рассказать просто.

Прочитал я на одном из интернет-ресурсов, к примеру, что размер тела паука-крестовика, обитающего в Евразии (то есть у нас с вами), может достигать… 45 миллиметров. И не поверил. Потому что за многие десятилетия жизни не встречались мне такие гиганты ни в лесу, ни в научной литературе.

Самки крестовиков бывают крупными – туловище до 21 миллиметра, это научный факт. Таких особей я в природе встречал. Существование особей чуть крупнее допускаю, но в существование в два раза более крупных не верю. Если только речь не идёт о каких-то мутировавших особях где-нибудь в Чернобыле или местах испытания атомного оружия. Но, если бы такой факт был установлен наукой, о нём невозможно было бы не знать.

У большинства людей пауки ассоциируются с паутиной. В целом правильная ассоциация. И тем не менее ловчие сети из паутины плетут не все пауки. Любителей охотиться с сетью примерно треть от общего количества видов. Та же мизумена косолапая, о которой я в позапрошлом номере «Восточки» рассказывал, подкарауливает насекомых-опылителей, замаскировавшись на белом цветке под белый цветок. На жёлтом – под жёлтый. Она умеет собственный цвет менять, специализируясь как раз на белом и жёлтом.

А вот крестовики – это прямо-таки паутинная классика. Они относятся к семейству пауков-кругопрядов. Для них паутина – жизнь. Хотя самцы тоже обходятся без сетей. Они, паутинные мужики, как я понимаю из того, что видел лично и о чём читал, какие-то безответственные. Бродяги и бездельники. Им бы только приключений. Зато самочки…

В первую очередь они пряхи. Толстые и дородные, в потрясающе красивых накидках. Узор на спине разных тонов одного цвета – от светло-коричневого, почти белого, до тёмно-коричневого, почти чёрного. Но орнамент – глаз не оторвать. Сотвори такое художник на ковре, к примеру, – его весь мир знать будет.

Во вторую очередь паучихи – искуснейшие вязальщицы сетей. И толстота им в этом совсем не мешает. Причём паучат плетению сетей никто не учит. У них врождённый талант. В двухнедельном возрасте наступает момент, когда ночью, незадолго до рассвета (чтобы успеть добыть что-нибудь на завтрак), молодой паучок забирается на веточку выпускает длинную паутинку и ждёт, пока её ветром на другую веточку забросит… Прилипла паутинка – паучок выберет слабину, пробежит, как акробат по канату, к тому месту, где прилипла она, чтобы закрепить намертво и… пошло-поехало. Причём даже впервые в жизни он сразу работает не абы как и не через пень-колоду, а по строгим, незыблемым тысячелетним канонам и правилам, которые знает назубок неизвестно откуда. Эти знания у пауков сами собой откуда-то берутся. Без напряга и зубрилова.

Учёные не поленились, изучили технологию и весь ход плетения паучьей сети, посчитали всё, что поддаётся счёту. И оказалось, что каждая ловчая сеть всех пауков-крестовиков (а они плетут их новые через каждые 1-2 суток) имеет 39 радиусов. Не более тридцати и не около сорока, а именно 39 радиальных нитей прокладывают. Всё! И потом на крепких радиусах (опять же все без исключения) в 1245 точках крепят 35 витков клейкой спирали. Несколько часов – и сеть готова. Прилетайте мухи с комарами на завтрак…

«Наблюдаемый автоматизм строительного инстинкта паука есть результат запрограммированного всего комплекса движений в нервной системе, который закреплён генетически в наследственности, а потому свойственен всем особям, – объясняют специалисты необъяснимое появление знаний у пауков. – Отсюда становится понятно, почему молодые паучки умеют строить паутинную сеть и ловить добычу подобно взрослым…»

Убив попавшую в сети жертву, пауки её не рвут, не грызут, не терзают не глотают. У крестовиков не внутреннее, а внешнее пищеварение. Чтобы собственный организм шлаками не засорять, они не набивают желудок мусором. Пеленают плотненько свою добычу паутиной и, впрыснув в неё свои пищеварительные соки, сидят в сторонке, ждут, пока пища «сварится», чтобы выпить потом только то, что необходимо организму. Что будет усвоено без остатка. Зато никаких отходов жизнедеятельности, и посуду мыть не надо.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector