издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пятьдесят оттенков «серого»

Официальная кампания по выборам губернатора Иркутской области стартовала. Эксперты отмечают: она станет конкурентной, не будучи при этом протестной, как в 2015 году. Но без «серых» технологий не обходится. Они уже стали неотъемлемой частью любых выборов. Поэтому избирателям стоит морально подготовиться. Мы собрали основные мифы и фейки, которые уже распространяют в отношении кандидатов, и спросили экспертов, для чего это делается и можно ли сравнивать текущие выборы с кампанией 2015 года, которая превратилась в жёсткую информационную войну.

В Иркутской области ни одна избирательная кампания последних лет не обходилась без «серых» технологий. Эксперты уверены: не обойдётся без них и на этот раз. Вопрос лишь в количестве и оттенках – от светло-серого до почти чёрного. Беглый обзор соцсетей позволяет сказать, что распространение компромата уже началось, а основными мишенями традиционно становятся наиболее сильные кандидаты.

В отношении кандидата от КПРФ Михаила Щапова была пара публикаций в официальных СМИ, которые носили еле уловимый «серый» оттенок. Почти всегда мишенью фейков на выборах 2020 года является врио губернатора региона Игорь Кобзев. В ход идут как привычные мифы, которые эксплуатируют хронические проблемы региона, так и новые «изобретения».

Миф № 1. Тарифы на электроэнергию вырастут

В Иркутской области самые низкие в стране тарифы на электричество. Глава региона Игорь Кобзев уже не раз публично заявлял: повышения тарифов не будет. Но инсинуации на эту тему возникают всё равно.

Низкие тарифы в Приангарье – это одновременно и предмет гордости, и тема для бесконечных манипуляций. Регион в самом деле дорого заплатил за свою дешёвую электроэнергию. После строительства каскада ГЭС на Ангаре в советский период было затоплено огромное количество земель. Изменился уровень Байкала, замедлилось течение впадающих в него рек. Ангара изменилась необратимо, это повлияло на подводный мир, сократились рыбные запасы.

Каскад ГЭС в Приангарье строила вся страна, не только жители области. Многие первостроители остались в регионе, и они точно знают: в том, что в области дешёвое электричество, есть их личная заслуга. Удержать низкие тарифы удалось во многом благодаря усилиям первого губернатора Иркутской области Юрия Ножикова. Всё это – предмет гордости для жителей Приангарья. При этом современная энергосистема находится в частной собственности, а в регионе сильно изношены сети. Данное обстоятельство и позволяет раз за разом превращать тему в минное поле для действующей власти.

«Тарифы повысят, как только уйдёт Левченко», – писали в соцсетях сторонники экс-губернатора, когда тот ещё находился у власти. Как мы видим, ничего подобного не произошло. Но кандидат от КПРФ Михаил Щапов тоже активно использует эту тему в своей агитационной кампании. Он делает упор на том, что удержать тарифы сможет только тот, кто родился в Иркутской области. Почему? Не спрашивайте. Ответ на этот вопрос находится за гранью логики, где-то в области эмоций, которые кандидаты любят эксплуатировать во время выборов. Ведь это проще, чем доносить факты и цифры. Очевидно одно: любой губернатор будет сражаться за низкие тарифы хотя бы потому, что их повышение будет означать скоропостижную электоральную смерть для политика. Ножиков попал в историю как губернатор, удержавший тарифы и получивший звание «народный». Кто не удержит эту планку, тот сразу же станет «антинародным». Кому нужно такое «почётное» звание?

Миф № 2. Дружба с олигархами

Кандидатам от бизнеса или действующей власти обязательно приписывают дружбу с олигархами. При этом подразумевается, что олигархи – это такое абсолютное зло, кровопийцы, которые выкачивают богатства из региона. На этот раз званием олигарха наградили директора ООО «Саянскхимпласт» Виктора Круглова. Человека, который свою карьеру начинал в 1977 году мастером на Зиминском химическом заводе, а потом всю жизнь работал в химической промышленности Иркутской области. Был депутатом и спикером Законодательного Собрания, много лет возглавлял «Саянскхимпласт», а сегодня – председатель совета директоров этого предприятия, почётный гражданин Иркутской области. Ещё Круглов – известный меценат, во многом его усилиями построены православный храм в Саянске, храм и музей святителя Иннокентия Вениаминова в Анге. Кстати, оба – исключительные по красоте архитектурные сооружения.

Согласно открытой отчётности, «Саянскхимпласт» в 2018 году заплатил 1,3 млрд рублей налогов и 491 млн взносов в Фонд соцстрахования. Предприятие – градообразующее для всего Саянска, даёт официальную и стабильную работу всему городу. Чем же Круглов заслужил звание «олигарха»? Видимо, только тем, что возглавил штаб общественной поддержки врио губернатора Кобзева.

В этот же тематический ряд можно поставить тезис о том, что «на ключевые посты в правительстве Кобзева назначают ставленников олигархов». Фамилии «засланных казачков», конечно, не называются. Это тоже вполне себе традиционный миф, который кочует за любым главой региона. На самом деле в состав правительства вошёл вчерашний руководитель СК по Иркутской области генерал Бунёв, а минлес возглавил бывший братский природоохранный прокурор – люди вовсе не случайные, их главная задача – искоренить в регионе коррупцию.

Миф № 3. Сокращение бюджета

О сокращении бюджета говорить особенно просто в периоды кризиса. И крайне удачно, если предыдущий политический цикл выпал на тучные годы, как в случае нынешней избирательной кампании. Поэтому тема «Бюджет будут резать» возникла буквально сразу. Сначала экс-губернатор Левченко выступил с интервью федеральным СМИ, в котором заявил, что без него область немедленно погрузилась в долги. При этом ни слова не сказал о том, что первый транш в размере 8 млрд рублей был оформлен ещё при нём.

Ну и, как бы ненароком, он завысил сумму долга на 7 млрд, попросту солгав. Понятно, что во внимание не принимаются ни коронавирус, ни падение цен на нефть, ни экономический кризис во всей стране. Кстати, по сравнению с другими регионами Иркутская область с долгом в 21 млрд рублей выглядит неплохо. В Красноярском крае госдолг – 81 млрд, в Новосибирской области – 49 млрд, в Омской области – 36 млрд рублей. И только у нас при этом было наводнение, после которого Тулун пришлось отстроить заново.

Не успел штаб Левченко как следует растащить интервью патрона на цитаты и раскидать его по соцсетям, как произошла встреча врио губернатора Кобзева с президентом страны. На ней глава региона заявил, что Минфин России требует от региона сократить расходы на 22 млрд рублей, в то время как область может позволить себе только половину этой суммы. Вторую половину Кобзев попросил компенсировать региону за счёт федерального бюджета, и президент дал согласие.

Как нам преподносят эту новость заказные «серые» технологии? Очень просто. О сокращении расходов на 22 млрд рублей рассказывают очень подробно, о компенсации – умалчивают. Впрочем, есть второй вариант этой новости, в котором сообщается, что Путин пообещал региону 10 млрд рублей, но на самом деле не дал, и это видно при детальном изучении видеозаписи. Действительно, при детальном изучении видеозаписи бросается в глаза, что Путин Кобзеву никакого портфеля с деньгами не передавал. Но деньги в бюджет передаются не в портфелях уже давно. Примерно с тех пор, как из Москвы до Иркутска перестали ездить гужевым транспортом.

Миф № 4. Власть раздаёт земли олигархам

Это тоже благодатная тема для раскачивания протеста. На этот раз речь идёт о земельных участках в бывшем военном городке ИВВАИУ. О тех самых, которые долгое время принадлежали Министерству обороны, хотя здания на них были переданы в областную собственность. Недавно вопрос разрешился. Министерство обороны наконец-то передало землю под зданиями тоже, но только не области и не олигархам. Часть земель уже оформили в муниципальную собственность города Иркутска. Соответствующее распоряжение подписано министерством имущественных отношений региона 30 июля.

Вообще, наверное, трудно было обернуть совершенно позитивную новость о создании на территории ИВВАИУ Суворовского училища и выделении на это 1 млрд рублей из федерального бюджета в грязную обёртку. èèè

Тем более если это пообещал лично президент, а министр обороны лично приехал в регион, что подтвердило серьёзность намерений федерального центра. Наверное, поэтому и фейк получился так себе, неправдоподобный.

Ещё слабее смотрится сообщение о вине Кобзева в том, что на Иркутском авиазаводе грядут сокращения. Просто потому, что министр обороны Сергей Шойгу прилетал в Иркутск не только для того, чтобы дать старт работе по созданию Суворовского училища. Он заявил о размещении двух крупнейших заказов для Иркутского авиазавода от Минобороны – объёмом около 100 миллиардов рублей. О каких сокращениях может идти речь в этом случае – вопрос риторический.

Миф № 5. Байкал и пожары

Пожарная карта разыгрывается на любых выборах. Обычно она шла по разряду козырей, потому что регион горит традиционно и люди очень от этого устали. Но в этом году – не горит. Пожары тушат объективно лучше, девять из десяти очагов ликвидируют в первые или вторые сутки с момента возникновения. С начала пожароопасного сезона 2020 года площади, пройденные огнём, сократились на 73,3%. Кстати, физический объём незаконных рубок упал на 43% за пять месяцев, ущерб – на 47,5%.

Но, оказывается, если пожаров нет, это ещё не повод признать, что карта бита. Если нужно надавить на больное место – значит, на него надавят. «Серые» технологи объясняют: пожаров нет из-за дождей. Правда, в прошлом году дождей было столько, что хватило для того, чтобы затопить несколько районов области. Между тем леса сгорело как никогда много – 1,5 млн га, это абсолютный антирекорд.

Ещё одна болевая точка – это Байкал. Люди за него переживают. Но сейчас вроде бы можно вздохнуть с облегчением. На наших глазах началось решение двух важнейших экологических проблем – ликвидация отходов «Усольехимпрома» и БЦБК. Причём при подключении ресурсов федерального центра.

Но, если проблемы нет, её нужно придумать. Именно Игорю Кобзеву ловким жестом приписали появление поправок к закону «Об охране Байкала» и выдачу разрешения на сплошные рубки под строительство инфраструктуры для железной дороги. Понятно, что решение принималось коллегиально в федеральном центре, вовсе не в области. И вообще с этими рубками всё не так просто, ведь БАМ нужно как-то достраивать. При этом именно Кобзев поднял тему в разговоре с президентом страны и попросил включить область, общественность, научное и экологическое сообщество в процесс принятия решений по этому вопросу наравне с РЖД. И президент, кстати, согласился. Но об этом почему-то в соцсетях предпочли умолчать.

Миф № 6. Чьих будете?

Деньги, потраченные кандидатами на избирательные кампании, люди считают всегда. На этот раз утверждается, что два снявшихся с голосования кандидата отдали свои средства в фонд действующего главы региона. Откуда такая информация – не уточняется. Из особенностей этой кампании можно отметить: беспартийному Кобзеву приписывают связи с «Единой Россией», причём эта история подаётся как мощное журналистское расследование. Здесь обыгрывается тот факт, что врио губернатора идёт на выборы самовыдвиженцем.

Вот только никто и не скрывает, что «Единая Россия» не выдвигала своего кандидата, а решила поддержать Кобзева, что несколько нивелирует остроту псевдорасследования. Не говоря уже о том, что партийная принадлежность сама по себе вообще не может опорочить человека. Кстати, из последних губернаторов только Сергей Левченко демонстрировал партийную ориентацию и даже во время своего губернаторства не оставил пост секретаря обкома, что ему объективно вредило. А вот Ерощенко и Мезенцев были беспартийными, и все понимали, что они «над схваткой» и партийно-клановые интересы не защищают.

Миф № 7. Коммерсант с испанским гражданством

Михаилу Щапову досталось меньше. Можно сказать, совсем немного. Ему приписывают иностранное гражданство. В июле был озвучен список парламентариев, которых руководство Госдумы проверит на наличие двойного гражданства. В этом списке оказался Михаил Щапов. Об этом заявил депутат Госдумы от КПРФ Денис Парфёнов, что добавило остроты ситуации, ведь информация прозвучала из уст однопартийца.

Причём в мае 2019 года в публичное поле уже попадал список госслужащих и парламентариев, которые могут иметь паспорта других государств. Михаилу Щапову тогда приписывали вид на жительство Испании. Сам депутат публично опровергал эту информацию и предоставил справку из МИДа. Почему-то тема возникла вновь, причём не в Иркутске, а в недрах Госдумы.

В ходу обвинение в том, что Михаил Щапов не является коммунистом в традиционном понимании этого слова, а скорее похож на капиталиста.

Наличие бизнеса Щапов тоже не скрывал. В своих предвыборных материалах он рассказывает о том, как создавал крупное сельхозпредприятие, что само по себе работает на позитивный образ кандидата. Но СМИ пишут о том, что Щапов владеет целой бизнес-империей, которая не ограничивается одним сельхозпредприятием.

Ещё до старта избирательной кампании появилось несколько критических публикаций о мэре Бодайбо Евгении Юмашеве. В соцсетях встречалась информация с фотографиями строящегося под Иркутском поместья, которое якобы принадлежит Юмашеву. Однако официальная причина отказа кандидату в регистрации на этих выборах другая – ему не удалось обеспечить должное качество подписей в свою поддержку.

Эксперты сходятся во мнении: нынешние выборы в области проходят без жёсткой информационной войны. Но, как отметил во время круглого стола, посвящённого выборам, политолог Сергей Шмидт, «коммунисты без мочилова выборы не выигрывают». Судя по всему, штаб Михаила Щапова пытается демонстрировать «игру по-белому», но КПРФ вряд ли откажется от проверенных «серых» технологий, которые помогли выиграть Левченко в 2015 году. Есть ощущение, что коммунисты ведут две линии одновременно – официальную «белую» и анонимную «серую». Задача очевидна – дёргать доверчивого избирателя за невидимые ниточки, повышать градус недовольства, максимально раскачивать протест. Расчёт простой: если в 2015 году публика поверила, почему бы не повторить?

Мнения экспертов «Мы не находимся в состоянии информационной войны»

Владислав Шиндяев, политконсультант:

– Уже традиционно наиболее яркую агитационную кампанию демонстрируют два основных кандидата – представитель КПРФ Щапов и самовыдвиженец Кобзев.

Есть борьба, в ней традиционно используются «белые» технологии и не менее традиционно – «серые». Речь идёт о распространении фейков, компромата. В последнее время это является неотъемлемой частью предвыборной борьбы. Понятно, что фейки сейчас распространяются самым простым способом – через соцсети, через Интернет.

Нужно понимать: сейчас мы не находимся в состоянии информационной войны. Наоборот, все пребывают в состоянии апатии и усталости. Оно возникло вследствие борьбы с коронавирусом и того, что выборы – уже второе серьёзное политическое и электоральное событие в этом году.

В кампанию 2015 года мы входили в состоянии серьёзного и обеспеченного дополнительными ресурсами информационного сопровождения, которые было развёрнуто против действовавшего на тот момент губернатора Сергея Ерощенко. В 2015 году конфликт с региональными элитами, самостоятельная информационная кампания против действующего губернатора способствовали победе кандидата от партии КПРФ.

Сейчас конфликта с элитами нет, мы имеем в чистом виде предвыборную битву позиций и борьбу двух основных кандидатов. При этом ни одна предвыборная кампания без применения «серых» технологий не проходит. Используются они и сейчас. Причём против обоих кандидатов. Но победу одержит тот кандидат, который сможет убедительнее провести свою предвыборную риторику и успешно донести свою позицию до большей части избирателей Иркутской области.

«Из-за протестного голосования 2015-го регион отстал минимум на 4 года»

Галина Солонина, политический обозреватель:

– Выборы губернатора Иркутской области 2020 года существенно отличаются от событий пятилетней давности. В первую очередь тем, что нынешняя политическая кампания не является протестной. На предыдущих выборах протест разжигался практически в течение года: с осени 2014 года огромными тиражами выходила газета, направленная против Сергея Ерощенко, в тот момент являвшегося губернатором.

Проводилась большая кампания по обесцениванию всех его идей и предложений: утверждалось, что реконструкция Байкальского тракта проводится только для того, чтобы «проложить дорогу к «Гринлэнду», что новый аэропорт Ерощенко нужен для развития собственной авиакомпании и так далее. Любое начинание извращалось, выворачивалось наизнанку и в таком виде подавалось широкой публике. В декабре 2014 года строительное лобби, которое Ерощенко прижал, начало проводить акции протеста, митинги и пикеты. Александр Битаров – владелец «Нового города» – вывел на площадь три тысячи своих работников.

Большим подарком для противников Ерощенко стали пожары, возникшие вокруг Байкала летом 2015 года. По большому счёту, именно строители и их деньги обеспечили победу Сергея Левченко на выборах-2015. Причём население голосовало не за Левченко, а против Ерощенко.

Сейчас, во-первых, отсутствуют финансово-экономические предпосылки для протестного голосования: те самые строители, которые участвовали в заговоре против Ерощенко, всячески демонстрируют свою лояльность по отношению к Игорю Кобзеву. Как выяснилось, губернаторы типа Левченко в силу своей коммунистической клановости не способны развивать регионы, защищать интересы некоммунистического бизнеса. Строительная отрасль оказалась разочарована своей эскападой 2015 года. Теперь она на стороне кандидата от власти, а не от оппозиции.

Поводов для протеста также нет: в регионе не замечено ни одного серьёзного пожара, на фоне которого коммунисты могли бы в открытую покритиковать врио губернатора. Нет наводнений, других ЧС. Сейчас один за другим в пользу врио снимают свои кандидатуры с выборов партийные кандидаты. Уже спасовали «Гражданская платформа» и «Родина». Таким образом, остаётся пять кандидатов в губернаторы – от партий ЛДПР, «Справедливая Россия», КПСС и КПРФ, а также беспартийный самовыдвиженец Игорь Кобзев.

Он взял на вооружение практически все идеи, озвученные Ерощенко в 2015 году, включая создание Суворовского училища на площадке ИВВАИУ, строительство нового аэропорта, модернизацию Байкальского тракта, создание машиностроительного кластера и развитие проекта на базе «Иркута», усольский и байкальский проекты (и экологическая, и социально-экономическая составляющие). Сейчас эти проекты уже прошли реабилитацию.

Многие полагают, что из-за протестного голосования 2015 года регион отстал как минимум на четыре года, сейчас нужно срочно браться за реализацию прежних планов. И если Левченко в 2015 году хотя бы сочинил альтернативную программу – нереальную, нереализуемую, но отличающуюся от предложений Сергея Ерощенко, то нынешний кандидат-коммунист Михаил Щапов взял на вооружение главный аргумент – «Я наш, местный». Но в 2020 году это уже не имеет значения: население с уважением относится к губернатору-варягу Дмитрию Мезенцеву, построившему 130-й квартал в Иркутске и заложившему много других социальных объектов, и не может припомнить ничего подобного в исполнении «местного» губернатора-коммуниста Левченко.

«Они придут к вам и скажут: «Давайте напишем обращение к Богу»

Александр Куранов, депутат Думы Ангарского городского округа:

– «Серые» технологии, как правило, используют коммунисты в своих избирательных кампаниях. Они имеют место и сейчас. Я бы сказал, что это закономерно, поскольку в основу всей коммунистической идеологии заложен протест. Кроме как на протесте по отношению к действующей власти они существовать не могут. Как правило, у них нет созидательной повестки, нет объединяющей идеи и собственных достижений, которыми они могут похвастаться.

Протестные настроения у людей всегда есть и будут. А если реального протеста нет, коммунисты его создают. Для этого подключаются «серые» схемы. Сообщения, которые разбрасывают по соцсетям, – не что иное, как создание протеста искусственным путём.

Как это работает, могу показать на примере Ангарска. Два года назад на ангарские лифты зашла компания «Звезда». Лифты начали останавливаться, сроки ремонта были сорваны, что, естественно, вызвало протест у людей. Что начали делать коммунисты? Их агитаторы пошли по домам в моём округе и стали рассказывать, что во всём виноваты ангарская мэрия и депутаты. То есть я оказался крайним. Именно эта ложь заставила меня провести расследование, после которого и выяснилось, что «Звезда» принадлежит помощнику сына губернатора-коммуниста Левченко. Подло? Да. Но это и есть «серые» коммунистические технологии в действии.

Ещё один яркий пример. Когда-то в Иркутской области существовал безлимитный проезд на городском общественном транспорте для льготников. Когда к власти пришёл Левченко, он ввёл лимит – 30 поездок в месяц. Ровно на следующий день ангарский депутат-коммунист Сергей Бренюк собирал митинг, на котором начал клеймить ангарскую администрацию. Извините, при чём здесь муниципальная власть, если это решение губернатора? Но люди были очень возмущены. Через некоторое время Левченко увеличил количество поездок до 50, и это преподнесли как социальную инициативу губернатора. Что мы имеем в итоге? Был безлимит, а получилось всего 50 поездок в месяц. Но при этом губернатор – «народный», молодец.

Сейчас в Ангарске нет реальной почвы для протеста. Но агитаторы КПРФ и тут нашли выход из положения. У меня есть примеры, когда они приходят во двор и предлагают жителям: «Давайте заставим власть нас слушать. Напишем в мэрию обращение и потребуем, чтобы вам асфальт новый положили». Жители соглашаются, пишут обращение. Только они не знают, что их двор и так в плане благоустройства стоит. Зато агитаторы это отлично знают.

Через две недели во дворе и правда меняют асфальт, в коммунистической газете появляется статья на тему: «Как мы заставили власть работать». Очень простой, но эффектный приём. Я своим избирателям говорю: «Они придут к вам и скажут: «Давайте напишем обращение к Богу, потребуем, чтобы завтра солнце взошло». А потом скажут: «Вот, нас Бог услышал». Это яркий пример того, как действуют «красные» манипуляции сознанием.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector