издательская группа
Восточно-Сибирская правда

История соляных островков

История соляных
островков

Юрий
ДУШКИН, историк

Производственная
деятельность Вознесенского
мужского монастыря в Ангарском
Усолье относится к началу XVIII века.
Именно тогда выяснилось, что при
годовой потребности иркутских и
селенгинских служилых людей в 1400
пудов соли ушаковские приказчики
могли поставить всего 352—370 пудов,
что было явно недостаточно. 15
февраля 1704 года в иркутской
приказной избе игумен Макарий бил
челом иркутскому воеводе Ю.Ф.
Шишкину. В прошлых годах, сообщал
он, по указу Великого государя
построен у нас в Иркутске за
Ангарой рекой Вознесенский
монастырь. А в нем построены две
церкви — теплая и холодная. К
монастырю даны пашенные земли, где
поселили мы себе пашенных крестьян
ради монастырской хлебной пищи. Те
крестьяне призваны из гулящих
людей волею, а иные — куплены.
"Тех-де крестьян мы поселили с
великою нуждою, писал игумен
Макарий, чтоб те наши крестьяне на
наш монастырский обиход хлеб
пахали, и те-де наши пашенные
крестьяне на наш монастырский
обиход за малолюдством напахать не
могут. И мы, игумен Макарий с
братиею, по все годы наймуем
годовых работников для той
пашенной работы, и от того де-мы…
одолжали, и прежних кабальных
многих долгов за тою своею многою
скудостью не окупили. А соль де на
монастырскую потребу и трудникам и
работником покупаем дорогою ценою
пуд по 5 алтын по 2 деньги".

Далее в
челобитной следует просьба, чтоб
великий Государь пожаловал им дать
соляной малой островок выше Усолья,
принадлежащий иркутскому жителю
Матвею Юринскому, где они могли бы
построить для монастырской всякой
потребы соляную варницу, "потому
что де на том малом островку у него,
Матвея Юринского, строений и пашни
и сенных покосов и лесу нет. И с того
острова и сенных покосов и лесов с
варницы соляного варения будем мы
платить в Его Великого государя
казну по 2 рубли на год без доимки, а
с соляного промыслу солью пять пуд,
из того де… казне будет прибыль
немалая".

Одновременно в
иркутской приказной избе
иркутскому воеводе Ю.Ф. Шишкину
били челом служилые люди: сын
боярский Иван Перфильев со
товарищи, и просили, чтобы просьбу
игумена уважить, потому что из
прежней пятинной соли на жалованье
им не достает, они покупают дорогою
ценою, а когда монастырь будет
вываривать соль на малом острову, и
в прибавок к прежней, тогда и в
жалованье им, служилым, остановки
не будет, и соль в продаже будет
дешевле.

Получив
челобитные, иркутский воевода
послал в Усолье боярского сына В.
Каратова со товарищи при понятых от
Олонского и Идинского селений
измерить малой островок и дознать,
не принадлежит ли он кому-нибудь, и
не вываривал ли на нем соли
кто-нибудь ранее?

Вскоре воеводе
донесли, что остров имеет такие-то
размеры, только выварки соли на
этом острове никогда не бывало. И
особенно в этом случае силу имели
показания 85-летнего бурята
Хонходорского рода Хенкуя
Колочнева. Фактически на Малом
острове находилась первая варница,
соляной амбар, изба, построенные
Михалевым еще в 1669-1670 гг. После
пожара там располагались кузница,
железоплавильня, овин, изба.

Иркутский
воевода, "приняв во внимание, что
Малой островок с соляным ключом
лежит", что годового соляного
жалованья служилым людям надобно
увеличить в четыре раза и что в
настоящее время всей соли в
казенных амбарах и на жалованье
служилым и в продаже частным лицам
имеется толко 735 пудов и 3,5 фунта,
решил просимый островок отдать
игумену Макарию с братиею на
прописанных им условиях с тем,
чтобы они, внося в казну пятую часть
из имеющейся вываренной соли и
употребляя сколько будет потребно
на монастырские цели, на сторону до
указа из Москвы соли не подавали, а
хранили бы ее впредь до разрешения
Сибирского Приказа".

На средства
Вознесенского мужского монастыря
на Малом острове была построена 19
января 1705 года первая монастырская
варница, названная Вознесенскою.
Она была крупнее прежней в 2,6 раза,
отчего с каждой вари сгребали по 69
пудов соли. У варницы располагался
рассольный ларь, вблизи стояли три
соляных амбара, изба работная,
кузница, монашеская келия с хлебным
амбаром. Вокруг соляного ключа
образовалось озерко, здесь же
имелась рассольная труба со срубом.
Пространство между трубой и срубом
рассольного колодца
утрамбовывалось глиной для защиты
рассола от притока пресной воды,
рассольная труба закрывалась
деревянной крышкой.

На монастырской
варнице совершали 144 вари в год, что
в два раза превысило производство
соли бывшими ушаковскими
приказчиками.

Правда, вскоре
выяснилось, что монастырские
служители утаивали добытую соль,
чем нарушали условия и обязанности,
указанные в челобитной. Узнав об
этих злоупотреблениях, иркутский
воевода Мирон Синявин написал
письмо сибирскому губернатору
Матвею Петровичу Гагарину, где
указал на скрытие монастырем
фактически добытой соли. В 1709 году
губернатор распорядился
монастырский соляной промысел
передать в казну. Монастырские
служители пытались оправдать свои
грешные дела, на на Гагарин
пригрозил разобраться с ними с
помощью палок.

Соляной устав,
выпущенный правительством с целью
повышения доходов с соли, оказал
благотворное влияние на дальнейшее
развитие солеварения в Приангарье.
В Иркутске получили устав 27 июня 1728
года и обнародовали с барабанным
боем.

Казна решила
добытую казенную соль продавать на
месте добычи в Усолье по 8,5 коп. за
пуд, в Иркутске — по 11,5 коп., а в
других местах реализовывать по
цене, по какой она обойдется в
выварке, в подряде и денег по три
копейки на каждый пуд.
Капитан-поручик Михаил Измайлов
ознакомил с соляным уставом
епископа Иркутского и Нерчинского
Иннокентия, живущего в
Вознесенском мужском монастыре,
который направил в Усолье монаха
Михея. В конце сентября 1728 года была
произведена оценка бывшей
монастырской варницы,
производственных жилых построек и
Спасской церкви на общую сумму 568
рублей. По указу иркутской
провинциальной канцелярии
Вознесенскому мужскому монастырю
разрешили вернуть все бывшие
монастырские постройки и земли в
Усолье за плату, обязали варить
соль и продавать по установленной
цене с уплатой пошлины и оброка по 2
руб. в год.

Монастырские
служители жаждали быстрой наживы,
повышали цены на соль и этим самым
поставили в затруднительное
положение население, принесли
убытки казне, не выбиравшей и
третьей части дохода, бывшего при
казенной добыче соли. 30 ноября 1737
года Сибирским Приказом
предлагалось передать
монастырский соляной промысел
опять в казну, но монахи упросили
власти оставить за ними варницу.

В 1738 году царское
правительство обязало
вице-губернатора Иркутской
провинции статского советника
Алексея Юрьевича Бибикова
освидетельствовать соляные заводы,
бывшие во владении Вознесенского
мужского монастыря, сообщить о
сроках выварки соли, количестве
работных людей, расходе дров,
себестоимости выварки пуда, цене на
соль, рынках сбыта, расстоянии до
Иркутска. Для освидетельствования
соляного завода назначили
боярского сына Якова Давыдова,
посадского Зубова и ларешного
Зырянова. Используя свое
монопольное право по добыче и сбыту
соли, государство контролировало
деятельность монастырского
соляного промысла, обязывало
монахов обновлять
производственные и жилые
постройки, возвести в Усолье на
Большом острове соляной амбар и
жилую избу для ларешного.

На Малом острове
вместо сгоревшей 4 января 1751 г.
Вознесенской варницы была
построена новая варница размером
более 270 квадратных метров с
прирубом. В общем, здесь
образовался целый соляной городок.
От рассольного колодца в десяти
саженях на юго-запад стояла
работная изба площадью свыше ста
квадратных метров, со слюдяными
окнами, крытая драньем на два ската.
По ту же сторону находилась горница
с слюдяными окнами и сенями, а
напротив изба — столовая с комнатой
и сенями. Столовая и горница
разделялась забором с
двустворчатыми воротами. На
северной стороне от Вознесенской
варницы располагалась еще одна
чуть меньше площадью работная изба.
Во всех бревенчатых зданиях
имелись глинобитные печи.

Около варницы
стоял соляной амбар с перерубом, он
освещался одним окном с железной
решеткой. Соляной амбар был обнесен
бревенчатым забором, недалеко от
него находились два магазейных
амбара. Кроме указанных, были и
другие постройки: амбар с погребом,
кладовые с тремя амбарами под одной
двухскатной крыше, с шестью
дверями. Между этими амбарами
находился овощной участок,
огороженный тыном. Древесный уголь
хранился в "угольнике",
забранном в столбы. Возле угольника
стояла кузница с двумя кирпичными
горнами и наковальнями. В 25 метрах
от кузницы располагалась изба, за
ней скотный двор, в 19 метрах от него
— баня с предбанником.

Соляному промыслу
огромные ущербы наносили
наводнения, повышающие уровень
реки Ангары на два и более метров. В
1747 г. вода размыла печи, разбавила
соль в соляных амбарах, унесла
четыре тысячи погонных сажен
елтышных дров и сто коробок
древесного угля. Общие убытки
достигли 1228 рублей. Спустя четыре
года наводнение повторилось,
пресная вода уменьшила крепость
рассола в два раза, а,
следовательно, сократилась и
добыча соли. В результате этих
стихийных бедствий себестоимость
вываренного пуда соли повысилась с
одиннадцати до четырнадцати с
половиной копеек, а затем и до 17 с
лишним копеек, продажная же цена
пуда соли была установлена 10 копеек
за пуд. В январе 1752 г. иеромонахи
Вознесенского мужского монастыря
Ерофей, Игнатий и стряпчий Михаил
Попов написали челобитную царице.
Они просили для освидетельства
потопа направить в Ангарское
Усолье особую комиссию. В сентябре
на соляной промысел прибыли
поручик В. Чередов, священник И.
Семенов, определившие, что в 1751 г.
пуд вываренной соли со всеми
расходами обошелся в 19 коп. с четью,
фактически — 17 коп. 3 чети. В 1764 г.
своим указом царица Екатерина II
установила штаты духовных
учреждений Российской империи, по
которым Иркутскую епархию отнесла
к третьему классу, провела
секуляризацию церковного
имущества, освободила Вознесенский
мужской монастырь от ведения
хозяйственных дел, в т. ч. от
солепромысла в Усолье, переданного
в ведение казны.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector