издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иван ЩАДОВ: "На подчиненных ответственность не перекладываю"

  • "Удивительно,
    но никогда у меня прямого
    подчинения отцу не было".
  • "Аферой
    века" стала для наших людей
    приватизация по Чубайсу, она
    ущемила интересы рядовых
    работников".
  • "Чье
    могущество будет
    приумножаться Сибирью?"
  • "Стратегическая
    задача губернатора — добиться
    продовольственной
    независимости региона".

Иван ЩАДОВ:
"На подчиненных ответственность
не перекладываю"

Иван ЩАДОВ,
51 год, женат, имеет троих сыновей.
Родился в Черемхове, но дед,
председатель колхоза, настоял,
чтобы любимого внука
зарегистрировали в его родном селе
Верхний Бахан Боханского района.

У Щадова
три высших образования:
экономическое, техническое,
управленческое. В 1967 году закончил
Иркутский институт народного
хозяйства, затем без отрыва от
производства политехнический
институт, институт повышения
квалификации руководителей
высшего звена госуправления при
Академии народного хозяйства
Совета Министров СССР (1987 г.). Годом
позже — аспирантуру Московского
горного института.

И.М. Щадов —
профессор, доктор технических наук,
член Международной и Российской
инженерных академий. Автор более 50
научных работ.

С 1989 года —
генеральный директор объединения
"Востсибуголь".

— Иван
Михайлович, не так давно вас опять
переизбрали генеральным
директором, и вдруг вы выдвигаете
свою кандидатуру на должность
губернатора.

— Не вдруг. Я долго
думал, чтобы принять решение. Оно
пронизано одним — желанием
изменить ужасное экономическое
положение в области и остановить
падение производства. Я верю в
наших людей и знаю: мы станем на
нормальный путь развития, спасем
наше производство, село, культуру,
наследие наших предков. Давайте
выживать вместе. Я знаю, как это
сделать.

— Вы не
опасаетесь, что встретите в
"сером доме" непримиримую
оппозицию?

— В областной
администрации я знаю многих
ответственных руководителей.
Считаю, что оппозиции по отношению
ко мне не будет. Там есть
профессиональные специалисты,
прошедшие отбор делами. Но есть и
балласт. Вот эти люди вряд ли смогут
трудиться по-новому, они испорчены
властью.

— Приведете с
собой преданных вам людей?

— У меня один
критерий подбора кадров —
порядочность и компетентность.

— Злые языки
утверждают, что восемь лет назад в
кресло генерального вас усадил
отец, тогдашний министр угольной
промышленности СССР Михаил
Иванович Щадов.

— Ну, это старая
утка. Да, я сын министра (бывшего), но
с трех лет меня воспитывала мать.
Удивительно, но никогда у меня
прямого подчинения отцу не было: ни
в родном Черемхове, ни в Бурятии. До
генерального я прошел тернистый
путь, не миновав ни одной ступеньки,
начиная с горного инженера. На
выборах я победил в честной борьбе,
это подтвердит любой. С отцом мы
общались редко. Даже приезжая в
Москву, я у него не останавливался.
Зато мне от него доставалось
больше, чем кому-либо из
коллег-директоров. Однажды он меня
так распек, что я впервые у него в
кабинете испытал сердечный
приступ.

— Распекал
справедливо?

— Не сказал бы. У
него принцип — спрашивать строже с
ближних. Не скрываю, это меня
обижало. По-настоящему я понял, что
он прав по-своему, когда после моего
избрания генеральным в разные
инстанции от "доброжелателей"
полетели письма в высокие
инстанции, вплоть до Горбачева.
Расследовал такое письмо и
тогдашний глава правительства СССР
Николай Иванович Рыжков.
Разобрался, мы с ним беседовали.
После этого вопросы ко мне и отцу
отпали.

— Вы любите
власть употреблять?

— Только в крайних
ситуациях, когда никакие иные меры
воздействия не доходят. Жесткость
проявляю при решении
принципиальных вопросов, на
подчиненных ответственность не
привык перекладывать. Но готов
выслушать любое мнение. Если вижу,
что есть рациональное зерно, готов
поддержать. При спорах стараюсь
убедить не силой голоса, а
аргументами.

— Вас нередко
именуют "угольным генералом"…

— Зря.
Предприятие, которое я возглавляю,
является межрегиональным и
многоотраслевым. Это не только
Приангарье, но и Читинская область,
Бурятия, не только угольные
разрезы, но и транспорт, сельское
хозяйство, объекты
социально-бытового назначения. Это
интересы шахтеров, энергетиков,
железнодорожников, крестьян,
врачей, учителей, других слоев,
иначе говоря — большинства жителей
региона. Опыт такого управления
необходим для губернаторской
работы.

— На чью
поддержку вы надеетесь в
предвыборном марафоне?

— Своей
политической опорой считаю
здоровую оппозицию. Не тех, кто
выступает за возврат к прошлому или
только критикует, а тех, кто делает
конкретное дело. Это Лебедь и его
движение. Их цели — порядок и
справедливость — перекликаются с
наследием, почерком, традициями
лучших генерал-губернаторов
Восточной Сибири. Это Явлинский и
его сторонники. У "Яблока"
серьезная экономическая программа,
которую я во многом разделяю.
Нахожу общий язык и с умеренной
частью компартии (например, с
Аманом Тулеевым), тем более что по
жизни я скорее "красный
директор", чем "новый
русский".

— Такой блок
часто называют "третьей
силой"…

—… которая станет
первой.

— А "Наш дом
— Россия"?

— Вхожу в совет
областного отделения НДР, но
ситуация там сложная. Меня
тревожит, что интересы "Нашего
дома" и России все больше
расходятся.

— Иван
Михайлович, Иркутская область
всегда ассоциировалась с
крупнейшими стройками бывшего
Союза. Однако сегодня строительный
комплекс как бы споткнулся о порог
реформ, разваливается на глазах…

— Разве только
строительный? А лесопереработка,
золотодобыча, угольный… Одна из
передовых областей-доноров
голодает, пикетирует, бастует…
Приватизация для "своих"
людей, налоговые льготы для
коммерсантов, взяточничество и
казнокрадство опустошили казну до
такой степени, что государство уже
не в состоянии не только
предоставить рядовым гражданам
коммунальные льготы, но и
медицинское обслуживание,
образование, отдых. И даже работу.

Конечно, чтобы
вывозить из Сибири алюминий и
целлюлозу, нефть и газ,
строительные фирмы без надобности.
За "бугром" требуется сырье, а
не конкуренты. Так что пророчество
великого ученого поставлено под
сомнение — чье же могущество будет
прирастать Сибирью?

Жизнь
настоятельно требует внесения
незамедлительных коррективов в
нынешний курс реформ. В этом случае
без строительного комплекса не
обойтись. Значит, надо не дать ему
окончательно погибнуть. Необходимо
сконцентрировать силы на жизненно
важных для нашего региона стройках
и привлечь наших строителей. Мы же
нашли способы и возможности
пригласить Ангарское управление
(СПАО "АУС") на обустройство
Мугунского угольного разреза.
Кстати, это самый мощный на сегодня
проект в угольной отрасли России.
Почему бы не отдать строительство
объектов Ковыктинского газового
проекта Братскгэсстрою и тем самым
поддержать этот славный коллектив?
Надо давать бюджетные средства не
туркам, югославам или китайцам, не
случайным строителям, а
специализированным фирмам и
акционерным обществам, таким как
"Иркутскжилстрой", "Труд",
"Иркутскпромстрой",
"Агродорспецстрой"…

— Не секрет,
что ни одна из провозглашенных
целей приватизации не достигнута.
Ваш взгляд на этот процесс?

— Приватизация
была проведена поспешно,
необдуманно и ради самой
приватизации. Попросту говоря, для
реализации определенных
политических лозунгов. В
результате, к примеру, наша область
оказалась даже в числе лидеров по
России. При этом контрольные пакеты
акций крупнейших предприятий
региона попали в руки различных
финансовых групп и банков, а порой и
вовсе криминогенных структур.
Могло ли это положительно повлиять
на экономику области? Ответ,
думается, однозначен. Сегодня же
значительная доля средств от
реализации продукции оседает в
столичных банках, в областной
бюджет попадают крохи. Действия
новых хозяев зачастую приводят к
нарушению сложившихся
хозяйственных взаимосвязей и
разрушительно влияют на экономику.
В этой же ситуации губернатор
области должен не только
констатировать факты, но и
управлять процессом в интересах
жителей Приангарья. Кому, например,
на руку то, что не менее 30 процентов
акций "Иркутскэнерго"
оказалось за "бугром"? Явно не
нам. Грех будет, если в ту же сторону
уйдут и акции такого
высокотехнологичного предприятия,
как авиазавод.

— Стоит ли
осваивать Ковыктинское
месторождение газа? Не станет ли
Ковыкта "яблоком раздора"
между угольщиками и нефтяниками? По
большому счету, что выгоднее
использовать — уголь или газ?

— Проблему
Ковыкты я много раз обсуждал с
генеральным директором
"Иркутскэнерго" В. Боровским,
президентом компании "Русиа
Петролеум" Л. Платоновым,
генеральным директором Ангарской
нефтехимической компании Ф.
Середюком. Мною одним из первых
подписан документ о том, что
"Востсибуголь" не возражает
против Ковыктинского проекта.
Другое дело, как этот проект будет
реализован — с учетом шахтерских
интересов или нет. Если часть
полученной прибыли пойдет на
постепенное уменьшение угледобычи
и трудоустройство угольщиков, то я
согласен. Если же хозяин
Ковыктинского месторождения не
поможет шахтерам, а электростанции
"обвально" перейдут с угля на
газ, я категорически против. В
общем, существует нормальный,
цивилизованный путь решения
проблемы и возможность не
допустить трагедии.

— А каковы
ваши суждения по поводу
развернувшейся дискуссии о
жилищно-коммунальной реформе?

— Если реформа
пойдет по сценарию Чубайса —
Немцова, то это будет трагедия для
тысяч семей сибиряков. Положение,
судя по обороту, который набирает
"реформа" в области, будет
ухудшаться. Фискальную
направленность реформы можно и
надо смягчить прежде всего
снижением цен на энергоносители.
Мы, к примеру, уже к осени сбросим
цены на свой уголек на 15 процентов.
Думаю, и энергетики, хотят они того
или нет, вынуждены будут пойти на
снижение.

Во-вторых, пока не
запустим процесс замены
существующих технологий и
оборудования на
ресурсосберегающие, ни о какой
реформе и речи быть не может. Так и
будем обогревать воздух и землю,
сидеть с дырявым бюджетом и нищим
населением. Сколько бы ни повышали
квартплату, денег все равно не
хватит. Да и терпение людей не
беспредельно.

Словом, в этом
вопросе ближе всех мне политика
столичного мэра Юрия Лужкова,
который выступает против
поспешности в проведении реформы.

— Могут ли
крестьяне Приангарья рассчитывать
на вашу поддержку?

— Безусловно. Наше
объединение уже сейчас не словом, а
делом поддерживает село. Вот вам
конкретные адреса: совхозы
"Каменский", "Егоровский",
"Горняк", "Сибирь".
Немалые деньги, между прочим,
вкладываем в развитие
материально-технической базы этих
хозяйств, строим и
перерабатывающие цеха, закупаем
тракторы, комбайны. И не иждивенцы
они у нас, а равноправные партнеры.
Мы не избавились, как некоторые
другие крупные организации, от
нелегкой ноши.

Стратегическая
задача нового губернатора —
добиться продовольственной
независимости региона. Без
поддержки крестьянина, сами
понимаете, сделать это невозможно.

— Будет ли для
вас приоритетной социальная сфера?

— Больная тема, и
пообещать можно целые горы, но я
реалист. Постараюсь сделать все,
что в моих силах, чтобы не допустить
снижения социальных стандартов
жизни. В объединении я не отказался
ни от Домов культуры, ни от
стадионов. Как работали они в
Черемхове и Тулуне, так и работают.
Как плясали и пели ребятишки, так и
пляшут, и поют, занимаются в
различных кружках. Насколько мог,
сохранил и детские сады.

— А
баскетбольная команда мастеров
"Шахтера" не бьет по карману
шахтеров?

— Если жить только
одними проблемами, заботясь лишь о
хлебе насущном, то нужно в пожарном
порядке разогнать все классные
команды (их тысячи по стране),
которые обходятся в малую копейку
бюджету области, города, какого-то
предприятия. Если мы считаем себя
цивилизованными людьми и не
истребили в себе духовное начало,
то мы обязаны поддерживать
культуру, спорт, искусство. Команда
"Шахтер" — достояние всей
области, на его матчах трибуны
Дворца спорта переполнены. Это один
ответ на вопрос. Финансовое бремя
лежит не только на АО
"Востсибуголь", помогают
"Иркутскэнерго", авиакомплекс
(бесплатный проезд), областная
администрация. Так и должно быть.


Продолжительность жизни граждан
нашей области на 10 — 15 лет короче,
чем в европейских да уже и
азиатских странах. Что необходимо
предпринять, чтобы изменить
ситуацию?

— Прежде всего
нужна действенная помощь
работникам здравоохранения. Это
главная забота местной власти,
поскольку состояние здоровья
населения — важнейший показатель
состояния экономики региона.
Деньги необходимо и выгодно
вкладывать в те медицинские
отрасли и объекты, которые
ориентированы на профилактику,
предупреждение болезней.

Несмотря на всю
тяжесть навалившихся реформ,
повсеместные долги и неплатежи, мы
в прошлом году построили и сдали в
эксплуатацию
спортивно-оздоровительный
комплекс с прекрасным, по мировым
стандартам, игровым залом,
гостиницей, сауной, душевыми,
тренажерным залом. В дни летних
каникул здесь отдыхают и
набираются мастерства десятки
детей наших горняков. Вот почему мы
взялись за строительство самой
крупной в Черемхове поликлиники на
600 посещений. Жаль только, что по
вине областной администрации,
наших потребителей, и в первую
очередь АО "Иркутскэнерго",
задолжавшего предприятию сотни
миллиардов рублей, ввод
поликлиники затягивается. Но мы
найдем силы и возможности, чтобы
довести важнейший социальный
объект до ума.

— В области
располагается один из крупнейших
на востоке страны научных центров
Российской Академии наук. Намерены
ли вы учитывать этот фактор в своей
работе?

— Давно уже
учитываю. Добрые связи налажены и с
Сибирским энергетическим
институтом, и с некоторыми
научно-исследовательскими
учреждениями Академии медицинских
наук. Еще ведь Гете говорил:
"Наука — вот истинное
преимущество человека".

Как ученый я,
конечно же, не понаслышке знаю о
бедственном положении
отечественной науки, как знаю и о ее
высоком потенциале, достойном
великой страны. Вся беда в том, что
не по-хозяйски потенциал
используется. В портфеле
институтов сотни прекрасных
разработок, а внедряются единицы из
них. Отсюда одна из первых задач —
подтянуть инвестиции, создать
соответствующий климат. Да и самим
институтам надо дать возможность
заработать. Объявить, например,
конкурсы на выполнение необходимых
для региона НИР, выявить достойного
исполнителя и затем уж выделить
деньги. Есть и другие схемы
поддержки науки.

— Известно,
что вам предлагали высокие
должности в Москве. Почему
отказались?

— Мною движут не
конъюнктурные соображения. Если бы
не так, я давно бы уже работал в
столице. Здесь я принесу гораздо
больше пользы.

— Всех
интересуют заработки претендентов.
Опять же злые языки утверждают, что
Щадов не заинтересован
обнародовать свои доходы…

— Почему? Я на всех
встречах, когда об этом спрашивают,
не скрываю свой заработок. Да, я
человек состоятельный. У меня оклад
месячный восемь миллионов рублей.
Недавно, сдав 5-комнатную квартиру,
переехал в коттедж типового
проектирования, который
предоставлен мне решением совета
директоров "Востсибугля". А
вот внутреннюю отделку оплатил за
свой счет. Имею личный автомобиль.
Разумеется, все мои расходы
подтверждены документами.

— Умеете ли вы
отдыхать?

— В молодости
ответил без без раздумий. В
последнее время все реже удается
вырваться на природу. Зато когда
играет "Шахтер", оставляю все
дела и иду на баскетбол — любимую
игру моей юности. Вот где отвожу
душу. С удовольствием играю в
шахматы — на уровне первого
разряда. Не поверите, но ухаживать
за цветами в доме никому не
позволяю — это моя слабость. У меня
легкая рука: что бы ни высадил, все
растет. В отпуске, на отдыхе не
выпускаю из рук фотоаппарата.

Беседу вели
Юрий ПРОНИН, Сергей КЕЗ, Александр
АНТОНЕНКО, Павел КУШКИН.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector