издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Духовенство и книга

Духовенство и
книга

Надежда
КУЛИКАУСКЕНЕ, историк

(Окончание.
Начало см. в N^ 118-119 от 14 и 21 июня).

"Важно
всегда было и всегда будет только
то,

что
нужно для блага не одного человека,
а всех людей"

Л.Н.
Толстой

Подлинные
любители и знатоки книг, собиравшие
библиотеки в течение всей жизни,
были среди местного духовенства.
Владельческие надписи на книгах,
авторские работы с дарственными
записями, свидетельства иркутских
летописцев донесли до нас имена и
деяния целых династий
потомственных священников
(Шастиных, Шергиных, Родионовых,
Поповых, Копыловых), передававших
из поколения в поколение вместе с
церковными приходами книги. Многие
из них посвятили себя не только
служению церкви, но и просвещению,
научным занятиям, общественной
деятельности, являлись членами
Восточно-Сибирского отдела
Русского географического общества
и оставили глубокий след в истории
края. В этих библиотеках не было
таких уникальных и редчайших
изданий (за некоторым исключением),
как в собраниях архиереев. Они
составлялись с учетом интересов,
занятий владельцев и включали
книги по богословию, философии,
истории, этнографии, географии,
языкознанию на русском и
иностранном языках. Но, к сожалению,
большинство их погибло.

Вот что
вспоминает Н.С. Романов о книгах,
оставшихся от библиотеки после
пожара в 1879 г., увидев их у своего
товарища Николая Громова: "Я
первый раз видел так много старых
книг и помню то благовение, которое
охватило меня. Я считал их
владельца счастливым человеком".
Им был Прокопий Васильевич Громов
(179? — 1880), кафедральный протоиерей
(более 50 лет исполнял свой
пастырский долг),
"достоуважаемый ветеран"
духовной семинарии (воспитанник,
преподаватель, ректор), первый
редактор "Иркутских
епархиальных ведомостей" (1863 —
1870), один из учредителей Сибирского
отдела Русского географического
общества (занимался вопросами
статистики, участвовал в работе
различных комиссий по снаряжению
научных экспедиций, редактировал
присылаемые для публикации статьи
по этнографии, статистике Сибири,
выступал с научными докладами) и,
наконец, коллекционер, книгочей.
Можно только представить какой
значительной и ценной была
библиотека П. Громова до постигшего
ее несчастья. Особый интерес в ней
наряду с книгами имел архив
протоиерея (выписки из архивных
документов Вознесенского
монастыря, Иркутской духовной
консистории, записки, предания
старожилов города, собранные им,
личные воспоминания, работы в
рукописях и иные материалы). Скорее
всего, уцелевшая часть библиотеки
после смерти П. Громова была
увезена родственником в Петербург.
Портрет этого недюжинных
способностей человека будет
неполным, если не сказать о его
научной работе. Изучая историю
распространения и утверждения
православия в Сибири и на востоке
России, П. Громов написал книги
"Начало христианства в Иркутске
и Св. Иннокентий 1-й епископ
Иркутский" (Иркутск, 1868) (ее
документы вошли в книгу о
первосвятителе Иннокентии
Иркутском, подготовленной к юбилею
Иркутской епархии писательницей
В.В. Сидоренко), "Описание церквей
в Камчатке" (Иркутск, 1861) и другие.

Рядом с книгой
прошла жизнь и другого яркого, но
менее известного представителя
иркутского духовенства —
кафедрального протоиерея,
преподавателя церковной истории
Афанасия Александровича
Виноградова (1832 — 1900). Более сорока
лет он проповедовал христианскую
веру в Русской Америке, Якутске и
Иркутске. Ему довелось учиться и
служить с известными в будущем
деятелями России и Сибири. А.
Виноградов написал интересные
воспоминания об историке-демократе
А.П. Щапове, монголоведе А.А.
Бобровникове (с ними учился в
Иркутской духовной семинарии и
Казанской духовной академии),
выдающемся деятеле Русской
православной церкви митрополите
Московском и Коломенском
Иннокентии (Попове — Вениаминове).
Последние вошли в книгу И.
Барсукова "Иннокентий,
митрополит Московский и
Коломенский, по его сочинениям,
письмам и рассказам
современников" (М., 1883). Немало
своих работ А. Виноградов посвятил
истории Иркутской епархии.
Некоторые из них не потеряли
значения и сегодня. Это
"Историческая записка об
Иркутской духовной семинарии…",
составленная им к ее 100-летию,
"Летопись о построении в
Иркутске нового кафедрального
собора" (Иркутск, 1895) и другие.
Многие свои статьи он печатал на
страницах "Иркутских
епархиальных ведомостей",
редактором которых был в течение 12
лет (1888 — 1890). Как этнограф
протоиерей А. Виноградов принимал
деятельное участие в работе
Восточно-Сибирского отдела
Русского географического общества.

Представить
священника и преподавателя
церковной истории Ивана
Никандровича Дроздова, идущим по
улице без книги, по словам Н.С.
Романова, было невозможно. Он был
постоянным посетителем букинистов
и барахолки, называемой
старожилами Иркутска
"культурным гнездом" за
большое количество и разнообразие
книг на ней. В библиотеке И.
Дроздова насчитывалось около 2000
книг по гуманитарным наукам, в
основном, на иностранных языках, в
том числе древних. Среди них было
много изданий XVII—XVIII вв. и ценных
художественных альбомов. Как и П.
Громов, А. Виноградов изучал
сибирскую церковную историю и
опубликовал известные работы, —
"Святитель Иннокентий 1-й епископ
Иркутский" (Иркутск, 1903),
"Очерки по всеобщей церковной
истории" (Иркутск, 1901) и другие.
Уезжая из Иркутска после закрытия
духовной семинарии и мужской
гимназии, И. Дроздов не смог увезти
библиотеку. Его книги поступили в
некоторые учебные заведения города
и Иркутский университет (1787 единиц),
где выдавались только с особого
разрешения. Сохранившиеся в
научной библиотеке университета
книги сейчас выделены в коллекцию
для описания и изучения этого
ценного собрания.

Уже в XVIII — первой
половине XIX вв. Иркутск становится
одним из важных в России центров
монголоведения. В этом есть и доля
большого неустанного труда
представителей духовенства. Из
Иркутской духовной семинарии, где
монгольский язык преподавался с
миссионерскими целями, вышли
известные ориенталисты-лингвисты.
Непреходящее значение имеют
фундаментальные работы по истории,
географии и культуре народов Китая,
Центральной, Средней и Восточной
Азии основоположника научного
китаеведения в России, монголоведа,
первого ректора Иркутской духовной
семинарии Иакинда ( (Бичурина)
(1802—1806). Его книги с дарственными
надписями сочинителя В.Н. Баснину
представлены в библиотеке
книголюба. Изучением монгольской
литературы занимался протоиерей,
преподаватель духовной семинарии
Александр Бобровников (? — 1831),
хорошо знавший бурятский и
монгольский языки. Он перевел
несколько книг духовного
содержания на монгольский язык и
составил первую по времени
грамматику монгольского языка.
Ценным вкладом в восточную
литературу была "Грамматика
монгольско-калмыцкого языка
(Казань, 1849) его сына Алексея
Бобровникова (1821 — 1865), воспитанника
Иркутской духовной академии.
Новизна метода (соединение
книжного и разговорного
монгольского языка) и тщательная
обработка материала ставили ее
выше учебников, монгольского языка
признанных в монголоведении
авторитетов — профессоров О.М.
Ковалевского и А.В. Попова. "Это
прекрасное сочинение, — по оценке
бурятского ученого Д. Банзарова, —
обогатившее ученую русскую
литературу, было признано
классическим и удостоено в 1850 г.
императорской Академией наук
второй Демидовской премии.

В течение более
сорока лет потомственный иркутский
священник Иоанн Родионов (? — 1891)
трудился над составлением
русско-бурятско-монгольского
словаря, начатого его дедом Яковом
Родионовым. Многолетний труд
Родионовых был завершен в 1873 г.
Ценный словарь в 15 книгах, так и
оставшийся в рукописи, был
предшественником всего двух
дореволюционных изданий
русско-бурятско-монгольского
словаря: "Н. Волошинова (СПб., 1891) и
монголоведа, этнографа,
преподавателя Иркутской духовной
семинарии И.А. Подгорбунского
(Иркутск, 1901). Сохранились только 10-я
и 15-я книги словаря, переданные в
дар Иркутскому университету
известным ученым филологом П.Я.
Черных. Другие его части, как и
книжное собрание И. Родионова
(после его смерти хранилось в семье
Черных), погибли от пожара в 1901 г.
Оставшиеся обгоревшие книги,
бумаги священника родственник
протоиерея П.В. Громов увез в
Петербург.

Большим любителем
книги был кафедральный протоиерей,
преподаватель духовной семинарии и
других учебных заведений Иркутска,
отдавший более 50 лет
педагогической деятельности, член
ВСОРГО Александр Матвеевич Орлов.
Будучи семинаристом, он стал
собирать книги и имел значительную
библиотеку с отделами богословия,
философии, истории, с большим
количеством изданий на иностранных
языках. Как отличный знаток
монгольского языка, А. Орлов
перевел на монгольский язык
"Краткий катехизис", составил
грамматики монгольского и
маньчжурского языков, хрестоматию
маньчжурского языка и собрал много
песен, сказок, легенд для
подготовки монголо-бурятской
хрестоматии. После его смерти
библиотека поступила в девичий
институт Восточной Сибири, а в 1920 г.
в неполном составе — в научную
библиотеку Иркутского
университета.

Живой интерес
священнослужители проявляли к
истории края. И сегодня мы
обращаемся к трудам законодателя
Иркутской мужской и женской
гимназий, пожизненного члена
Географического общества
Александра Алексеевича Ионина (? —
1901). Еще в студенческие годы, когда
А. Ионин после окончания Тобольской
семинарии учился в Киевской
духовной академии, он стал
заниматься научной работой. За
опубликованную "Летопись
Вознесенского монастыря" ему
было присуждено звание магистра
академии". Он опубликовал ряд
статей в периодической печати и
написал несколько известных работ.
Одна из них — "Описание о
поставлении городов и острогов
Сибири по взятии ее была
представлена 1900 г. в Томский
университет на конкурс-премию А.М.
Сибирскова за лучшее сочинение по
истории Сибири и получила высокую
оценку.

Иркутску, в
отличие от других городов Сибири,
посчастливилось сохранить историю
своей малой родины, рассказанную на
страницах летописей. Как и многие
иркутяне, духовные лица
интересовались городовыми
летописями и имели к ним
непосредственное отношение. На
обложке хорошо сохранившегося
большого тома рукописи читаем:
"Летопись города Иркутска,
списанная купцом Василием
Алексеевичем Кротовым с другой,
имевшейся у него, и дополненная его
записями. Подарена им отцу
протоиерею Алексею Шергину в 1857 г.
Но как уточняет запись протоиерея
Григория Шергина в рукописи, она
была составлена летописцем по
заказу от отца протоиерея
иркутской Прокопьевской
(Чудотворской) церкви Алексея
Ивановича Шергина. Не исключено,
что он писал (или имел) записки по
истории города и передал их В.
Кротову. К счастью, летопись
уцелела, когда в огне
опустошительного пожара 1879 г.
сгорело собрание старинных книг
потомственных священников
Шергиных (сохранились лишь
отдельные книги), и вот уже 140 лет
ждет своего издания. В известной
"Иркутской летописи… П.И.
Пежемского и В.А. Кротова (Иркутск,
1911) тексты рукописей обоих авторов
были опубликованы частично, с
пропусками, ошибками, неточностями.

Рассказ о
представителях иркутского
духовенства, жизнь которых прошла в
служении церкви и рядом с книгой,
можно продолжать и продолжать.
Впереди новые поиски… и новые
загадки…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер