издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Поклонюсь нашей старой избе..."

Татьяна
НАЗАРОВА, г. Зима

"Поклонюсь
нашей старой избе…"

Кто мне ответит,
что такое жизнь?

Извечная загадка
— чудо жизни.

— О, любопытство
дерзкое, уймись,

Послушным будь и
не мечись капризно.

Того не знать ни
позже, ни сейчас.

А может быть,
подумалось случайно,

Живая эта
трепетная тайна

Вся обнажится в
мой предсмертный час?

Весна жива

Был непривычным
нынешний апрель,

Неласковым,
сентябрьски-дождливым.

В сумятице
последних двух недель

Был град и
бесновался глупый ливень.

Неистово, без
устали, взахлеб

Стучался он в
глазницы сникших окон.

Казалось, что
весна совсем умрет,

Закрутит время
вспять, наступит осень…

Но так казалось.
Непогодь поправ,

Уже бурлила жизнь
в набухших почках.

Навстречу свету,
груди распластав,

Рвались живые
тонкие листочки.

Я поняла, что в
боли и слезах

Сама весна на свет
листву рожала.

Порой всходило
солнце в облаках —

Тогда весна от
схваток отдыхала.

Утихнут
затянувшиеся роды,

Весна обдаст
теплом, она жива…

Взорвутся над
землей тугие всходы,

И закружит
новорожденная листва!

* * *

Когда б ты, сердце,
не болело,

Когда б ты, сердце,
не рвалось,

В бредовый омут не
летело…

Но лучше ль мне
тогда жилось?

Воскрешение

Воскресил меня
Саша Вампилов —

Пробудил от
глубокого сна.

А волна по Байкалу
катила,

и стонала истошно
волна.

И шептала
призывно: "Мой милый,

Для тебя одного
рождена".

И отдался ей Саша
Вампилов…

В тот же час я
восстала из сна.

Моей маме

Мама, мама, тебе со
мной трудно,

и сама я с собой не
в ладу.

Где-то зреют
светло и подспудно,

чувства те, что
назвать не могу.

И вина, и тревога,
и нежность —

Вспышки молний в
печальной судьбе

А тебе все не
спится, как прежде,

Нет со мною покоя
тебе.

Что же делать? Я
выйду к рассвету,

Поклонюсь нашей
старой избе.

Я спасти бы хотела
планету

Чтоб на ней не
грустилось тебе.

* * *

Всю ночь шел снег,
лаская тишину,

А утром лег к
ногам пугливым пухом.

Ни сердцу не
подвластную, ни слуху

Он тронул ту
запретную струну,

Щемящую и чистую
до боли.

Как-будто душу,
жившую в плену,

Сегодня отпустила
я на волю…

* * *

Живу невенчанная,
от страха взвинченная,

Зато доверчивая,
зато улыбчивая,

Живу как бог
пошлет.

Пою все жалобней,

и на порожек мой
сентябрь пожаловал.

Ах, ветры буйные,
ах, злые дождички,

Идут на убыль все
мои годочки!

Поезд жизни

На пламень я
всхожу, и нет пощады

Теперь уже ни
сердцу, ни уму.

Напрасно вы,
насмешливые взгляды,

Прицелились к
движенью моему.

Вам непонятна,
неподвластна участь

Людей, сжигавших
сердце на огне.

Иду в огонь, и
радуюсь, и мучаюсь,

и сладко мне, хотя
и больно мне…

Встреча гостей

Остановился у
перрона экспресс "Владивосток —
Москва",

и пассажиры
удивленно прочли на вывеске:
"Зима".

Зима по-зимнему
встречала: с небес неспешно падал
снег,

Глаза старинного
вокзала блистали из-под льдистых
век.

А пассажиры
удивлялись — Зима, она и есть Зима.

И прямо в тапочках
ступали на свежий снег.

И я сама им вслед
невольно улыбалась.

И было так тепло
кругом, что показалось —

Я впускаю гостей в
свой уютный, чистый дом.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector