издательская группа
Восточно-Сибирская правда

слоны -- звери обидчивые...

Дрессировщики
Филатовы:

слоны — звери
обидчивые…

Светлана
МАЗУРОВА, "Восточно-Сибирская
правда"

Иркутяне
знают, что в цирке в эти дни
выступают знаменитые
дрессировщики Филатовы — Татьяна и
Александр, заслуженные артисты
России. (Татьяна — младшая дочь
выдающегося дрессировщика
Валентина Филатова, народного
артиста Советского Союза.
Александр — ее муж. А Филатовской
цирковой династии, представьте, уже
более 150 лет!). Уникальный
аттракцион "Медвежий цирк",
который, кстати, скоро отметит свой
50-летний юбилей, и "Дрессура
индийского слона" приводят в
восторг и умиление зрителей многих
стран. Публика поражается, как
легко выполняют трюки филатовские
животные. Кажется, они все могут,
все умеют, нет для них ничего
невозможного. Что еще радует,
бросается в глаза: отношения между
дрессировщиками и зверями очень
добрые. Ни тебе окриков, ни угроз. И
кажется, что звери работают… с
улыбкой!

Сегодня я
прошу Филатовых познакомить меня (а
значит, и читателей) с
четвероногими артистами поближе.

Слоны

Необходимое
вступление. Со слоном в манеж
выходит Татьяна Филатова. Рада — ее
любимица. Татьяна Валентиновна
рассказывала мне, как все
начиналось:

— Когда-то у
меня был разговор с папой, он
спросил, какое животное я хотела бы
иметь. Я сказала, что не люблю
мелких зверюшек, люблю крупных.
"Ну что, тогда — слон", —
говорит папа. И так появился слон.
Папа был занят в разных жанрах и
очень хорошо знал многих животных —
тигров, леопардов, слонов, потому
что еще в молодости работал с
Корниловыми (это тоже знаменитая
цирковая династия, наши
родственники). Взяли мы слона и
сделали номер. И вот работаем с 74
года. Раде тогда уже был год. А
назвали мы ее так потому, что были
очень рады, что она у нас появилась.

Сейчас Раде
24 года и весит она примерно четыре
тонны. Это, между прочим, самый
расцвет: слоны обычно живут 70 лет.

К Филатовым я
пришла с газетой, в которой
сообщалось о трагическом случае,
происшедшем недавно в театральном
центре "Страна чудес дедушки
Дурова": слониха убила
(придавила) рабочего, которого
обожала и который очень любил ее. По
всему видно, что все вышло случайно.
И вот комментарий знаменитой
дрессировщицы Натальи Дуровой:
"Везде, где люди работают с
животными, несчастные случаи могут
происходить!.. У моего дяди была
слониха, которая убила несколько
человек. И он не отказался от нее. У
нас, Дуровых, есть закон: если
берешь животное, то будь с ним до
конца".

Филатовы
придерживаются другой точки
зрения: если животное однажды
напало на человека, в любой момент
жди беды — подобное может
повториться. С таким зверем
работать опасно. От слона укромных
мест не будет: он может и задом
пятиться, и ногой придавить, и
хоботом стукнуть.

— Как-то мы взяли
слониху из зооцирка, хотели сделать
номер с двумя слонами (уже когда
работали с Радой). Знали, что у них
характеры разные, что новенькая
агрессивна, особенно по отношению к
мужчинам, не подпускает их к себе.
Видимо, ее били когда-то. Но пошли
репетиции, и вроде все было
нормально. А в один прекрасный день
произошло вот что: у этой слонихи
вдруг расширились глаза, прямо
навыкат стали, и она понеслась с
манежа в закулисную часть. Саша
пытался ее за ухо приостановить, а
она его, можно сказать, на ухе
понесла. Но потом сама встала около
слоновника как вкопанная и
спокойно вошла в него. Второй
случай: нам надо было грузить ее, а с
ней опять что-то произошло (может
быть, она что вспомнила): ну ни в
какую не двигается, нет у нее
настроения. А так скользко было в
манеже, да сзади стоял Саша, что я
испугалась, как бы она его не
раздавила. Кое-как мы из этой
истории выпутались. В общем, видно
было: что-то происходит в сознании
слонихи, часто у нее начинали
внезапно расширяться глаза, и она
могла хоть куда идти напролом,
могла и по рядам шагать, через
центральный проход. Короче, мы
отказались от этого номера и взяли
себе за правило никогда не брать
животных из чужих рук. Потому что
руки у всех дрессировщиков разные,
все работают по-разному, у каждого
свой метод. Животное должно быть в
одних руках. Так же, как и дети. У
разных учителей методы разные.
Ученики любят и понимают одних и не
всегда понимают, что от них требуют
другие… А ту слониху мы сдали в
зоопарк.

У нас был
служащий, которого Рада обожала. Он
за ней все время ухаживал, и если
вдруг засыпал рядом, она никого не
подпускала близко, стерегла, чтобы
никто не нарушил его сон. А другого,
например, она просто не переносила:
где бы ни видела его, бежала со
всего маху, чтобы стукнуть его
хоботом или как-то прижать,
придавить. Это была катастрофа, и мы
отказались от этого человека. Слоны
— очень чуткие животные. Видимо,
что-то произошло у рабочего с Радой
накануне, раньше. Может быть, ее
наказали, обманули: не дали,
пообещав что-то, на подкорм. Так и у
Дуровых. Мы ведь не знаем, какая
была ситуация. Потому что просто
так, если ничего не случилось,
животное не будет нападать на
человека. Как раз именно слоны,
умные животные.

У слонов очень
хорошая память, они долго помнят
обиды. В цирковом мире известны
такие случаи. Один служащий дразнил
слона зажженной сигаретой, так слон
придавил его. А другой слон узнал
своего обидчика даже спустя
несколько лет и тоже отомстил ему.
Доброго человека они помнят долгие
годы, но и злого не забудут. Мой дядя
Александр Николаевич Корнилов
как-то сдал слона в зоопарк, потому
что он стал агрессивным. Несколько
лет они не виделись. А потом, когда
дядя пришел в зоопарк, слон тут же
узнал его по голосу и отреагировал:
так радостно затрубил! Если мы
долго не видимся со своей Радулькой
— два-три месяца (работаем где-то в
другом месте с одними медведями),
она так радуется, когда мы
наконец-то появляемся! Издает такие
звуки! Весь цирк может, как
говорится, на уши поставить. А
злится тоже по-своему. Издает
совсем другие звуки, урчит себе под
нос, заворачивает хобот. Не любит
чужих людей, не подпускает их к
себе. Как-то директор одного цирка
решил показать ее своим приятелям.
Протянул ей морковку, она взяла ее,
проглотила, но потом быстренько
стукнула его скрученным хоботом,
чтобы посторонние не подходили к
ней.

Слон — животное
очень специфическое, уникальное.
Нам вот сейчас нужен еще один
человек для ухода за Радой. Но
подобрать к слону ключик сложно, он
может не принять человека. Сначала
она будет обхаживать новичка, чтобы
узнать, на что он способен, а потом,
если он ей подходит, она его примет.
Если вы подошли друг другу, то
будете работать долгие годы, и все
будет в порядке, а если слон вас не
принял, то ничего не получится. Мы
находим общий язык. Ко мне Рада
относится с любовью, как к
партнерше, к подруге. Сашу она
воспринимает как более строгого
человека, побаивается его немного.
Вот такой получается контраст.

— Интересно, а
бывает, что Рада обижается на вас?
Как это обычно выражается?

— Обижается, если
вдруг незаслуженно получила
нагоняй. Но в то же время, когда
совершенно точно знает, за что ее
наказывают, она тоже в обиде, но не
показывает этого. Если она
обижается — отводит глаза. И еще. Я
буду с ней разговаривать, а она
отвернется, вроде как не желает со
мной говорить. У нас было такое. В
Москве нас просили показать слона,
мы стояли рядом с Радой и
разговаривали о ней. Но я стояла к
ней спиной. И тогда она забросала
нас сеном! Мол, повернитесь,
посмотрите, я вообще-то здесь… Ей
не нравится, когда говорят о ней и
еще стоят к ней спиной.

Рада у нас очень
капризная, эгоистка, потому что
одна. Как единственный
избалованный ребенок в семье. К
тому же, она девочка, значит,
воображалистая, как все девочки. Мы
ее лелеем, жалеем. Она привыкла,
чтобы все ходили вокруг нее,
уделяли ей внимание. Поэтому с
годами характер у нее стал
тяжеловатым. Но зато очень
способная, понятливая, умная,
исполнительная, несмотря на свои
капризы.

— Вчера папа, —
рассказывает мне Саша-младший, —
шутя обозвал Раду толстой свиньей.
Как она на него обиделась! Давай
свистеть, шипеть вот так: ш-ш-ш-ш. А
потом отвернулась.

— Да, — продолжают
родители. — Рада за долгие годы
изучила нас, наверное, так же
хорошо, как и мы ее. Знает голоса,
интонации различает. Вообще у нас
такое впечатление, что она все
понимает, все наши разговоры, знает,
о чем идет речь. Вот мы только
подумали, как бы она у нас батарею
не разнесла, и решили сделать
завтра крепежку. Не успели —
разнесла. Только поговорили о том,
что в слоновнике надо снять
целлофан и поставить стекло, чтобы
ей не дуло, она и это разнесла.

А если у нее что-то
болит и она может показать это
место нам, показывает. Ногу,
например, вытягивает: обратите, мол,
внимание. Смотрим, у нее и вправду с
подошвой что-то…

Если наша Рада
долго находится одна, начинает
стучать хоботом, требовать, чтобы к
ней пришли. Если за ней надо убрать
(она не будет стоять в мокром и
грязном помещении) — то же самое.

— А что вы
делаете, когда она не слушается?
Кнутом или пряником действуете?

— Нельзя сказать,
что мы дрессируем с помощью одних
пряников. Так же, как и ребенка
нельзя воспитывать "на
сладостях". Правда? Но кнут — по
делу! Бывает, что-то у животного не
получается, оно просто сбилось,
надо направить его и все. А дальше —
терпение. Дрессировщик должен
выходить на работу, оставляя позади
себя все невзгоды, в нормальном,
уравновешенном состоянии. Если ты
опечален, возбужден, это передается
животным.

Вот вчера на
репетиции Рада начала дурака
валять: крутится по манежу,
вертится, все делает нехотя. Саши не
было. Пришлось нам его по телефону
вызывать. Но вот появился Петрович
— и работа пошла. Так же однажды не
было меня на репетиции, Радулька
работать не захотела. Пришла я.
"Радуль, — говорю, да ты что?"
Она и размякла. Все на месте, все
нормально. Как мы, люди, говорим:
"Ой, все дома — все в порядке, все
хорошо". Так и здесь.

Характер у Рады
упрямый. Если ей что-то не нравится,
она может упереться, может не
сделать трюк. У нас был случай,
когда на представлении она
отказалась выполнить один трюк. Мы
не знали, что и думать, что же с ней
случилось: или ей что-то не
понравилось, или у нее что-то
болело. Тогда еще папа был жив. Он
сказал: "Так, все, расходимся".
Мы ушли, а утром, когда пришли на
репетицию, видим, папа с ней ходит в
манеже, разговаривает и нам
показывает: вот, пожалуйста. И она
все безоговорочно сделала.

У папы, кстати, был
совершенно гениальный дар, у него
было развито как у дрессировщика
так называемое шестое чувство.
Животные его обожали. У сестры была
обезьянка по кличке Самурай,
которую папа привез из Латинской
Америки. К ней никто, кроме него, не
мог подойти. Она всех кусала. А как
только папа входил к ней в клетку,
она прыг к нему на шею и начинала
что-то мурлыкать ему на ухо,
обнимала крепко. Пришлось ее, к
сожалению, отдать в зоопарк, потому
что ни Люся, ни ее муж Валера
работать с ней не смогли…

Папа очень хорошо
знал животных, любил свою
профессию, жил цирком. И они
настолько его понимали и знали, что
слышали его далеко, были подвластны
ему: он мог идти, кашлять, смеяться,
громко разговаривать, а у них в это
время даже ушки оттопыривались и
поворачивались в его сторону. Ни с
кем другим спутать его не могли. Нам
всем было очень тяжело, когда его не
стало, и несколько лет еще мы не
могли поверить в то, что не
откроется дверь в гримерной, не
войдет он и ничего не скажет… Этот
человек был на своем месте,
уникальный в дрессуре. Очень много
можно было у него почерпнуть. Не
только нам, родным. У него было
много учеников, и он всем помогал,
передавал все, что знал.

Рада в кино

— Рада снялась в
нескольких фильмах. Недавно у вас
тут шел один из них — стереофильм
"Замурованные в стекле". Когда
мы были с ней на съемках в брянских
лесах, убедились, например, в том,
что, как бы мы ни доверяли животным,
все же за ними нужен глаз да глаз.
Вот лес, свобода. И Радулька
побежала по лесу, мы все — за ней.
Правда, голос ее остановил. Ее
кусали слепни (казалось бы, кожа
такая толстая, что для нее какие-то
мошки?), и она давай бегать, а мы ее
ловить. А что было на берегу реки!
Она давно не видела такого обилия
песка, воды. И как завалилась в
песок, перевернулась на спину,
разморилась, давай блаженствовать.
Мы ничего не могли снимать, пока она
не отвела душу. Потом еще
барахталась в воде. Наверное, такое
блаженство испытывала, как люди в
ванне, когда хотят расслабиться,
отдохнуть, забыть обо всем.

Или в другой
работе — на съемках фильма "Лев
ушел из дома" в Баку (в нем
снимались Берберовы со своим
знаменитым львом). Там был
искусственный бассейн на
территории детского сада. По
сценарию, слон должен был
поплескаться с детьми. А она как
попала в бассейн, вытащить ее уже не
мог никто, пока как следует не
наплавалась, не получила море
удовольствий. Саша бросился за ней
в бассейн. А дети вокруг в восторге.
Слон купается, хлюпается, вода из
бассейна выливается! Только мы
страдаем: как же ее вытащить?

Послесловие

… После вкусного
обеда у Филатовых остался тортик.
Решили угостить Раду. Она страшная
сладкоежка! Обожает пирожные и
булочки, арбузы и дыни, яблоки и
морковку, сахар, конфеты…
"Родители" ее частенько
балуют.

И напоследок я
рассказываю Радиной хозяйке:

— Как-то один
дрессировщик, работающий с
хищниками, сказал мне: "Мечтаю о
слоне. Пусть он даже ничего не будет
выполнять, никаких трюков, а просто
выйдет в манеж… Представляете,
сколько будет радости детям:
настоящий слон, огромный, ходит
совсем рядом с ними!"

— Нет, я не
представляю! — возразила Татьяна
Филатова. — Меня воспитывали
по-другому. Отец учил: если ты вышел
в манеж, покажи, на что способны
твои животные. Как-то в Японии у
Рады заболела нога, и она, хромая, не
могла работать. "Ну и ладно, —
говорит мне импресарио. — Пусть не
будет трюков, пусть слон просто
выйдет, покажется". Я не
согласилась. Что ж я буду позорить
фамилию Филатовых —
демонстрировать животное, словно в
зоопарке?

* * *

P.S.
Конечно, я не забыла, дорогой
читатель, и о "Медвежьем цирке"
Филатовых. Поэтому в следующем
субботнем номере расскажу вам об их
замечательных мишках.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector