издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"СЛЕПЫЕ РОДИТЕЛИ" ДЕТЕЙ В ТЕМНЫХ ОЧКАХ

"СЛЕПЫЕ
РОДИТЕЛИ" ДЕТЕЙ В ТЕМНЫХ ОЧКАХ

"Вечная
молодость" не в первый уже раз
обращает ваше внимание на
опасность наркотиков, особенно для
молодых. Наркоманов с того времени
меньше не стало, поэтому остается
потребность в таких материалах.

Семнадцатилетнего
Сергея доставили в реанимацию.
Несколько часов врачи боролись за
его жизнь. Мать была в истерике,
отец — в шоке от всего
произошедшего.

В этот день
Сережа как обычно пришел домой,
взял маленький телевизор и пошел в
ванну. Зашумела вода. Спустя
некоторое время мать начала
волноваться — сын долго сидел в
ванной и не отзывался.
Встревоженный отец взломал дверь…

Этим утром
сын вместе с друзьями принял
традиционную дозу опия. (Как
выяснилось позже, Сергей потреблял
наркотики уже несколько месяцев.)
После этого он решил понежиться в
горячей воде. Произошло полное
расслабление организма — он уснул и
погрузился в воду с головой. Еще
чуть-чуть и случилось бы
непоправимое.

После реанимации
Сергея доставили в наркологическое
подростковое отделение
психонаркологического диспансера
к главному психотерапевту области
Владиславу Пушкову.

— Все это
происходит потому, что родители по
году и более не видят, чем живут их
дети. Все силы родителей брошены на
накопительство, — рассказывает
Владислав Анатольевич.— Страшно то,
что сегодня расслабляется даже
"золотая" молодежь — дети
"престижных" родителей. Многие
просто балуются, экспериментируют
и считают, что они могут переиграть
наркотики. Они думают, что они умней
и хитрей наркотиков.
Надеются,
что у них хватит силы воли и
интеллектуальных качеств, чтобы
противостоять. Но рано или поздно
за все приходится расплачиваться. У
наркоманов не рождаются
полноценные дети.

Порой с одного
укола гибнет все: учеба, престижная
работа, семья. Часто попадают под
внимание правоохранительных
органов, заражаются гепатитом
групп В и С (который впоследствии
может стать причиной инвалидности),
еще страшней — СПИДом. Не спорю,
человек может выйти достойно из
этой ситуации, но рано или поздно
наркотик расправляется даже с
самой сильной личностью. Таких
примеров достаточно.

Во время
нашего разговора в кабинет входит
рыжеволосый паренек лет
шестнадцати.

— Ему бы в
"Ералаше" сниматься, а он…—
шутит Пушков.

Дима в
диспансере лечится уже второй раз.
Первый — не долечился, сбежал.

— Помню, когда его
привели за ручку совсем еще
маленького, а он уже с пакетом был.
Дима, можно сказать, прошел все
стадии: токсикоманил, потом пил
водку, последние полтора года
наркоманит. К нам его направила
комиссия по делам
несовершеннолетних. Как все
сложится — покажет время. Знаю
только, что ему потребуется три
года реабилитации. Хорошо, что он
все-таки продолжает учиться (сейчас
он в 9 классе). Школа не должна быть
строгой к таким, как он, иначе они
начинают бояться. Из-за больших
пробелов в знаниях они сразу не
могут войти в учебный процесс,
начинают отставать, в итоге
перестают ходить в школу. Учителям
преподавателям вузов нужно понять
их.

На столе
главврача — горы папок с личными
делами пациентов диспансера. В
каждой из них горе и неврозы
родителей, которые больше никому и
ни во что не верят.

— Владислав
Анатольевич, вы сказали, что часто
слышите от родителей, что
наркомания неизлечима…

— Да. Но у каждого
человека есть шанс. Все зависит от
конкретного случая, особенностей
больного, вида наркотика, от той
среды, в которой он вращается, от
семьи. Медицина здесь не
доминирует. Важную роль играет
восстановление отношений в семье,
мощный эмоциональный фактор,
например, занятия спортом, любимым
делом, сильное чувство. Порой
человек влюбляется, и это чувство
заглушает тягу.

"Мы не можем
заставить его лечиться," — порой
слышу я от родителей. Как так?
Неужели нет возможности убедить,
поговорить? В крайнем случае
упрямства применить и физическое
давление. Нельзя пускать это на
самотек.

К нам редко
приходят сами, в основном их
вынуждают, так поставлены условия в
семье или, что чаще,
правоохранительными органами. К
сожалению, у таких историй мало
счастливых концов. Но все же они
есть.

Вначале
ничего не предвещало беды. Игорю
только исполнилось пятнадцать. Он
по-прежнему пропадал с друзьями на
улице. Резкую смену настроения
родители объясняли
"переходным" возрастом,
солнцезащитные очки — данью моде. И
невдомек было им, что все это —
признаки того, что их сын стал
наркоманом. Но рано или поздно все
тайное становится явным. Игорь
прошел амбулаторное лечение в
наркодиспансере. Полгода не
кололся. Однако всплыла кража,
совершенная Игорем еще до лечения.
Парень оказался в КПЗ. Произошел
срыв, Игорь вновь "сел на иглу".
Это продолжалось почти четыре
месяца. Затем снова диспансер и
стационарное лечение. Врачи
предложили родителям на время
увезти сына из города, что они и
сделали. Три месяца Игорь прожил в
Зиме, затем снова вернулся в
Иркутск. И вот уже почти год
держится, время от времени приходя
в гости к своим врачам.

— Нельзя красить
все в черный цвет. Выход всегда
есть, главное — нужно только найти
его. Нельзя решать проблему с
помощью наручников, держать детей в
контейнерах (а такие случаи
известны). Нужны доброта и
нормальные отношения в семье. Ведь
все идет именно из семьи. Не бывает
так, чтобы ни с того ни с сего, от
нечего делать ребенок начал
колоться. Он к этому моменту
мысленно уже согласился принять
наркотик, подавил внутри себя все
хорошее. Проблема не в том, что в
этот день произошло, а как он жил в
последнее время, о чем думал, в
какой среде воспитывался, с кем
общался. Если не наладить отношения
в семье, то все усилия медиков,
правоохранительных органов будут
напрасны.

Максим
БАКАНОВИЧ, Светлана КАМЕКА.

Имена героев
изменены.

Проконсультироваться
можно в психонаркологическом
диспансере, на кафедре Иркутского
медуниверситета или у специалистов
ГИДУВа.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector