издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Он достиг своей цели

Он
достиг своей цели

Некоторые
личные мысли при взгляде на картины
Смагина

Анастасия
БОРЗЕНКОВА, студентка ИГУ

Больше
всего мне нравится выражение:
"Убить время". Я остановилась
перед зеркалом, созерцая свою
унылую физиономию, чтобы убить
время. Я разглядываю на
потрескавшемся потолке
замысловатые фигуры, чтобы убить
время. Ничего более глупого и
самонадеянного человечество не
придумало: как ни старайся, пустого
времени все больше, а отведенного —
все меньше. Вот и на выставку работ
художника В.Г. СМАГИНА я пошла
исключительно ради того, чтобы
культурно убить время. И вот что из
этого вышло…

Его картины
резко расходятся с общепринятым
представлением о "прекрасном".
Каждый раз, когда идешь "смотреть
живопись", примерно знаешь, что
хочешь увидеть. Милый, ненавязчивый
пейзаж, успокаивающий вид моря в
минуты штиля, сочный натюрморт…
Такие картины должны радовать глаз,
их можно разместить в своем доме на
стенах, и они будут интересны лишь
как часть интерьера. Картины
Смагина не радуют глаз, они
заставляют задуматься. И если вы
решили поместить у себя в доме одну
из его работ — одной головной болью
у вас должно стать больше. Картина
будет напоминать о нашем диком
упорстве, как бы это покультурней и
с пользой для себя убить время. Хотя
в этой бессмысленной борьбе все уже
предрешено. Давайте лучше
побережем свое здоровье и нервы.
Только вот для чего, спрашивается?

* * *

Еще в детстве
меня заинтересовала акварель со
странным названием
"Сентиментальная тучка". Мне,
как могли, объяснили, что
"сентиментальный" — это тот
человек, кто много плачет. Как
здорово: кто же больше тучки плачет!
"Тучка" была в образе девушки,
ее волосы вихрами разбросаны по
ветру. Она плачет себе в ладошки. А
позже, вероятно, хмурым осенним
днем, поливает нас все из тех же
ладошек сентиментальным дождем. С
тех пор умение видеть особое в
простых вещах и явлениях кажется
мне невероятным даром.

* * *

"Байкал"
Смагина — это символ, аллегория. Это
то, чем наградила наш край природа,
это дар, может, и не совсем нами
заслуженный. Все полотно — фон,
оттенки от голубого до
темно-синего. На переднем плане
суровое мужское лицо, за ним
профиль женщины — строптивая дочь
Ангара. "Байкал молодой" в те
времена был прекрасным юношей,
полным планов и идей. Это было еще
до того, как человеческая
цивилизация превратила его в
удобное место для отходов и прочих
"плодов" своего труда.

Экологическую
тему продолжает еще одна работа
"Крушение (диалог)". Только что
спиленное дерево, рядом черная
фигура человека, держащего в руках
пилу. Пила плотоядно обнажила
ненасытные зубья. Диалог получился
короткий, крушение продолжается до
сих пор.

* * *

Мы разрушаем
не только то, что вокруг нас, мы
разрушаем при этом что-то в себе
самих. Или в этом повинно
пресловутое время, которое, точно
пила, лишает нас связей со своими
корнями, подрывает веру в себя,
надежды на будущее?

Глядя на
картину "Почему?", невольно
напрашивается хрестоматийное:
"Почему люди не летают?". На
террасе сидит, свесив босые ноги,
девочка-подросток. Мечтательница. О
чем она думает? Может, это юная
Ассоль в ожидании своего принца? В
небо устремлен доверчивый взгляд.
Неужели необратимо то, что со
временем она перестанет ждать,
перестанет мечтать и глазницы ее
будут пусты. Зачем так? Почему?

* * *

Мы ни на что
не годны. Завтра мы умрем, и
подземные твари будут разъедать
нашу плоть и перемывать нам
косточки. Один лишь череп может
служить вечно: можно отнести в
антикварный магазин. Если его
хорошенько почистить — выйдет
приличная пепельница. Но что
заставляет нас вглядываться в
черты давно исчезнувших людей? Что
обожествляет человеческую глину?
Говорим про себя, что, мол, мы живые,
из плоти и крови. А это неправда.
Лица на этих полотнах переживут нас
всех, значит, живые все-таки они.

* * *

Женские
портреты под названием "Мила".
Ее так много, и она такая разная. То
голова ее покрыта шалью, то в
разбросанных волосах затерялись
цветы. То она яркая, знойная, точно
летний полдень. То вдруг блеклая,
неясная, неуловимого цвета, цвета
тумана, цвета времени. Кто она?
Ходит ли по тем же улицам, что и мы,
или существует только в
воображении художника?

Говорят, все
зло мира из-за женщины, начиная с
грехопадения. Но и все добро из-за
нее же. Все великие дела, самые
дерзкие замыслы и невероятные
авантюры совершались из-за нее, для
нее, в ее честь.

Мир человек —
это космос. Но чтобы открыть его,
нужны талант и желание. Каждый из
нас запирается в своем крошечном
мирке и ревностно оберегает свои
тайны. Как говорится, мы похожи на
кур, запертых на птичьем дворе и
полагающих, что это и есть
вселенная. Если бы каждый из нас
проявил добрую волю, терпение,
желание понять другого человека и
открыться самому, сколько бы
проблем удалось избежать.

* * *

О грядущих
проблемах говорят нам работы В.
Смагина, объединенные общим
названием "Послание". Их
четыре. Каждое из посланий
выполнено на изъеденном временем,
точно старинные иконы, дереве. Все
печальные предсказания пророков
сбываются рано или поздно. Есть ли
что-то обнадеживающее для нас в
этих "Посланиях"? Для нас,
которые забиты каждодневными
заботами, измучены суетой и
приспособленчеством, почти
утративших чувствительность к
красоте мира. Но вдруг остановишься
перед одним из "Посланий",
вглядишься в осколки мечты, обрывки
мыслей… И за это короткое время
можно вновь обрести в жизни смысл.
Правда, ненадолго.

Вопрос о том,
продавать или нет свои картины,
каждый художник решает для себя
сам. Чьей собственностью станут
потом его работы? Ведь даже о
котятах говорят: "Отдам в хорошие
руки". А что уж говорить о
картинах, которые, словно
новорожденные дети, являются миру в
муках и слезах. Конечно, каждая
картины — товар штучный.
Неповторимый, но все-таки товар. Где
та грань между творчеством и
ремеслом? Ведь рисунок на обоях
тоже задумывался художником. Это
уже потом его бессмертное творение
тиражировалось километрами и
наклеивалось на стены. И Леонардо
да Винчи не подозревал, что змеиная
улыбка его Джоконды будет премило
украшать коробочку из-под
посредственных духов.

х х х

Кстати, о
духах. Вернее, о духах. Через всю
выставку работ Смагина проходит
тема шаманства. Его "Шаманка" с
бубном в руке запечатлена в
языческом танце. Она повторяет
одной ей ведомые заклинания,
взывает к своим божествам. Красота
мертва, если ею никто не
восхищается. Вместе с шаманками
исчезнут тайны, если мы сейчас не
захотим понять их смысл.

Говорят,
работы Смагина воспринимать
трудно: непонятен! Хотя художнику и
не нужно быть понятным. Ему
необходимо быть понятым. Вот это
самая еле уловимая разница. И если,
побывав на выставке работ Виталия
Георгиевича Смагина, вы
признаетесь самому себя, что время
еще есть, оно было потрачено не зря,
значит, художник достиг своей цели.
Это будет ваш общий с ним успех.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector