издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Патриарх кинохроники

Патриарх
кинохроники

Рудольф
БЕРЕСТЕНЕВ, ст. преподаватель ИГУ

Наш
рассказ — о Петре Артемьевиче
Петрове, который в этом году
отметит свое 90-летие

Долгий Луг —
родное село Петра Артемьевича
Петрова — вот уже четыре
десятилетия скрыт водами Братского
моря. На этих берегах он рос, мужал,
вместе с отцом пахал землю,
выращивал хлеб. До затопления здесь
собирали отменные урожаи. В зимние
месяцы Петр промышлял охотой, тайга
выручала в трудные голодные годы.
Однажды увлекся фотографией, не
подозревая, что через годы
освоенное им искусство светописи
захватит без остатка, определит
весь дальнейший жизненный путь.

В 1934 году
фотография стала для молодого
Петра основным делом. Он оборудовал
собственную лабораторию в районном
исполкоме. С приобретением опыта
роль сельского фотографа перестала
удовлетворять, решил попытать
счастье в областном центре.

В тридцать
шестом отправился в Иркутск. В
поисках работы забрел в фотографию
Черненко, которая располагалась на
улице Партизанской, предложил свои
услуги. Стал помощником, затем
основным фотографом.

В том же 36-м,
он, можно сказать, открыл самого
себя, перейдя на работу в Иркутскую
студию кинохроники помощником
кинооператора.

— Горжусь
первыми съемками, — рассказывал
Петр Артемьевич. — Однажды поручили
нам с оператором Семеном Сигалем
съемку киносюжета о приезде в Читу
знаменитых на всю страну летчиц
Гризодубовой, Расковой и Осипенко.
По пути на вокзал я прихватил свой
старенький "ФЭДик". Решил
снять почетных гостей и на фото. Не
успел сделать пяти кадров, как
оператор остановил: Петр, на нас
начальство смотрит, давай снимать
кино.

По
завершении торжественной встречи
материал срочно отправили в
проявку. Какое же было
разочарование, когда нам сообщили,
что вся пленка ушла в брак. Не
повезло и присутствующим на
событии фотокорреспондентам, в том
числе и нашему земляку Михаилу
Минееву. Свою пленку проявил сам.

Радовался,
как ребенок, когда увидел, что все
кадры получились. Мой единственный
снимок — портрет Гризодубовой был
опубликован на первой полосе
"Забайкальского рабочего" в 1938
году. Жаль, газету не сохранил.

В те
тридцатые-сороковые сталинские
идеологи контролировали все
средства массовой информации.
Касалось это и кинохроникеров. На
съемки важных сюжетов требовалось
официальное разрешение чиновников
различного ранга.

— Приходишь к
заведующему отделом пропаганды
обкома, тот долго крутит в руках
заявку, — вспоминает Петров, — затем
возвращает: "Надо первому
показать". Первый секретарь
"футболит" в НКВД.

Как-то
накануне октябрьских праздников
решил снять на кино демонстрацию и
военный парад. Первым делом за
разрешением обратился в НКВД. Мой
старый знакомый Макаров развел
руками: "Мы эту проблему решить
без санкции командующего не
можем". В штабе округа также не
взяли на себя ответственность без
согласования с Москвой. Другой бы,
наверное, бросил затею, но я молод
был, горяч, захотел испытать
последнюю возможность. Здесь же в
штабе отбил телеграмму на имя
наркома Ворошилова: "Прошу
вашего разрешения отснять военный
парад в Чите. Оператор Петров".
Вечером пришел ответ: "Съемка
разрешена".

Петр
Артемьевич стал знаменит во многих
важных конторах. Им
заинтересовались сотрудники штаба
округа, НКВД, поспешившие сообщить
о телеграмме из Москвы.

— У меня было
два киноаппарата: "Аймо"
старенький да французский
"Эклер".

Петр
Артемьевич прервал воспоминания,
ушел в соседнюю комнату, откуда
возвратился с потертым чехлом,
достал дорогую для себя реликвию.

— Этот
"Эклер" пронес через всю жизнь.
Он выручал всегда. И в тот
ноябрьский морозный день тоже.
"Аймо" с электродвигателем
замерз, перестал крутить пленку.
Пришлось доснимать на ручном
"Эклере". Сложность съемки
такой камерой усугублялась тем, что
изображение в видоискателе было
перевернутым, трудно было
выстраивать композицию кадров,
снять монтажно.

Сюжет о
военном параде получил высокую
оценку на иркутской студии
кинохроники. К слову, ни в Иркутске,
ни в Красноярске не смогли снять
октябрьских торжеств и военного
парада.

После сдачи
киносюжета в Иркутске Петров
возвратился в Читу, в свой корпункт.
В Главкинопрокате ему сообщили о
вызове его в обллит. Военный цензор
майор Коперский встретил с угрозой:
"Петров, вы на каком основании
снимали военный парад?"

— Мои
объяснения ничего не дали. Звоню в
НКВД Макарову. Так и так, грозят
привлечь к ответственности.
Передал трубку майору Белокурову.
Тот долго слушал, не отрывая от меня
глаз, тяжело вздохнул, как бы
сваливая с себя тяжелый груз, и
положил трубку. Я понял — гроза
миновала.

Авторитет
оператора Петрова помогал все
последующие годы работать успешно,
не тратя время на дополнительные
согласования. Героями его сюжетов
были такие люди, как командующий
Забайкальским военным округом Иван
Степанович Конев, начальник
Братскгэсстроя Иван Иванович
Наймушин, Янош Кадор, Мао Дзедун,
Ким Ир Сен, Хо Ши Мин, Хрущев.

С особой
гордостью хранит Петр Артемьевич в
памяти свои сюжеты о сооружении
величайшей в мире Братской ГЭС.

— Здесь я
снял кино, которое вошло в историю.
Мои фильмы показаны не только в
Москве на центральной студии
документальных фильмов, но и в
Америке, в других странах. Тогда
популярность наших сибирских
строек была необычайно велика,
любое сообщение с берегов Ангары
воспринималось с особым интересом.

Зритель у
экранов может только догадываться,
в каких трудных, порой
нечеловеческих условиях
производились съемки, как работал
автор. При отсутствии транспорта
оператору приходилось добираться
до стройки за десятки километров на
попутных машинах, на лошадях, а
зачастую — на своих "двоих". В
таких условиях получили большую
жизнь цветной фильм "Битва у
Падуна", сюжет "Перекрытие
Ангары" и многие другие ленты.

Полвека
прошло с того дня, когда оператор
Петр Петров оказался на грани жизни
и смерти. Осенним днем верхом
возвращался он от геологов из
таежной Тофаларии. Отснятый
материал, да аппаратура тяжелым
грузом давили за спиной. Тропа
оборвалась на берегу разлившейся
после ливневых дождей горной реки
Хайдамы. Брод искал на ощупь. Бурный
поток валил с ног. Лошадь не
удержалась, ее понесло на пороги.
Петр с тяжелой ношей оказался в
бурлящей холодной воде. Пытаясь
удержаться на поверхности, видел,
как гибла его лошадь. Собрав
последние силы, он греб на
противоположный берег. Помогли
закалка бывалого охотника да
могучее здоровье сибиряка. Наконец
ноги коснулись дна. Промокший до
нитки, без спичек, холодной осенней
ночью оказался он один на один со
стихией.

Нет-нет, да
заболят ноги у ветерана
кинохроники, сказываются годы
работы в суровых условиях Севера,
где не один раз сталкивался лицом к
лицу со смертельной опасностью. Был
случай в шестидесятых, тогда после
падения с одной из эстакад Братской
ГЭС многие не могли поверить, что
оператор Петров выживет.

Петр
Артемьевич многие годы дружил со
старейшим режиссером Центральной
студии документальных фильмов
Николаем Николаевичем
Гармазинским. Они говорили о
творчестве, обменивались
посланиями. Незадолго до своей
смерти Гармазинский писал Петрову:
"Летописцу великих строек от
друга. Петр Петрович, вы не ответили
мне, как стали хроникером. Собираю
материалы о тех операторах, которые
вели кинохронику в трудные годы. Я
работал по выпуску журнала
"Новости дня". В шестнадцать
часов вышел из лаборатории снятый
вами сюжет. Хочу сказать, что не
только поднятая тема очень важна,
но великолепно снят сюжет. Вы
показали себя наблюдательным,
умелым оператором. Своим сюжетом
доставили мне личное удовольствие,
за что благодарю. Сюжет мог бы быть
больше, но вынуждены сократить
из-за лимита места в выпуске".

Работа
старейшего оператора отмечена
орденом "Знак Почета", медалью
"За доблестный труд в Великой
Отечественной войне", почетным
знаком "Строитель Братской
ГЭС", медалью "За трудовое
отличие".

Скоро Петр
Артемьевич Петров отметит свой
очередной юбилей, и, конечно же,
получит множество телеграмм из
различных городов страны от своих
друзей, всех тех, кто его знает,
ценит. Они поздравляют патриарха
сибирской кинохроники с 90-летием,
отдавая должное его вкладу в
создание кинолетописи родного
края.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector