издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Год Ганбата Впервые монгольский оперный певец удостоен наград трех престижных международных конкурсов

Год Ганбата
Впервые монгольский оперный певец
удостоен наград трех престижных
международных конкурсов

Ким
БОЛДОХОНОВ, собкор. в Улан-Баторе

Свой
крупный успех Ганбат связывает с
Бурятским оперным театром,
педагогом и концертмейстером
Даримой Линховоин.

Поистине
впечатляющих успехов достиг
молодой монгольский певец
Пурэвжавын Ганбат. В течение лишь
одного театрального сезона он
удостоен наград трех крупных
международных конкурсов. Третье
место в конкурсе имени Глинки
(октябрь 1997 года); в апреле признан
лучшим за исполнение сочинений
Римского-Корсакова и Рахманинова, а
в общем зачете смотра имени
Римского-Корсакова был пятым из 200
вокалистов. И, наконец, в июле стал
лауреатом престижнейшего конкурса
имени Чайковского. Ганбат — первый
монгол, кто достиг в классическом
пении столь стремительного и
высокого взлета.

Ганбата я
слушал в первый раз три года назад,
в гербовом зале российского
посольства в Улан-Баторе. В
концерте наряду с именитыми
артистами выступал малоизвестный
вчерашний выпускник института
искусств, только что зачисленный в
труппу оперного театра. Сильный,
красивого тембра баритон, статная
внешность, скромность, граничащая с
застенчивостью, весьма
импонировали публике, одарившей
Ганбата дружными аплодисментами.

Вторая наша
встреча произошла нынешней весной
в Улан-Удэ, где Ганбат стажировался
в местном оперном театре,
являющемся одним из ведущих на
востоке России. "Бурятские
друзья сделали все возможное, чтобы
я сразу же вошел полноправным
членом труппы, в которой трудятся
замечательные мастера, — говорил
Ганбат. — Мне доверили ведущие
партии в двух спектаклях, получаю
огромное удовлетворение, работая
вместе с опытными партнерами.
Выступаю в концертах; кроме
Улан-Удэ, побывал в Иркутске и
Чите".

Наряду с
работой в театре Ганбат почти с
первых же дней пребывания в
Улан-Удэ начал готовиться к
конкурсу Глинки с известным
концертмейстером Даримой
Линховоин. Впрочем, Дарима
Лхасарановна и Цэвэгжавын
Пурэвдорж, маэстро монгольской
оперы, являются "виновниками"
того, как Ганбат стал стажером
Бурятского театра оперы и балета.
По их рекомендации руководители
театров Улан-Батора и Улан-Удэ
подписали соглашение о годичной
стажировке Ганбата.

Каждый день,
свободный от спектакля или
концерта, квартира Даримы
Линховоин превращалась в
мастер-класс, где музыкант и
вокалист работали, что называется,
по полной программе. И даже свыше
ее. Потому как наряду с тщательной
проработкой музыкальной и
вокальной частей приходилось
основательно заниматься освоением
русского языка — единственного
слабого места у певца. Старания
солиста и концертмейстера
увенчались отличными результатами
на первом в жизни Ганбата
международном конкурсе.
"Конечно, я взяла на себя очень
большую ответственность, решившись
представить на такой авторитетный
смотр начинающего певца, —
рассказала мне Дарима
Лхасарановна. — Волновалась: вдруг
я не права. Но Ганбат с первых же
выступлений развеял мои сомнения.
Он порадовал слушателей ровным,
хорошим вокалом, яркой
исполнительской манерой, умением
сконцентрировать эмоции. В
обыденной жизни спокойный, даже
скрытный, на сцене, как всякий
настоящий актер, Ганбат
преображается, раскрывается всеми
гранями своего дарования. Тогда же
он получил персональное
приглашение от Ирины Архиповой на
конкурс имени Чайковского".

Окрыленные
первым успехом, певец и музыкант
продолжили совместную работу с еще
большей ответственностью. Ганбат
весьма успешно выступил на
конкурсе имени Римского-Корсакова
в Санкт-Петербурге, ставшем как бы
промежуточным на пути к Москве.
Общее пятое место из 120 участников,
премия за лучшее исполнение арии в
опере "Царская невеста"
Римского-Корсакова, а также
специальный приз за сочинение
Рахманинова.

А в
российской столице выступления
Ганбата вызвали сенсацию. У него
хорошо получалось все: арии из
мировой и монгольской классики,
русские романсы, народные песни.
Слово "монгол" с оттенком
восхищения чаще зазвучало на устах
членов жюри и меломанов. Любопытно,
что по итогам второго тура чаша
зрительских симпатий к Ганбату
перевешивала симпатии к, чем у
остальным конкурсантам.
Монгольский певец перед третьим,
заключительным, туром имел второй
результат, чем вызвал немалое
беспокойство у претендентов на
призовые места.

Общее
четвертое место Ганбата и звание
лауреата (оно присваивается первой
пятерке) в престижнейшем конкурсе
имени Чайковского весьма почетно.
Такого успеха не добивался ни один
его соотечественник. В музыкальном
мире заговорили о новой звезде
монгольской певческой школы. А
участвовавшие в конкурсе вокалисты
из стран Азии расспрашивали
Ганбата о том, как можно попасть на
учебу в Улан-Баторский институт
искусств.

Народный
артист Монголии Цэвэгжавын
Пурэвдорж, много лет являющийся
членом жюри Международного
конкурса имени Чайковского,
поделился своими впечатлениями о
нынешнем смотре, о выступлении
Ганбата: "Одним из
примечательных явлений конкурса-98
является выход на авансцену
представителей Азии, чего раньше не
было. Первой среди певиц была Миеко
Сато. Хрупкая, тоненькая, и голос у
нее небольшой, но поет
высокопрофессионально. У мужчин
победителем вышел Бэсик
Габиташвили из Грузии. Вторыми и
третьими стали солисты Большого и
Маринского театров. Четвертым —
Ганбат.

Что
послужило успеху Ганбата? У него
мощный драматический баритон,
хорошая вокальная школа,
сценическое обаяние, правильная
трактовка характеров героев.
Особенно ярко проявились эти
качества Ганбата в заключительном
туре, когда на сцене Большого
театра он пел в сопровождении
Большого симфонического оркестра.
Он показал себя не только
талантливым певцом, но и волевым
человеком. Потому что такую
напряженную борьбу, каким является
конкурс Чайковского, выдерживает
не каждый".

— Моя мечта
выступить на сцене Большого театра
России сбылась, чему, конечно, рад, —
сказал Ганбат, выступая перед
журналистами в Улан-Баторе. — Я
признателен моему первому учителю
Жамьянжаву. Премного обязан
заслуженной артистке России Дариме
Линховоин, сделавшей столь много
для меня. Очень сожалею, что, кроме
слов благодарности, сегодня ничем
не могу выразить свою глубокую
признательность этому прекрасному
музыканту и педагогу, человеку
чуткой и щедрой души. Улан-Удэ стал
для меня стартовой площадкой для
выхода на большую сцену, счастливым
началом моей творческой судьбы.

На вопрос
журналистов о грустных моментах во
время конкурса в Москве Ганбат
ответил:

— В Москве
стояла неимоверная жара. Я
переборщил холодных напитков, и в
горле запершило. А назавтра —
второй тур. Пришлось срочно пойти в
парную баню и основательно
прогреться. Помогло. В пресс-центр
музыкального праздника ежедневно
поступали из разных стран сотни
телеграмм — пожеланий и
поздравлений, в которых
пульсировал живой интерес к своим
посланцам. Из Монголии, к сожалению,
ни одной весточки не поступило.
Наверное потому, что мои земляки
были заняты подготовкой к
национальному празднику наадам.

Ратуя за
усилие внимания к оперному
искусству, Ганбат заметил:


Театральная сцена без классической
оперы — это юрта без укрывающей ее
белоснежной ткани.

Успех
Ганбата стал событием в культурной
жизни Монголии. Сразу же по приезде
в Улан-Батор певца принял президент
Н. Багабанди, ему присвоено звание
заслуженного артиста. В 28 лет столь
почетного звания, кажется, не
удостаивался в Монголии ни один
солист классического пения.

Определил
Ганбат ближайшие творческие планы.
Он хочет продолжить стажировку в
Бурятском оперном театре. Осенью
поедет в Санкт-Петербург: ему
предложены заглавные партии в
операх "Князь Игорь" и
"Кармен". Есть приглашение и от
Новосибирского театра оперы и
балета.

А пока Ганбат
отдыхает в кругу семьи. В минувшем
году она пополнилась: жена Оюнгэрэл
подарила вторую дочурку по имени
Халиун. Старшей Хулан — семь лет. С
нетерпением ждут встречи с
Ганбатом — самым младшим из 7
сыновей и дочерей — его родители.
Они живут на далеком западе
Монголии — аймачном городе Кобдо,
где всю жизнь проработали в местном
театре, а ныне пенсионеры.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector