издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Опасаюсь политической игры"

Сегодня
мы предлагаем еще одну точку зрения
на неординарное письмо
председателя комитета Госдумы РФ
по экологии Т.В. Злотниковой
Генеральному прокурору России Ю.И.
Скуратову с предложением возбудить
уголовное дело в связи с
непрекращением варки целлюлозы на
Байкальском целлюлозно-бумажном
комбинате (см. "ВСП" от
15, 17, 21, 22 окт.).

На мои
вопросы согласился ответить
Владимир Владимирович Булыгин,
юрист, начальник отдела
природоресурсного
законодательства правового
управления областного
Законодательного собрания.

БУЛЫГИН:
Прежде всего, чтобы избежать
кривотолков, хочу однозначно
заявить — этому комбинату на
берегах Байкала, конечно же, не
место. Для меня это аксиома. По
прогнозам известных ученых и
прежде всего академика Григория
Ивановича Галазия, в настоящее
время озеро находится в том
состоянии, когда необратимые
изменения могут начаться в любой
момент: может быть, через пять лет,
может, через год, а может быть, и
сегодня. Значит, не то что лишний
год, но каждый лишний час работы
БЦБК увеличивает риск потери
уникальнейшего природного объекта
планеты.

Установить
достоверно этот "лишний"
роковой час невозможно, поэтому я
готов приветствовать любые не
противоречащие закону действия
любых лиц, ведущие к ликвидации
комбината. В том, что он до сих пор
работает, есть вина многих людей. В
том числе, думаю, и депутатов,
которые не слишком активно
занимались этой проблемой. Та же
Злотникова, если не ошибаюсь,
впервые столь решительно
повернулась лицом к Байкалу.
Решительно, но, мне кажется, излишне
демонстративно. Меня смущает как
раз чрезмерная демонстративность,
которая не дает понять, чего в этом
жесте больше — желания спасти
Байкал или показать себя.

КОРР.:
Виноваты, конечно же, многие. Но
есть ли, на ваш взгляд, люди, вину
которых можно определить как
уголовное преступление? Ведь
Тамара Владимировна обращается не
в арбитражный суд. Она предлагает
Генеральному прокурору России
возбудить уголовное дело! Может ли
такое дело быть возбуждено?

БУЛЫГИН:
Не исключаю такой возможности. Хотя
делать юридический прогноз на
данном этапе, по факту одного
только обращения Злотниковой к
Скуратову, дело бесперспективное.
Даже по очевидному преступлению
бывает непросто возбудить
уголовное дело, а нарушения,
перечисленные в ее письме, вряд ли
можно назвать очевидными. Чтобы
определить их как преступления,
думаю, потребуются специальные
исследования. Трудно будет
установить причинно-следственную
связь, доказать, что природные
нарушения — может быть, гибель
живых организмов, изменение
качества природной среды —
произошли в результате
деятельности именно БЦБК, а не
города Слюдянки, к примеру, не от
загрязнения Байкала железной
дорогой, не от трансграничных
переносов…

А вот по
зарабатыванию политических
дивидендов, на мой взгляд, это
письмо — дело беспроигрышное. Если
уголовное дело будет возбуждено —
честь, хвала и популярность
депутату. Если не будет — тоже
прекрасный повод показать себя
избирателям новыми громкими
выступлениями с трибун и в печати,
обвинениями прокуратуры в
беспринципности, лоббировании
промышленных интересов,
карманности и прочих грехах.

КОРР.: То
есть вы считаете, что это письмо
подготовлено не столько с целью
защитить Байкал от влияния БЦБК,
сколько…

БУЛЫГИН: По
малому количеству информации,
которой располагаю, нельзя сделать
достоверного вывода. Просто у меня
есть сомнения, что письмо
Злотниковой Скуратову — акт
юридический или экологический. Оно
может оказаться политической
игрой.

КОРР: Но
возбуждение уголовного дела, если
оно состоится, то независимо от
мотивов почти наверняка поможет
Байкалу наконец-то избавиться от
БЦБК?

БУЛЫГИН:
Не вполне уверен в этом. Более того,
опасаюсь, что по многим причинам
(малое количество или даже
отсутствие прецедентов, сложность
и специфичность расследования,
недостаток судейского опыта в
рассмотрении подобных дел и прочее)
возбужденное дело может
превратиться в нескончаемую
волокиту, которая не ускорит
ликвидацию БЦБК, а, напротив,
продлит его существование на
многие годы. Апологеты БЦБК будут с
удовольствием твердить одну и ту же
фразу: "Давайте подождем решения
суда". И возразить им будет
нечего.

Но все не так
однозначно. Польза от этого письма,
независимо от мотивов его
подготовки, тоже есть. Она
заключается, к примеру, уже в
новизне постановки проблемы.
Многолетние бесплодные разговоры о
БЦБК давно "приелись" и плохо
воспринимаются массовым сознанием.
Неожиданный поворот, острота
постановки вопроса вновь привлечет
внимание к объекту, которого не
должно быть на Байкале в принципе.
Заставит людей, в том числе умных,
задуматься о судьбе уникального
озера. А это уже немало.

Считаю, что,
если есть реальные юридические
основания для возбуждения
уголовного дела, оно обязательно
должно быть возбуждено. Стране
необходимы прецеденты, необходимо
накапливать опыт предварительного
и судебного расследования
экологических дел, иначе
природоохранное законодательство
России, в котором специализируюсь и
я, никогда не станет работающим в
полную силу.

Меня,
повторюсь, смущает только
возможность политической игры на
больной теме, которая может все
испортить. Опасаюсь умышленного
переключения массового сознания с
глобальной проблемы на частную. Не
исключаю, что вместо поиска новых
вариантов и разработки новых
(обязательно нескольких
альтернативных!) проектов
перепрофилирования или какого-то
абсолютно иного решения проблемы
Байкальска люди с азартом начнут
искать, "кто виноват", забыв о
главном — о судьбе Байкала. В
политике это вполне
распространенный прием —
переключение внимания и энергии
народа с истинных проблем на
мнимые, с крупных — на мелкие.

КОРР:
Страшный прием. Используя его,
крупные политики порой идут даже на
человеческие жертвы. Достаточно
вспомнить сталинские репрессии. В
истории существуют примеры, когда
ради переключения сознания народа
с одних проблем на другие
разжигались даже войны…

БУЛЫГИН: Кстати,
о войнах. Прежде чем судить
международным трибуналом и
повесить нацистских преступников,
Советский Союз, при поддержке
остального человечества,
победоносно завершил войну с
фашизмом. А в нашем случае победой
можно считать только полное
прекращение производства
целлюлозы на берегу Байкала. Для ее
достижения очень важно не затерять
проблему перепрофилирования БЦБК в
юридических дебрях. Реальное
наказание виновных возможно только
после победы. Попытка сделать это
сейчас может превратить уголовное
дело в политический фарс.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector