издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А тот ли закон одобрен?

  • Автор: Александр КОШЕЛЕВ, зав. сектором возобновляемых природных энергоресурсов Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН

А тот
ли закон одобрен?

В сентябре 1998
года в Улан-Удэ прошла конференция
"Байкал как Участок мирового
природного наследия: результаты и
перспективы международного
сотрудничества", где
рассматривался широкий круг
проблем рационального
использования и сохранения этого
уникального природного комплекса.
В выступлениях участников, среди
которых были представители
региональных, федеральных и
международных организаций, стран
Европы, Азии и Америки,
неоднократно и с разных позиций
затрагивался закон о Байкале.

С
инициативой принятия этого первого
в России регионального предметного
закона выступили администрации
Республики Бурятия, Иркутской и
Читинской областей, работа над
текстом начата Сибирским
отделением Российской Академии
наук в 1990 году. За прошедшее время
подготовлено, насколько известно,
больше десятка вариантов текста,
которые обсуждались на
парламентских слушаниях,
конференциях и совещаниях, прошли
международную экспертизу, дважды
проходили слушание и голосование в
Госдуме и Совете Федерации,
ложились на стол президента — а
закона все не было. Случай явно
беспрецедентный!

Директор
Центра Мирового наследия ЮНЕСКО Б.
фон Дросте в письме председателю СО
РАН академику Н. Добрецову в связи с
упомянутой конференцией среди
"аспектов озабоченности"
"статус предполагаемого закона о
Байкале" называет перед
вопросами о БЦБК, загрязнении
Селенги, невыделении средств для
охраняемых территорий, рубке леса…

10 октября в
"Восточно-Сибирской правде"
напечатана заметка "За Байкал —
все!". "7 октября 1998 г. на
пленарном заседании Госдумы ФС РФ
рассматривался законопроект
Федерального закона "Об охране
озера Байкал" в первом чтении. За
законопроект проголосовали
единогласно 340 депутатов, против и
воздержавшихся нет… Нынешний
вариант… отличается от
прошлогоднего лишь небольшими
деталями. Концепция его остается
прежней. В законопроекте учтены
замечания и предложения
президента, предложения
общественности и субъектов
Байкальского региона".

К сожалению,
последняя версия проекта вряд ли
может удовлетворить, т.к. в ней
совершенно не учтены пожелания и
замечания иркутских экологов,
общественности.

Остается
лишь сожалеть о его единогласном
принятии Госдумой. Вот суть
основных замечаний общественности.

Первое. Закон
должен быть не об охране, а об
использовании комплекса озера,
имеющего общепланетарное
природно-ресурсное и
научно-культурное значение. А в
главе 1 проекта перечень
"значений" Байкала начинается
с природоохранного, что, кроме
всего прочего, абсурдно и по смыслу:
охранное — это нечто вроде колючей
проволоки.

Второе.
Проект явно не учитывает в
необходимой степени интересы
населения огромной территории, не
регламентирует компенсацию
жестких "мораториев" для
жителей прибрежной зоны. И вот по
этому поводу на упоминавшейся
международной конференции били в
набат члены правительства
Республики Бурятия, которая
выступает здесь страдающей
стороной. Мировое сообщество
объявило Байкал своей
собственностью, участком своего
природного наследия, а Российская
Федерация — своей. Тем самым на
Байкал, который является основным
источником существования
населения республики (закон
ограничивает хозяйствование не
только на побережье, но и в
бассейнах главного притока Байкала
— реки Селенги и остальных
притоков, а это, собственно, вся
Бурятия с населением под миллион),
накладывается Большая Рука. Да, она
его защищает (во всяком случае, по
благой идее) от вредного
воздействия, но она и отгораживает
от него, никак не компенсируя
ограничения для населения. Я здесь
сознательно утрирую, вызывая огонь
на себя, но тревога местных жителей,
выраженная с высокой трибуны
конференции, более чем обоснована.

Третье. В
тексте проекта говорится о
ресурсах, необходимых для коренной
реконструкции
хозяйственно-экономической
структуры территории, но нет
никакой уверенности в
гарантированности, реальности этих
источников даже для "ядра"
территории. Неужели можно поверить,
что для прекращения сбросов БЦБК
достаточно подписать закон? Да этот
комбинат не смогли прикрыть
могущественные ЦК КПСС и Совмин
СССР, когда у государства средства
не мерились! Ведь с БЦБК просто нет
реализуемого в существующих
условиях разумного решения для
реконструкции
природно-экономического узла,
сформированного в городе
Байкальске. Только и всего!

В тексте из
проекта в проект переходила масса
противоречий с ранее принятыми и не
отмененными нормативными
документами, неточностей,
несуразностей. К примеру, на
состоявшейся пресс-конференции я
не получил ответа, учтено ли
предложение, запрещающее сооружать
в центральной зоне не только
"магистральные железные
дороги" (Транссиб и БАМ уже есть),
но также транзитные линии
электропередачи и газопроводы. Вот
здесь существует потенциальная
опасность, причем предотвратить ее
можно. В сентябре в Иркутске
проходила конференция по
энергетике
Азиатско-Тихоокеанского региона,
так вот во всех вариантах передачи
электроэнергии от Братска через
Иркутск на Улан-Батор и Пекин
красные линии будущей мощнейшей
ЛЭП касаются южной оконечности
Байкала, в одном из вариантов
дальше идут по Хамар-Дабану, по
которому и так уже протянулась
просека "свеженькой" ЛЭП-500 на
Читу. Ковыктинский газ тоже ведь
очень удобно пустить на Монголию и
далее через южный угол озера вдоль
Транссиба… Подчеркиваю: опасность
этих и других проектов
потенциальна, она может быть
предотвращена разумным
регламентированием хозяйственной
деятельности на Байкале, что должно
явиться предметом закона, а охрана
— это лишь непременное условие и
часть задачи.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector