издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И вновь "Садко" сладкоголосый...

И вновь
"Садко" сладкоголосый…

Бурятский академический
театр оперы и балета последний раз
гастролировал в Иркутске десять
лет назад. За это время выросло
целое поколение зрителей, которым
только предстоит познакомиться с
искусством наших восточных
соседей. А сорока-пятидесятилетние
поклонники оперно-балетного
искусства идут в театр, как к своему
старому знакомцу.

Дело в том, что
уланудэнцы раньше в Иркутск
приезжали часто, спектакли театра
всегда восторженно принимались
публикой. Их жанр компенсировал
отсутствие в нашем городе оперного
театра, каждый раз удивляя
меломанов силой и красотой голосов
артистов. Солистов оперы и балета
иркутяне считали такими же
близкими людьми, как своих
артистов.

Что изменилось в
театре за десять лет, каким он стал?
На этот и другие вопросы отвечает
директор Людмила Николаевна
Намсараева.

— Бурятскому
академическому театру оперы и
балета в прошлом году исполнилось 60
лет. Так сложилось, что в 1939 году на
востоке страны родился музыкальный
коллектив, который постепенно, год
за годом, стал развиваться,
нарабатывать умение и мастерство.
Все это время театр ориентировался
на лучшую мировую и отечественную
классику. Римский-Корсаков,
Чайковский, Мусоргский, такие
произведеиия, как "Борис
Годунов", "Хованщина",
"Царская невеста",
"Русалка", "Князь Игорь",
не сходят с афиши театра все это
десятилетие. Мы не изменяем
традиции, постоянно пополняем
репертуар крупномасштабными
произведениями.

— К
юбилею вы, наверное, тоже поставили
особый спектакль?

— Да, впервые
за шестьдесят лет мы обратились к
опере Римского-Корсакова
"Садко". Это произведение
редко идет на оперных сценах и до
последнего времени с его
сценической версией можно было
познакомиться только в Мариинском
или Большом театрах. К работе
отнеслись ответственно, она
потребовала колоссальных усилий не
только творческой части коллектива
— хора, оркестра, солистов, но и
постановочных цехов.


Затраты, наверное, были немалыми?

— Хочу
сказать сразу, города, в которых
есть оперные театры, обладают очень
затратным видом искусства. На
каждом спектакле надо одевать
огромное количество артистов — хор,
балет, солистов. Как правило, наши
постановки оформляются
сложнейшими декорациями, костюмы и
одежда шьются из дорогих тканей.


Выходит, в театре главными являются
декорации?

— Нет, самая
сильная сторона нашего коллектива
— это солисты. Не случайно в Москве
и Санкт-Петербурге наш город
называют Милан-Удэ. Наверное,
потому что удивительнейшим образом
итальянская музыкальная школа
попадает на бурятские голоса. Это
красивые тембры, широкий диапазон,
мягкая манера исполнения — все то,
что присуще итальянским мастерам.
Перед отъездом в Иркутск, у себя
дома, мы сдали премьерный спектакль
"Тоска", который прошел на
языке оригинала и был восторженно
принят публикой.

— Ваш
театр славен целым созвездием
солистов, которых знают не только в
России, но и во всем мире. Как вы
учите, воспитываете их?

— Почти с
детства: сначала в музыкальных
училищах, потом в лучших
консерваториях страны —
московской, петербургской,
екатеринбургской, новосибирской.
Народные артисты Галина
Шойдагбаева и Вячеслав
Бальджинимаев в свое время были
стажерами миланского Ла Скала. Все
эти составные и стали основой
хорошей вокальной школы, которая
сохранилась и сегодня.

— Как вам
это удалось? Последнее десятилетие,
кажется, не способствовало
умножению культурных ценностей.

— Да, время
было тяжелым. Еще два года назад мы
вообще не финансировались. Сегодня
чувствуется поддержка властей,
хотя совсем не такая, как у вас в
Иркутске. Бюджетные деньги нам
выделяют только на выплату
заработной платы, постановочные же
зарабатываем сами — крутится
директор, крутится весь коллектив.
Мы договорились, что смиряться не
будем, научимся сами зарабатывать
деньги и иметь хорошую доходную
часть.

Главная
задача заключается в том, чтобы
зритель повернулся к нам лицом. Для
этого мы должны уметь грамотно
строить репертуарную политику,
чувствовать рынок и зрительскую
конъюнктуру. Но хотелось, чтобы
зритель у нас был грамотным,
подготовленным. Именно поэтому мы
каждый четверг проводим занятия
школьного университета искусств.
Все учащиеся города имеют
возможность, купив билет за десять
рублей, прийти в театр, послушать
оперу, рассказ музыковеда об
истории ее создания, традициях
постановок. Таким образом, мы
выполняем
музыкально-просветительскую нишу и
готовим для себя зрителей, которые
смогут в будущем без подсказки
учителей посещать наш театр.

— А
сегодня повернулись зрители лицом
к театру?

— Да, мы
меняем формы работы и хотим быть
востребованными. Кроме оперного
жанра, пополняем репертуар
спектаклями классических оперетт.
Недавно состоялась премьера
"Летучей мыши" Штрауса,
готовим "Сильву" Кальмана. За
последнее время укрепились позиции
балета, появились новые солисты, не
уступающие в мастерстве
танцовщикам прежних лет.
Несомненно, Екатерина Самбуева,
прима высочайшего уровня.


Оказывала ли влияние русская
культура на развитие театра и как
вы строите отношения с российским
зрителем?

— Нам
совершенно понятно, что сегодня мы
должны вливаться в российское
культурное пространство. Убеждена,
что любой национальный театр не
должен замыкаться в узких рамках и
быть местечковым. Парад
суверенитетов, который проходил в
начале девяностых годов, когда мы
считали, что каждая республика в
экономике, культуре, образовании
поднимется самостоятельно, был
ошибочным. Только под влиянием
русской культуры и культур
национальностей, можно приумножить
накопленный опыт. На протяжении
шестидесяти лет наш театр
поднимали многие деятели русского
искусства. У нас работали такие
знаменитости, как Роман Тихомиров —
крупный режиссер современности,
Иосиф Юзефович, возглавлявший на
протяжении тринадцати лет
художественное руководство
оркестром, Игорь Моисеев,
поставивший балет "Красавица
Ангара". Именно они и многие
другие помогли создать
многонациональное искусство
Бурятии, строившееся на разности
школ, эстетик, направлений. Если и
сегодня мы будем приглашать
специалистов из Москвы, Петербурга,
Новосибирска, то сможем
значительно продвинуться вперед.

— За
десять лет изменились иркутские
зрители?

— Мы
почувствовали, что по спектаклям
нашего театра здесь соскучились.
Зритель в Иркутске музыкальный,
чуткий, подготовленный. В городе
особая аура — прекрасные театры,
имеющие глубокие традиции,
симфонический оркестр.
Чувствуется, как все горожане,
губернатор и мэр бережно относятся
к деятелям искусства. Мы искренно
рады за Иркутск, который
традиционно считается центром
сибирской культуры. Приезжаем сюда,
как к себе домой и находим радушный
прием. В этом городе, как ни в каком
другом, понимают значимость вечных,
непреходящих ценностей.

Гастроли
Бурятского академического театра
оперы и балета стали настоящим
подарком для иркутян. На всех
спектаклях аншлаги и аплодисменты,
выражающие благодарный восторг
зрителей. Людмила Николаевна
Намсараева, в свою очередь, тоже
хотела бы поблагодарить директора
музыкального театра Владимира
Шагина, который помог уланудэнцам в
организации гастролей, Александра
Касьянова, руководителя
Восточно-Сибирской железной
дороги, ректора Экономической
академии Михаила Винокурова,
директора филармонии Игоря
Духовного и многих других, сумевших
понять проблемы театра и помочь в
их решении. Но особенно театр
благодарен иркутскому зрителю,
который чутко и доброжелательно
умеет воспринимать классическое
искусство.

Беседу
вела Светлана ГРИГОРЬЕВА.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector