издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Берестяная энергия

Черемховская детская художественная школа N 2 располагается в горняцком поселке Храмцовка. Открыли ее десять лет назад, а создавала, считай, с нуля, директор Светлана Серебренникова. Сначала ютились в Доме культуры, а потом в квартире жилого дома. Учеников здесь меньше, чем в ДХШ N1, но все они занимаются увлеченно, любят свою "художку" и преподавателей.

А как органично вписалась школа в жизнь поселка! Здесь
проходят интересные выставки, собираются любители живописи,
прикладного искусства, просят совета у художников. Как
магнитом притягивает художественная школа одаренных
местных жителей. Об одном из них мой рассказ.

Школе повезло с помещением: после нескольких переездов
город отдал ей пустующее кирпичное здание бывшей «восьмилетки».
И коллектив художников украсил свой дом, используя
работы выпускников. Захожу в вестибюль и вижу мерцающие
цветными глазами глиняные маски.
На стенах — картины маслом, гобелены. Поднялась
на второй этаж — а там за стеклянными витринами выставка
изделий из бересты учащихся и преподавателей:
шкатулки, корзины, вазы, резные туески!
Кто же он, берестяных дел мастер, воспитавший целую
плеяду последователей? Ведь не только дети, но и взрослые
приходят в мастерскую, берут уроки
обработки и плетения березовой «кожи».

И что бы вы думали? Уроки декоративной прикладной композиции
и художественной обработки бересты в поселковой «художке»
дает машинист тепловоза погрузочно-транспортного управления
Виталий Борисович Окладчик. Один их тех, кто в зрелом
возрасте вдруг «раскапывает» свой талант, находит дело,
которое притягивает и греет душу. Всю жизнь возил уголь
из забоев черемховских разрезов. И сейчас возит.
Но руки смолоду тянулись к дереву, потом
занимался выделкой шкурок пушных зверей и шил шапки.
А три года назад случилось с ним как бы озарение.
Увидел искусно украшенный резьбой туесок, взял в руки
— и захотелось самому такое чудо сотворить.

Его учителем стала Светлана Серебренникова.
Она на курсах
в Нижнеудинске освоила технологию
работы с берестой, привезла конспекты занятий и книгу.
И все свои знания передала Виталию Борисовичу, как
говорится, благословила,
поддержала, а через год взяла в штат преподавателем.

Спрашиваю у Виталия, как он совмещает довольно грубый
и тяжелый труд машиниста и такую тонкую, кропотливую,
филигранную технику по бересте?

— Я, конечно, не художник, — отвечает с улыбкой мастер,
— но руки мои чувствуют материал. С металлом
приходилось много работать, детали вытачивать. Кожу
я выделывал, делал мягкой и тонкой.
Береста напоминает шкурку, ее приходится также обдирать,
счищать до тонкости кожи. И мне нравится заниматься
берестой. Она хорошо поддается резьбе, упруга, как пробка. По
книгам изучил все приемы, своими руками изготовил инструменты:
резцы, пробойники, штампики. Ребят и девочек учу
практически: делаю сам — а они повторяют операции, изготавливают
сначала простые вещи, потом все более сложные. В этой
работе и дочка Марина, десятиклассница, участвует, и
внук шестилетний, когда из Иркутска приезжает, тоже
помогает. В бересте, кстати, целебная энергия таится.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector