издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С музой на ты

  • Автор: Вера ЛАПИНА

"Друзья моей души" - так обратилась к слушателям известная иркутская поэтесса Татьяна Суровцова. Здесь, в органном зале Иркутской филармонии, тихо и задушевно ведет она свой творческий вечер, знакомит с поэзией, наполненной любовью к Родине, к родному краю, к людям, живущим на этой земле.

В начале звучит песня «Мое Глазково деревянное» на стихи Суровцевой. А потом она
сама проникновенно рассказывает о своем детстве и юности, об отце, который был
горным инженером, патриотом своей страны, мог остаться работать и жить ближе к
столице. Но он едет в суровый край осваивать новые земли. И вновь звучит ее
песня на музыку Анатолия Теплякова в исполнении Анатолия Кривошеева — члена
Союза композиторов. Яркая, сильная мелодия, энергичный баритон певца. Россия…
Дорога… Метель… Вечные раздумья русского путешественника о судьбах России.

И летит за тобой

Серых дней журавлиная стая…

Слышишь пенье снегов?

Это голос печали моей.

Кончилось счастливое Танино детство, началась полувзрослая жизнь. Граница
непонимания, отчужденности мачехи, с одной стороны, и пытливый разносторонний
интерес к жизни — с другой, желание выверить, объяснить все самой привело к
формированию твердого характера и незаурядного отношения к окружающему миру. Она
сумела, смогла понять и принять природу как мастерскую души, а человека — как
храм.

Работник культуры Белла Пантелеева исполнила свое сочинение «Разговор с
Байкалом» на слова поэтессы. Музыка стиха и мелодия звучали великолепно и не
могли не вызвать чувства восхищения.

И вот за роялем известный музыкант и композитор Леонид Бендер. Льется
завораживающая мелодия скрипки. И далее песню на слова нашего автора «Скрипка
старинного мастера» поют Леонид Бендер и 17-летняя Даша Герасименко. Зал притих,
воспринимая слова и музыку, как свое родное и близкое…

Надо сказать, что друзья поэтессы готовились к вечеру тщательно, и на
импровизационной ноте все получилось как нельзя лучше. На одном, можно сказать,
дыхании. Сомнения, если они и были, растаяли при такой поддержке и переросли в
прекрасное творческое содружество.

Василий Козлов рассказал, что они еще студентами заучивали наизусть стихи
Татьяны. Он посвятил ей стихотворные строки, которые сам и прочел. Потом
рассказал о Татьяне с теплотой и как о человеке-поэте, которому свойственно
подчас витать в облаках.

Конечно же, не в облаках, а на грешной нашей земле закружилась она в заботах,
повседневных делах. Вспоминается такой случай. Таня уезжает в командировку,
приуроченную к фестивалю «Дни русской духовности и культуры «Сияние России».
Билет у нее на руках, все как положено, я вызвалась проводить ее. Звоню ей,
спрашиваю, во сколько выходим, все выяснили, договорились. Вдруг телефонный
звонок, и что я слышу в трубку:

— Вера, мы опоздали, поезд ушел, — умеют же шутить поэты, думаю я, и сама, в
свою очередь, стараюсь не отстать.

— Билет на кармане — поезд не уйдет.

— Уже ушел! — вполне серьезно отвечает трубка Татьяниным голосом…

В конце концов получилось так, что Татьяна быстрее всех примчалась в Усть-
Илимск, как на крыльях своей поэзии.

Далее на сцене две Татьяны. Художник-искусствовед Ларева рассказывает, как она
писала портрет Суровцевой. На холсте девочка Таня постепенно взрослела и
превращалась в образ, который они создали — одна кистью художника, другая словом
и судьбой поэта.

А в тишине, при медленной луне,

Мое другое «я» с холста сходило:

Отчаивалось, пело, говорило,

Кусало ногти в творческом огне…

Весь вечер был наполнен талантами и закончился красочным выступлением семейного
ансамбля замечательной семьи Вяткиных: Николая с гитарой, Елены с домрой и
четверых чудесных ребятишек с дудочкой, ложками и колокольчиками. Они обрадовали
всех ярким исполнением стихов и музыки собственного сочинения и удалых русских
народных песен.

Душа поэта во все времена была пламенной и возвышенной, иначе и быть не может.
Муза посещает многих, но не всем удается с ней быть на ты. Поэзия Татьяны Суровцевой задела струны
наших сердец, долго еще звучала мелодия в наших оттаявших душах. То чудная
лирическая, нежная, то вдруг пронзительная, резкая, то, как песня матери,
прощающая и ласковая. Одним словом, музыка стиха увлекла и очаровала.

А моя — зеленым-зелена

В золотистом от зорь одеянии

Лишь богиня любви, лишь она

Путь укажет от вечного сна

К вечной жизни в садах мирозданья!

Когда испытываешь восторг и чувствуешь, что постигаешь глубину бытия, это и есть
истинная поэзия.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector