издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Навеяно "Мастером..."

Театр собирается в дорогу. Спектакль, который он везёт на фестиваль, готов, правда, название всё ещё не придумано. Так часто бывает: произведение сочинено, а код, обозначающий его идею, только подбирается. Это как с ребёнком - родился, начал жить, а родители вместе с дедушками и бабушками всё ещё спорят, какое придумать ему имя.

Речь пойдёт о рок-опере «Мастер», поставленной в «Театре пилигримов» по мотивам «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова. Композитор Владимир Соколов год назад взял роман как повод, чтобы передать через музыку путь, по которому идёт художник.

Владимир Соколов давно стал мастером, но сомнения знакомы и ему, стремящемуся в работе к завершённости задуманной идеи. Показав премьеру в начале 2005 года, он работал над спектаклем, его либретто и музыкой ещё год. Перед поездкой на фестиваль православной молодёжи в Белгород показал окончательный (как ему кажется) вариант спектакля, который далеко ушёл от Булгакова, вернее, в нём почти ничего не осталось от романа, кроме темы творчества художника и его земной любви. Соколов, наверное, сегодня и сам не знает, будет ли он дальше продолжать работу над рок-оперой, которая стала квинтэссенцией его творчества, итогом многотрудной работы композитора, возглавляющего авторский театр. Маэстро непредсказуем.

Непредсказуемость Соколова заключается в том, что либретто, навеянное романом Булгакова, ему стало не интересно. В соавторстве с Натальей Тугариной он написал новое, используя в нём стихи Николая Гумилёва, Осипа Мандельштама, Анны Ахматовой, Владимира Высоцкого и режиссёра охлопковского театра Бориса Деркача. Строкой последнего автора он и хотел назвать спектакль — «Путь белой совы». Ему предложили строку из Евангелия «Путь — истинная жизнь». Этот поиск не завершён, композитор ждёт, когда название придёт к нему «само».

— Еще в начале работы я говорил, что отхожу от Булгакова. С автором либретто Наташей Тугариной мы работали в автономном режиме, исходя из своего замысла, который ближе к гётевскому решению этой темы. Правда, Гёте в «Фаусте» осмысливал её шестьдесят лет, а я всего год, — рассказывает Соколов. — Музыкально я уточняю состояние художника в испытаниях силами добра и зла, в искушениях. «Деньги. Слава. Власть», — предлагает ему князь Тьмы (Мефистофель, Сатана?). Он отвечает: «Мне мало надо». В этой фразе нет позы, я знаю таких людей. Таким был мой отец, таковы весь театральный мир, художники, учёные.

Мои герои идут навстречу друг другу, в отличие от Кончиты в рок-опере «Юнона» и «Авось», которая всю жизнь ждала, а до неё ждала Сольвейг в «Пер Гюнте». Я так придумал, потому что так увидел. Может быть, во сне, а может, наяву, не знаю. Герой идёт по пути, который приводит его к молитве «Отче наш».

Наверное, не стоит подробно разбирать спектакль, у которого ещё нет названия, но есть музыка, которая не просто гармонична, она полна экспрессии, конфликтов, высокого напряжения чувств. В ней движение всех слагаемых, которое делает её очень эмоциональной в восприятии. В рок-опере есть красивые темы, которые запоминаются, хочется вслед за актёрами-певцами повторять слова Ахматовой или Мандельштама. Поэтический ряд спектакля безукоризнен, планку перед собой Соколов поставил высокую. Он преодолел её, сочинив музыку, равную поэтическому слову.

— Лейтмотивом рок-оперы я выбрал путь художника, который идёт к сочинению молитвы «Отче наш», — говорит Соколов. — Мучительный, полный искушений и терзаний путь. Спектакль начинается с 5-й симфонии Чайковского. Тема валторны задаёт тональность предстоящему действию, в котором творчество и любовь становятся единым целым, поиском предназначения в жизни и её смысла.

Музыку «Отче наш» к спектаклю Соколов написал сам, пройдя тоже путём сомнений и веры. Надо заметить, что народные напевы и молитвы гармонично входят в основной музыкальный ряд рок-оперы, делая её звучание полифоничным, объёмным, под стать сказанной идеи. Впрочем, в лабораторию художника проникнуть трудно. Творчество требует глубокого и серьёзного анализа. Особенно, когда он о себе говорит: «Не знаю, во сне приснилось или пришло наяву». Провидение или озарение — как хочешь, так и называй — это такая же тайна, как рождение ребёнка.

Но поспешим вслед за театром в Белгород. Для начала вернёмся в январь 2005 года. Наверное, тоже было провидение: в том году на премьеру спектакля пришёл епископ Белгородский и Старооскольский, который проводит фестиваль православной молодёжи у себя в области. Понимая, что одним церковным песнопением до неё не достучаться, он начал искать и нашёл в рок-опере Соколова основные духовные составляющие, которые могут быть интересны современным молодым людям. Он пригласил театр на этот фестиваль. Сыгранные тогда шесть спектаклей имели большой успех, приглашение последовало и в этом году.

— Жить будем, как и в прошлый раз, в загородном санатории «Улыбка», — говорит Соколов, — будем выезжать на спектакли в 6 утра, а возвращаться в 12 ночи. Нас это не смущает, коллектив молодой, полный энтузиазма и желания работать. В семи городах Белгородской области сыграем свой спектакль. На открытии фестиваля, которое проводится в самом престижном зале города, как и в прошлом году, будут присутствовать губернатор и владыка. Эта акция проходит очень красиво. Надеемся, что нас примут не только как православных людей, но и как талантливых в творчестве.

Каждый раз, когда «Театр пилигримов» приезжает с фестивалей, он привозит благодарственные письма в адрес губернатора нашей области, восторженные отзывы зрителей. Мы надеемся, что спектакль этого года тоже будет по достоинству оценён белгородскими зрителями.

Фото автора

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector