издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Разговор "за трубу". Законодатели не решились задокументировать своё отношение к ВСТО

Во вторник ОАО “АК Транснефть” в районе Тайшета приступило к работам по строительству трубопровода “Восточная Сибирь – Тихий океан”. А в среду генеральный директор “дочки” “Транснефти” ООО “Востокнефтепровод” Михаил Чемакин провёл с иркутскими законодателями целый “депутатский час”, рассказывая о пользе стартовавшего в Иркутской области проекта. Диалога не получалось.

У региональных парламентариев появились претензии к “Транснефти” ещё до обсуждения вопроса о защите Байкала. Депутаты обвинили “Транснефть” в вероломстве, поскольку последняя не обсудила своё вхождение в область с региональными властями и общественностью. В последнее время у администрации заведено заключать с корпорациями соглашения о сотрудничестве, а у “Транснефти” такого “пропуска” в Приангарье нет. И это “большая ошибка менеджмента компании”, считает спикер Законодательного собрания Виктор Круглов. “Это позиция не открытости, а силы. А, как известно, любое действие вызывает противодействие”, – заявил он.

Да и сам Михаил Чемакин посетовал, что у “Транснефти” не получается диалога с Иркутском. Это тут же подтвердил депутат Сергей Мутовин, одновременно являющийся генеральным директором ОГУП “Дорожная служба Иркутской области”. Последний поинтересовался, как случилось, что вместо согласованных ранее платежей за пользование дорогами и мостами на территории Иркутской области в сумме 1,2 млрд. рублей в графиках предусмотрено лишь 184 млн.? В ответ глава “Востокнефтепровода” очень удивился тому факту, что в дорожной службе располагают такими документами, и сказал, что договор инвестиций ещё не подписан. Правда, тут же признался, что на иркутские дороги будет выделена в лучшем случае четверть от запрашиваемого, а деньги на социальные объекты можно попытаться получить из стабилизационного фонда.

Далее ситуация нагнеталась по нарастающей, стоило только Михаилу Чемакину затронуть вопрос экологической безопасности проекта. Иркутских парламентариев не проняли разговоры о 27-миллиметровой “умной трубе”, которая пройдёт в 800 метрах от берега Байкала и будет построена по принципу “труба в трубе”. Потому что, по признанию олицетворявшего “Транснефть” Михаила Чемакина, против терактов даже она “слаба”. Правда, в компании для обеспечения экологической безопасности придётся содержать, как выразился докладчик, дармоедов. К ним он отнёс людей, которые будут обслуживать специальные плавсредства, которые задействуют в случае аварии. Уже сейчас формируется батальон для охраны трубопровода.

Парламентарии долго выясняли, почему “Транснефть” предпочла нынешний маршрут трубопровода, который, к слову, попадает в зону Муйского разлома, концы которого, как заверил присутствовавший на встрече заместитель директора Института земной коры Кирилл Леви, ежегодно смещаются на 23 миллиметра. Оказалось, что компании удобно строить трубопровод буквально с железной дороги, поскольку для такого массивного сооружения, как трубопровод для транспортировки 80 млн. тонн нефти в год, будут подвозиться соответствующие конструкции. А для строительства трубопровода по менее сейсмоопасному югу Якутии потребуются колоссальные затраты. “Ни одна добывающая компания не пойдёт по этому маршруту”, – заявил Михаил Чемакин. Хотя назвать предполагаемый тариф он отказался.

Выступавший на встрече директор Института географии СО РАН Александр Антипов считает, что АК “Транснефть” не рассматривала альтернативные варианты в полном объёме. Он уверен, что более предпочтительным вариантом прокладки был бы маршрут вдоль автодороги Таксимо – Бодайбо, севернее Байкала. К тому же, по информации Александра Антипова, глава Минприроды Юрий Трутнев отозвал из Госдумы закон о зонировании Байкала, который определял границы промышленного воздействия на озеро. Вице-спикер Геннадий Истомин выяснил у первого заместителя главы администрации Иркутской области Юрия Параничева, что губернатор “подписал разрешение на строительство нефте-провода на участке Тайшет – Усть-Кут; распоряжение по прокладке трубы на участке восточнее Усть-Кута не подписано”.

В дальнейшем выступления участников укладывались в простой призыв к Михаилу Чемакину, которого тут же окрестили “солдатом “Транснефти”: “стройте свою трубу, только перенесите её подальше от Байкала”. Но, похоже, отклика в душе господина Чемакина он не нашёл. В итоге депутаты предложили включить вопрос о поддержке обращения Народного хурала Республики Бурятия к органам федеральной власти по строительству нефтепровода “Восточная Сибирь – Тихий океан” в непосредственной близости от озера Байкал. Но Виктор Круглов призвал своих коллег обдумать сказанное и подготовить обращение в защиту Байкала на майской сессии. Из чего вышел небольшой скандал, в результате которого депутат Антон Романов в знак протеста покинул сессию.

Вероятно, реакция на итоги сессии не совсем удовлетворила спикера. И на пресс-конференции в четверг он уточнил свою позицию по вопросу строительства трубопровода. По мнению Виктора Круглова, регион может рассчитывать на преференции за “хорошо проведённый референдум”. Транслирование же митинговых настроений лишит Иркутскую область референдумных бонусов. Круглов считает, что для начала необходимо выполнить поручение президента РФ и “отмыть” столицу Восточной Сибири, а потом заявлять о митингах.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector