издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Театр нашего подсознания

В Черемховском театре драмы - премьера, спектакль по пьесе Павла Морозова «Мамаклава», эксцентрическая комедия. Режиссёр - Ксения Торская. Всё интригует - от названия и жанра до имени режиссёра. Все создатели спектакля - из Иркутска: художник Андрей Штепин, хореограф Виталий Сутырин, музыкальное оформление - Сергей Петенко. Театр в Черемхове в этом сезоне приглашает «разовых» режиссёров, опять нет здесь стационарного главрежа. В таком раскладе свои плюсы и минусы, о них скажем позже.

Черемховцы, как истые театралы, раскупили билеты — спасибо расторопным распространителям, продающим их заранее в организациях и учреждениях города и «подогревающим» интерес разговорами о пьесе. В субботу и воскресенье — полный аншлаг. Радует этот знак роста культуры горожан, а также то, что возродились коллективные выходы в театр сотрудников городской администрации, больничных учреждений и образовательных организаций, промышленных предприятий, милиции и прокуратуры. Если мэр и его замы с семьями в первых рядах — их видят все зрители и назавтра об этом знают все жители маленького города, что, без сомнения, способствует повышению рейтинга местной власти и руководителей.

И, как принято говорить, ожидания зрителей вполне оправдались. Спектакль состоялся, и праздник получился. Не напрасно директор театра Надежда Скоморовская за два месяца до того приобрела ткани и заказала оригинальные костюмы для всех действующих лиц, обновила декорации. Не случайным был и выбор режиссёра: Ксения Васильевна после театрального училища получила диплом Академии по мюзикл-режиссуре и отважно, увлечённо создаёт спектакли-фантазии, сказки с танцами, привидениями и даже фантомами. Иркутяне оценили её работу в музыкальном театре по спектаклю «Огниво».

Театр как лицедейство, отрешение от реальности и вторжение в подсознание очень знакомых нам типичных людей — к такому черемховцы не привыкли, но встретили с интересом, особенно молодёжь. Ещё бы! Огромные старинные часы таинственно вращают стрелки, бьют и окутываются дымом, выпуская из себя грациозных, как пантеры, молчаливо улыбающихся красавиц. Время застывает на семи утра, женщины раздваиваются, сны оживают и вызывают приступы ревности у супругов Никиты и Нины (артисты Владимир Ведерников и Олеся Гаврилова). И эта невообразимая кормилица человечества с огромной грудью, в нелепой балетной пачке, танцующая на пуантах, — «мамаклава» из детских снов Никиты. Татьяна Киселёва, на мой зрительский взгляд, справилась с ролью превосходно. А ведь во всей нелепице и сумасбродности происходящего именно этому фантому давно умершей молочницы автор, по трактовке режиссёра, доверил главный, до боли щемящий лейтмотив пьесы. «Почему вы боитесь любить друг друга? Вы так голодны, а пить молоко любви не хотите…».

Образ несуразной великанской молочницы, всё время вываливающейся из окна вверх ногами и потом заглядывающей в это окно с тем же постоянным призывом ко всем действующим лицам — Никите, Нине, их приятелю Максиму и его жене Люде, — образ «мамыклавы» и самый эксцентричный, и в то же время самый трагично-комичный, выпирающий из рамок комедии нравов и положений. Чем заняты головы современных молодых мужчин и женщин? Их времяпрепровождение — компьютер на работе, компьютер дома, виртуальные игры, случайные связи, эротические сновидения, эрзацы дружбы, любви, видимость семьи. Ведь что это за семья, если нет детей? Любовь должна плодоносить.

Финал спектакля — пробуждение Никиты, до которого не сразу доходит, что вся фантасмагория, двойники и фантомы — это его сон. И вот кульминация — Никита заявляет о желании иметь ребёнка. Любовь побеждает виртуальную суету.

Ставить какую-то оценку постановке черемховского театра не склонна, поскольку не искусствовед. На мой взгляд, художественное решение сценического пространства хорошее, музыка помогает раскрытию режиссёрского замысла, пластика движений артистов завораживает. А контраст Людмилы — серой мыши в очках и её двойника из часов в эротическом ярко-алом платье и с победно сияющим лицом — самая удачная находка режиссёра и актрисы Юлии Ленской. Такая же, кстати, как игра Сергея Некрасова в роли массажиста.

Думается мне, что у спектакля есть перспективы и ресурс «обкатки», особенно с учётом рекордно короткого репетиционного периода — всего 15 дней (новогодний ёлочный антракт). Очень бы хотелось увидеть режиссёра Ксению Торскую в новых постановках. Её стиль привлекает и актёров, и зрителей (первая работа в Черемхове была по сказке «Емелино счастье»). Пожалуй, черемховскому театру так и нужно работать, на контрастах: предельный реализм драматурга и режиссёра Владимира Гуркина — и театральный ирреальный, весёлый и многомерный мир зазеркалья, чудес и перевёртышей молодых российских драматургов.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер