издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Приключения «социал-дарвинизма» в российской школе

Идея того, что средняя школа должна заниматься не только «накачкой» знаниями учащихся или, как теперь положено говорить в официальных документах системы образования, «обучающихся», но и формировать у них определённые личностные качества, стала популярной в педагогическом сообществе где-то с начала 1990-х годов. Эта идея личностного развития как задачи школы оказалась наследницей своеобразного «перестроечного угара», когда под любым школьным воспитанием понималась исключительно коммунистическая пропаганда и фактически звучал призыв освободить образование от воспитания раз и навсегда.

За прошедшее время представление о наборе личностных качеств, ответственность за формирование которых в подрастающем поколении может и должна взять на себя российская школа, менялось. Немногие родители и уж тем более учащиеся – простите, обучающиеся, – в курсе, что в официальной педагогике давно существует такой совершенно техногенный термин, как «модель выпускника». Это, собственно говоря, образ школьника, которого школа-фабрика должна сформировать на выходе. И образ этот складывается в первую очередь из определённых личностных качеств.

В последние годы главными составляющими «модели выпускника» называются такие качества, как социальная успешность и конкурентоспособность. Оставим  в стороне социальную успешность. В конце концов, если школа всё-таки берёт на себя миссию подготовки молодёжи к жизни в реальном обществе, то она самым логичным образом обращается и к проблеме достижения жизненного успеха в этом обществе. Но вот конкурентоспособность? Откуда взялось в образовательной среде это словечко, и что оно там делает?

Рискну высказать нетривиальную версию его появления в школьных стенах, хотя версия нуждается в проверке. Несколько лет назад в одном из своих публичных выступлений наш экс-президент, нынешний первый министр, фактически сформулировал национальную идею для России XXI века. Сам он такого не утверждал, но некоторые комментаторы высказались, что Путин наконец-то обозначил новую национальную идею, которую искали так долго. Идея эта может быть представлена примерно так: Россия должна стать конкурентоспособной. Мир мировой политики и мировой экономики достаточно жёсткий и конкурентный. Чтобы в нём закрепиться, надо обрести это качество – конкурентоспособность.

Так вот, по моему убеждению, слово президента упало, как всегда, на хорошо удобренную под властное семя почву педагогического сознания. И люди из министерства, а потом педагоги-теоретики, а потом и педагоги-практики утвердились в совершенно «социал-дарвинистском» убеждении: конечно же, конкурентоспособность, то есть способность обходить по жизни на вираже кого угодно, и есть то качество, которое должна формировать в детях школа.

Расцвечу рассуждения «картинкой с выставки». Точнее не с выставки, а с «образовательного форума», который проходил в одном из городов России пару лет назад. Впрочем, такие мероприятия являются своего рода выставками образовательных достижений, ибо на них представляются лучшие школы, лучшие учебные программы, лучшие учителя.

Итак, услышанное собственными ушами. Транслируется по громкой связи такое объявление: «Приглашаем на мастер-класс – презентацию программы «Формирование конкурентоспособности у первоклассников». До сих пор жалею, что не было возможности сходить. Так и остался в неведении, чему же там учат первоклассников на предмет конкурентоспособности. Может быть, умению эффективно драться в борьбе за право списать первым у какой-нибудь отличницы?

Если серьёзно, то лично я абсолютно убеждён, что формированием конкурентоспособности средняя школа заниматься не должна. Сам этот термин взят из лексикона рынка труда. Задача формирования конкурентоспособности – это задача высшего, то есть профессионального образования. Подготовить такого специалиста, чтобы работодатель при найме выбрал его, а не сотню других таких же специалистов. Вот это и есть конкурентоспособность. Школа не должна заниматься подготовкой к рынку труда, это не её задача.

Есть у проблемы и ещё одно, одновременно печальное и комичное измерение, о котором я люблю говорить с педагогами-практиками. Ведь если вдуматься в суть вещей, то получается, что задача формирования социально успешной и конкурентоспособной личности возложена на школьных учителей, то есть тех, чей профессиональный статус в обществе ассоциируется с чем угодно, но только не с социальным успехом и подтверждённой конкурентоспособностью.

Приведу здесь интересную реплику одной учительницы, которая прозвучала когда-то в спровоцированной мною дискуссии на эту тему: «А чему вы удивляетесь? Это вполне в духе современного общества. Сами посудите, мир, в котором мы живём, устроен по совершенно мужским законам, и правят в нём мужчины. А на кого возложили задачу образования и воспитания, то есть подготовки к жизни в этом мужском мире? Правильно, на женщин. Причём и в семье, и в школе. И ничего – справляемся. И будучи, как говорят мои дети, лузерами, победителей жизни воспитаем. Вот увидите!»

Может быть.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector