издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жестокая экономия

Социальные программы области сокращены на миллиард рублей

Расходы регионального бюджета будут сокращены на 4,4 млрд. рублей. Почти миллиард недополучат муниципалитеты по межбюджетным трансфертам. На такую же сумму сокращено обеспечение всех областных социальных программ. На 10% упали расходы на северный завоз. Зато целым миллиардом пополнился резервный фонд правительства. «Выбор у меня небольшой – платить зарплату и замёрзнуть зимой», – заявил мэр одного из северных районов. Кому замерзать, а кому – повод для пиара. Депутаты не упустили шанса раскритиковать правительство перед новым губернатором.

Бюджет на этой неделе обсуждался дважды – на расширенном и обычном комитете ЗС. В этом году казна теряет порядка 10 млрд. рублей, заявили чиновники. Причём, по версии «Серого дома», основное недополучение, 9,3 млрд. рублей, падает на региональный бюджет. На 50% уменьшились платежи налога на прибыль организаций. «Серый дом» не располагает данными о «персонифицированных» цифрах недоплат по предприятиям региона, пояснил заместитель министра финансов Алексей Зезуля. Однако сообщил, что в этом году стоит ожидать увеличения поступлений от TНК-ВР, Газпрома. Плюс в эту версию бюджета 400 млн. рублей дала «Транснефть». Но при этом только 38% от прошлого года обеспечит РУСАЛ, 68% – группа «Илим», по 55% – группа компаний «Ренова» и корпорация «Иркут», 71% – ВСЖД. По данным Контрольно-счётной палаты Иркутской области, в 2009 году число прибыльных предприятий региона уменьшилось более чем наполовину.

Итог таков – доходы областного бюджета чиновники предложили уменьшить на 3,8 млрд. рублей (или на 6,1%). Расходы – на 3,9 млрд. рублей (6%). А с учётом федерального секвестирования – на 4,4 млрд. рублей. Некоторые целевые поступления из федеральной казны пришли «урезанными» на 40–50%. Иркутская область потеряла 223 млн. рублей из расходов на транспортную инфраструктуру, 399 млн. рублей – по субсидиям на реализацию федеральных целевых программ, 327 млн. рублей – по жилью для ветеранов и инвалидов войны.

Секвестирование в первую очередь коснулось областных целевых программ, которые потеряли 992 млн. рублей. «Мы сделали то же самое, что делают в других субъектах», – пояснил Алексей Зезуля. Компенсация за сокращение составила в совокупности чуть более 300 млн. рублей. На 715 млн. рублей сокращены инвестиционные расходы. Муниципалитеты не получат 961 млн. рублей межбюджетных трансфертов, в том числе было проанонсировано десятипроцентное сокращение расходов на северный завоз. На 15% уменьшены и субсидии на выплату зарплат. Около 2 млрд. рублей составляет секвестирование по расходам на органы госвласти и содержание региональной бюджетной сети. «У нас не самый большой процент сокращений, – утешил Алексей Зезуля. – Бюджеты городов Москвы и Челябинска, к примеру, секвестированы на 30%». «Серый дом» сумел преодолеть, как выразился один из чиновников, «страшный рубеж» и выплатил зарплату и отпускные бюджетникам. В результате на областных счетах, которые ещё в мае насчитывали около 7 млрд. рублей, осталось 1,8 млрд. рублей (переплата «Транснефти» по налогу на прибыль и базовая дотация федерального Минфина на выравнивание бюджетной обеспеченности). Вместе с тем около 1 млрд. рублей иркутские финансисты сумели привлечь в резервный фонд губернатора. По словам Алексея Зезули, это средства, которые составят будущий региональный стабфонд. Чиновник считает, что эти деньги позволят «сбалансировать бюджет и избежать чрезвычайных ситуаций». Однако глава КСП Ирина Морохоева отметила, что увеличение резервного фонда более чем в 11 раз требует соответствующего правового оформления.

Появление нового губернатора произвело неожиданный эффект на парламентариев. Если раньше большинство депутатов охотно «входило в положение» минфина и бюджет по основным параметрам принимался на условиях «Серого дома», то сейчас вице-спикер Геннадий Истомин предложил не просто внести поправки в бюджет, а вернуть его в губернаторское крыло и рассмотреть только на сессии в июле. Правда, на следующий день на бюджетном комитете всё прошло мягко и областную казну всё же рекомендовали принять в первом чтении 17 июня. А накануне речи депутатов странно напоминали предвыборные. Когда депутат Гайдар Гайдаров обнаружил, что доля расходов на здравоохранение в областной казне сократилась на 19,6%, он вспомнил «мать, у которой смертельно болен ребёнок». Аналогичные образы родились и у Нины Чекотовой. Пётр Дудин заявил, что область так и не выделила денег на софинансирование проекта строительства областного перинатального центра, а Татьяна Семейкина описала похожую ситуацию, но теперь уже по реабилитационному центру для инвалидов в Иркутске. Ирина Синцова напомнила, что расходы на образование сократились на 940 млн. рублей. Юрия Фалейчика и вовсе взволновала глобальная беда – «удивительное нашествие лугового мотылька на Иркутскую область».

Анализ КСП тоже показал неутешительные для правительства цифры. «Только по здравоохранению мы теряем 998 млн. рублей», – сказала Ирина Морохоева. Цена питания в региональных больницах по новой версии закона существенно подешевела – 49 рублей, или 21% к предыдущему году. Койкоместо стоит 92 рубля вместо положенных 314. Лечебные учреждения накопили кредиторку в 190 млн. рублей. Финансисты получили и удар с тыла. Министр социальной политики, опеки и попечительства Семён Круть заявил: «Мы только недавно утвердили сокращения по социальным объектам в 208 млн. рублей, сейчас мне предлагают сократить ещё 207 млн. рублей. Мы месяц назад защитились в Минфине чётко по каждой строчке, по каждой статье. А эти сокращения были сделаны уже без нас. Я освободил 2,2 тысячи человек. А теперь мне ещё столько же нужно сокращать. У меня выключено отопление, горячая вода во всех учреждениях, отключение света идёт через день. Почему кредиторку до сих пор отдельно не утвердили в бюджете? Зато целый миллиард мы положили в резервный фонд. А как мы войдём в зиму, я не понимаю».

Не понимает этого и мэр Бодайбинского МО Евгений Юмашев. По его словам, долг района за прошлый год по северному завозу составил 11 млн. рублей, в этом году оплата должна составить, согласно новому варианту бюджета, 93 млн. рублей. «Мне поставщик говорит: «Не повезу!». Вода у нас в августе уйдёт. И что мне делать? Веры правительству в нынешнем составе просто нет. Выбор у меня небольшой – платить зарплату и замёрзнуть зимой». Впрочем, с зарплатой, по данным КСП, тоже не всё гладко. Межбюджетные трасферты с учётом федеральных средств упали на 1,5 млрд. рублей. В этой сумме 772 млн. рублей – региональные субсидии и субвенции, в том числе коммунальные платежи и заработная плата. «Сокращение региональных субсидий по заработной плате приведёт к ещё большей несбалансированности местных бюджетов, а кредиторка по начислениям на заработную плату в мае уже вышла за цифру 1,2 млрд. рублей», – заявила Ирина Морохоева. Однако не исключено, что на сессии, которая состоится на следующей неделе, парламент увидит другую версию бюджета. Ещё одно заседание профильного комитета пройдёт за день до сессии. Тогда же состоится фракция «Единой России», на которой, по информации «Конкурента», и будет принято принципиальное решение – поддержит или отклонит парламент проект секвестированной казны.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector