издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Проект «Антивирус»

Лента с этикетками «Инфлювир» беспрерывно двигается. На конвейере – тысячи ампул. В соседнем цехе – последний контроль перед отправкой, нужно изъять бракованные ампулы. Дальше – машины-рефрижераторы. И путь в Москву. Именно оттуда «Инфлювир» отправится к «группам риска». В Иркутском филиале ФГУП «НПО «Микроген» выходные и праздники отменены по крайней мере на ближайшие несколько недель. Госзаказ на вакцину против гриппа А(H1N1) должен быть выполнен до конца года. А вот цифру объёма госзаказа в Иркутском «Микрогене» назвать сложно. Всё зависит от развития эпидемической ситуации – вполне может быть, что объёмы изменятся, заявила глава филиала Светлана Брызгалова.

Правительство России выделило 4 млрд. рублей на производство и закупку вакцин против свиного гриппа А(H1N1). Главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил, что будут закуплены 43 млн. доз вакцины. Это в два раза больше, чем от сезонного гриппа. По России только четыре города готовят вакцины: Москва, Санкт-Петербург, Уфа и Иркутск. Сейчас на Иркутском предприятии по производству бактерийных препаратов филиала ФГУП «НПО «Микроген» введён жёсткий график работы. «Какие коммерческие заказы? – удивилась директор Светлана Брызгалова. – Дай бог нам вовремя и в полном объёме госзаказ выполнить!».

– Когда ваше предприятие начало работать со штаммом свиного гриппа?

– Около пяти месяцев назад, в начале июня. Тогда мы знали, что штамм выделен и ожидаются определённые проблемы. Но, честно говоря, надеялись, что пандемии не будет. Ведь у нас уже был опыт с птичьим гриппом. Эту вакцину мы тоже разрабатывали. К счастью, тогда ситуация сложилась так, что мощного производственного выпуска не потребовалось. Сейчас ситуация совсем другая.

– Это действительно опасный штамм вируса?

– Нельзя сказать, что он очень сильно отличается от сезонного. Но это своеобразный вирус. Судя по тому, как он себя ведёт, симптомы точно такие же, как и при обычном гриппе. Если человек вовремя обратится к специалистам, всё будет хорошо. К врачу нужно идти немедленно, если ты не был вакцинирован. Вирус опасен тем, что даёт серьёзные осложнения, которые при обычном сезонном гриппе встречаются, но реже. В основном это пневмония. В зоне риска люди с ослабленным иммунитетом.

– Почему Иркутск был выбран одним из четырёх городов по производству вакцины?

– Всё просто. Гриппозными вакцинами в России занимаются четыре предприятия именно в этих городах. В том числе два филиала НПО «Микроген» в Иркутске и в Уфе. У нас богатый опыт по производству живых противогриппозных вакцин. Более тридцати лет мы этим занимаемся. Уже наработаны определённые технологические навыки. Я думаю, вполне логично, что в связи с пандемической ситуацией по свиному гриппу эта работа поручена нам. Второй наш филиал в Уфе, в отличие от нас, работает по инактивированной вакцине.

– А в чём разница?

– Мы работаем с ослабленным живым штаммом вируса, они – с инактивированным штаммом (то есть с неживым). Наша вакцина интраназальная, то есть вводится через нос. Инактивированная – путём инъекции. По эффективности они практически неразличимы. Хотя, конечно же, эти сравнения условны, потому что к каждой из вакцин применяется своя, специфическая оценка активности. Я не хочу сейчас утомлять вас специальными терминами.

[/dme:i]

Скажу проще: механизмы воздействия на организм у этих вакцин различаются. Как патриот своего предприятия, хотела бы отметить, что наша вакцина  более проста в употреблении. И нетравматична. А производственная цепочка для её воспроизведения по времени более технологична, чем у инактивированной.  

Нам очень хотелось побывать в цехах, где делают вакцину. Но сейчас вход в блоки с эмбрионами НПО «Микроген» для журналистов закрыт. «Уже было столько съёмок, что я чувствую, люди начали нервничать, – говорит Светлана Брызгалова. – Это плохо сказывается на работе». Да и заходить в эти блоки нежелательно, чтобы не загрязнять продукт. Ещё на прошлой неделе, когда не был запущен полный цикл производства, можно было найти пустую лабораторию и сымитировать, грубо говоря, «процесс работы с куриным эмбрионом».  

– Можете рассказать, как технологически производится вакцина? Основные этапы?

– Технологическая цепочка очень сложна. Но попробую. Сырьём для производства такой вакцины являются 10-12-дневные куриные эмбрионы.  В каждый из них вводится определённая доза ослабленного живого вируса гриппа. В течение нескольких дней идёт инкубационный период. Тут важна и температура, и время инкубации. Ошибёшься на полградуса – и эмбрион отреагирует по-другому. У нас есть специальные термальные комнаты и холодильные камеры, потому что после инкубации по технологии нужно охладить эмбрионы. Всё это находится под круглосуточным контролем специалистов. Технологическая цепочка отрабатывается очень тщательно, чтобы никаких срывов не было. Затем из жидкости, содержащей вирус, после нескольких этапов получают саму вакцину в лиофилизированном виде. И готовый препарат идёт на контроль в соответствии с нормативно-технической документацией. Технология производства стандартна для любого штамма вируса. А вот стадия разработки самой вакцины, безусловно, отличается. Каждый штамм требует определённого подхода, чтобы сконструировать вакцину. Препарат в соответствии с требованиями «холодовой цепи» отгружается в центр. А уже по госзаказу идёт распределение.

– Сами ваши специалисты не боятся заразиться?

[/dme:i]

– Во-первых, у нас свои определённые условия работы и обработки. Во-вторых, существует определённая система вакцинации. Все наши работники уже привиты от свиного гриппа. Тут интересная вещь получается. Те люди, которые непосредственно работают с вирусом, прививаются уже в процессе работы. Вакцина ведь вводится через нос. Человек, работая с вакциной, дышит. И иммунная защита  у него уже сформирована. Коллектив у нас стабильный, люди работают десятки лет, есть семейные династии. После того как была сделана сезонная вакцина, нам пришлось приостанавливать производство, чтобы произвести полную очистку оборудования, в том числе и вентиляции, и всех помещений. Это было необходимо, чтобы в соответствии с требованиями приступить к работе со штаммом свиного гриппа.

«Света, ты у нас звезда! Только тебя и снимают!» – смеются девушки в белых халатах. Нас всё-таки пустили в блок упаковки и контроля продукции на визуальный брак. Ходить даже по этому цеху можно только в бахилах. С десяток девушек сидят возле столов с лампами. Их задача – обнаружить трещины или какие-то видоизменения в составе или цвете вакцины. «Опять журналисты! Сколько уже можно!» – цех буквально захлёбывается от смеха. «Девушки, а вы знаете первые симптомы свиного гриппа? Это смех без причины!» – кричит главный инженер. В следующей комнате – конвейер. Беспрерывно крутится лента с этикетками «Инфлювир», на другом конце конвейера – сотни ампул.

– Почему вакцины не будет в продаже в Иркутске?

– Мы не имеем права реализовывать вакцину свиного гриппа в торговых сетях и по заказам каких-либо организаций. Она производится по государственному заказу, который сформирован Министерством здравоохранения. Заказ полностью оплачивается из федерального бюджета. Именно это министерство распределяет, кому, куда и сколько.

У нас ведь никто не был готов к этой пандемии. Сейчас мне многие с заводов, из медучреждений звонят, просят. Но лично я ничем не могу помочь – мы сейчас работаем только на госзаказ. Однако стоит отметить, что государством заказано существенное количество доз и потребности, по крайней мере групп риска, будут учтены. И я думаю, наш регион не будет обойдён.

– Известна сумма федеральных вложений в ваш заказ?

[dme:cats/]

– Дело в том, что объёмы могут корректироваться в зависимости от эпидемической ситуации. Нам пока не указали определённого количества доз. А наши мощности рассчитаны на разные объёмы производства. Если нам скажут, что надо увеличить производственный выпуск, приложив все усилия, может быть, мы даже и увеличим. Поэтому я воздержусь от конкретных цифр. Однако задание, которое нам дано, мы, конечно же, выполним до конца года. Я не исключаю, что возможна корректировка заказа в сторону увеличения.

– Подобные крупные заказы за последние годы у вас были?

– В общем, да. Мы делали и хромотографическую инактивированную вакцину против гриппа, и живую. У нас были довольно приличные госзаказы в 1993–1996 годах. Но тогда мы имели дело с сезонным вирусом гриппа. Просто раньше люди посерьёзнее относились к прививкам, по моему личному мнению. Как раз после начала 90-х пошла волна, что прививки делать вредно. А до этого шли большие госзаказы. Государство полагало, что на эти цели нужно тратиться. По моему мнению, это было разумно, поскольку по больничным платить гораздо дороже.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector