издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Байкальск нужно заразить мечтой»

Уходящий год, вопреки ожиданиям, не принёс «самому безнадёжному моногороду» Байкальску новое будущее. На завтра назначен официальный запуск Байкальского ЦБК. Ни власть, ни бизнес не предложили за истекшее время простоя комбината хоть сколько-нибудь внятную стратегию развития территории. Многочисленные проекты, альтернативные Байкальскому ЦБК, начиная от деревообработки и заканчивая альтернативной энергетикой, быстро появлялись, но после непродолжительного пиара исчезали. Извечный вопрос «Что делать?» остался для местных жителей открытым, хотя «кто виноват», власти объясняли им на протяжении всего года, критикуя совладельцев комбината, управляющую компанию «Континенталь Менеджмент» и лично Олега Дерипаску, в итоге пойдя с ними на сделку. Устав от противоречивой информации в региональном медиа-пространстве, «Конкурент» в итоговом выпуске решил привлечь к обсуждению будущего Байкальска необычных экспертов – преподавателей и студентов Байкальской международной бизнес-школы (БМБШ) ИГУ. И помечтать вместе с ними.

Лежат деревянным грузом

Первым проектом, зазвучавшим в начале 2009 года, сразу после остановки Байкальского ЦБК, стало лесоперерабатывающее производство. Идея выглядела красиво: на выпуске строительных плит и домов за несколько лет можно заработать около 30 млрд. рублей, занять 1635 человек, что сопоставимо с прежним штатом БЦБК, а к 2011-му ещё и провести рекультивацию промплощадки комбината. Такие подсчёты сделали в начале года специалисты Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал и Высшей школы экономики. Одна беда – требовался кредит 10,6 млрд. рублей под 17% годовых сроком на 36 месяцев. Денег под эту идею не дали, впрочем, вероятно, никто и не просил.

Параллельно с этим появился более экономичный проект – по производству воды и безалкогольных напитков мощностью не менее 100 млн. литров в год. В него достаточно было вложить всего 380 млн. рублей. В качестве альтернативы предлагалось также делать на Байкале пиво. К пиву – перерабатывать рыбу, кедровые орехи и землянику, печь пиццу, катать туристов на картодроме и отпаивать их фиточаем. На таких предприятиях можно было бы занять до трёхсот человек. Однако все идеи остались лишь в докладе экономической оценки сценариев развития Байкальска, подготовленном Научным советом СО РАН по проблемам озера Байкал и Высшей школой экономики.

Уступите байкальчанам лыжню

Креативности региональных властей в этом году можно было позавидовать. Предложения о том, как устроить жизнь байкальчан, сменялись одно за другим. В поиске нестандартных решений правительство Иркутской области дошло даже до спорта. Чиновники предложили создать в местности Мангутай Слюдянского района федеральный тренировочный центр по подготовке олимпийцев к Играм в Сочи. Власти подошли к проблеме масштабно, признавали эксперты: реализация проекта позволила бы трудоустроить сразу 13 тысяч человек, но и стоило бы это около полумиллиарда долларов. К тому же у Иркутской области на тот момент был сильный конкурент в лице Красноярского края, чья площадка «Ергаки» уже была выбрана под строительство аналогичного центра. Приангарье просто опоздало к формированию списка олимпийских объектов, а обращение к правительству РФ, способное включить Мангутай в этот список, если и было, то в итоге ничего не дало.

Лыжная тема была продолжена позже, когда губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев и министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина утвердили проект постановления правительства РФ о расширении границ ОЭЗ туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала» за счёт включения в неё части территории Слюдянского района, в том числе горнолыжного курорта «Гора Соболиная» в Байкальске. Вместе с тем был фактически похоронен проект ОЭЗ в Большом Голоустном, на разработку которого Минэкономразвития израсходовало 83 млн. рублей.

Научно-популярный стиль

Среди многообразия сценариев развития Байкальска в этом году была и организация особой экономической зоны технико-внедренческого типа (ОЭЗ ТВТ). Дмитрий Мезенцев предложил согласовать её сначала на региональном уровне в рамках Стратегии развития Приангарья, которую планируется утвердить в 2010 году. Идея такой зоны уже есть в Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Забайкальского края и Иркутской области на период до 2025 года. Там она выглядит как научно-образовательный центр, направленный на изучение Байкальской экосистемы, разработку технологий биологической очистки воды и технологий эффективного использования газовых гидратов. Но место базирования центра в документе не определено. Вероятно, предложение основать его в Байкальске отчасти было озвучено под влиянием вице-премьера Игоря Шувалова, с которым перед этим провёл совещание губернатор, потому что впоследствии ни о какой ОЭЗ технико-внедренческого типа Мезенцев речь не заводил.

Позже он переключился на менее долгосрочные проекты, но с научным уклоном. В ноябре из Финляндии губернатор привёз протокол о намерениях сотрудничать с финскими компаниями, готовыми работать в Иркутской области. В частности, над созданием теплостанции на энергии воды в Байкальске для обеспечения нужд коммунального хозяйства территории. В качестве топлива для станции предлагалось использовать лигнин, накопленный на БЦБК. Сообщалось, что «Иркутскэнерго» пригласили принять участие в проекте, однако в компании утверждают, что предложения не получали.

Намёк понят

На то, что решение, которое в итоге примут в отношении судьбы Байкальска, «будет уникальным», ещё летом намекнул Олег Дерипаска во время своего визита на комбинат.

[/dme:i]

И действительно, к новому году шокировал: БЦБК готовится к запуску. Официально возобновить работу комбинат намерен завтра, 25 декабря, сообщил «Конкуренту» мэр Байкальска Валерий Пинтаев. Более того, по информации СО РАН, Минпромторг РФ готовится исключить из перечня видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, «производство целлюлозы, бумаги, картона и изделий из них без использования бессточных систем водопользования на производственные нужды и с использованием хлора». Соответствующий проект постановления уже готовится в правительстве РФ.

Очевидно, что вместе с запуском предприятия все инвестиционные проекты будут отложены в долгий ящик, полагает Валерий Пинтаев. Более того, Байкальск автоматически выпадет из первоочередного списка моногородов, которым будет выделена поддержка. «Я только что вернулся с совещания, которое проводил в Москве Игорь Шувалов, – рассказал Пинтаев. – К 25 декабря в Минрегионразвития обещали подготовить первый список из 20 моногородов, между которыми будет распределено 10 млрд. рублей. Байкальск попадает туда по всем параметрам, но из-за запуска БЦБК мы, вероятнее всего, этой поддержки лишимся. Нам сказали: раз у вас заработает градообразующее предприятие, то и живите на доходы от его деятельности».

Будущее в ста словах

Беда бизнес-проектов, в частности тех, которые обсуждались в рамках развития Байкальска, заключается в том, что в их основе лежит жадность, уверены эксперты Байкальской международной бизнес-школы. «Как главная движущая сила жадность ведёт к расслоению общества на бедных и богатых. В результате – социальное недовольство и акции протеста. Кризис, вопреки ожиданиям, не изменил этого, а лишь привёл к стремлению заработать здесь и сейчас, не думая о будущем. Но нам нужно придумать нечто принципиально новое, чтобы заранее подготовить почву для некой общественной трансформации, которая снимет социальное напряжение», – полагает профессор кафедры финансового менеджемта БМБШ Максим Безрядин. Он и четверо его студентов – Янис Игнатенко, Иван Репенко, Иван Дащенко и Ольга Рудых – нашли свежее видение проблемы прибайкальской территории. Они оформили его в проект и представили на конкурс, который объявила Ассоциация развития менеджмента Центральной и Восточной Европы (Ceeman).

«Мы предлагаем в качестве эксперимента создать на Байкале международный научно-исследовательский центр по разработке технологий решения глобальных проблем, стоящих сегодня перед человечеством. Таких, как проблемы чистой воды, новых видов топлива, конвергенции культур, межконфессиональных конфликтов, экологии, климата», – говорится в описании проекта, состоящего всего из ста слов. Сегодняшняя ситуация в Байкальске, по мнению студентов САФа, это в первую очередь проявление на местном уровне современной глобальной проблемы дивергенции культур. То есть расхождение в целях и ценностях в первую очередь политической, научной и бизнес-культур. Решить байкальскую проблему невозможно до тех пор, пока все участники этого процесса не научатся видеть, слышать и понимать друг друга, договариваться с учётом государственных и общечеловеческих интересов. «Байкальская площадка поможет нам разработать новый культурный код», – полагают студенты. Его графический образ долго рождался, но в результате оформился в виде модели ДНК. «Так нам представляется то, что происходит в обществе, где социальные слои, культуры, науки могут существовать только в симбиозе», – отметил Безрядин.

По замыслу авторов проекта, Байкал может стать площадкой для изучения технологий будущего с последующим их применением в бизнесе. В частности, возможно исследовать механизмы добычи, транспортировки и использования газовых гидратов, отметил студент пятого курса БМБШ ИГУ Иван Репенко. Холодный климат делает байкальскую площадку удобной для этого. Плюс возможно изучение эндемиков и уникальной самоочищающейся системы озера. Технологии, полагают студенты, будут востребованы, особенно в тех регионах, где предвидится существенная нехватка чистой пресной воды. «На Байкале, обладающем пятой частью всех запасов пресной воды на планете, необходимо создать мировую биржу пресной воды и бороться за «место под солнцем» на существующем мировом рынке воды, – считает директор БМБШ ИГУ Владимир Саунин. – А у нас ситуация до сих пор схожа с той, когда на огромной куче золота сидят два человека и дерутся из-за двух спичек».

Развитие туризма на Байкале тоже представляется студентам по-новому. «Байкалу не нужна массовость. Чем больше народу, тем больше нагрузка, а строить инфраструктуру по очистке сложно. Поэтому мы хотим сконцентрироваться на определённых секторах туризма – экологическом, научном и культурном», – рассказала четверокурсница Ольга Рудых. В идеале, по словам Максима Безрядина, на Байкале должен появиться новый тип туриста, который заинтересуется одним из направлений. «Либо это будет некий сумасшедший учёный, пусть у него очень мало денег, но он не оставит за собой мусора. Либо богатый турист, который едет отдохнуть на Байкале, но готов заплатить за все услуги, в том числе за уборку», – предполагает Безрядин.

Ничего не вижу, ничего не слышу

Если идею запустить, то на байкальской площадке можно будет пытаться решить одну из глобальных мировых проблем – конвергенцию культур, уверен Владимир Саунин. С помощью гуманитарной культуры бизнесмены наконец услышат учёных, иначе разработанные технологии бесполезны. «Сейчас мы сталкиваемся именно с такой проблемой. Стратегию, о которой идёт речь, мы пытались показать Игорю Шувалову, но письменное обращение было безуспешным, – рассказал Владимир Саунин. – Переговоры с Мезенцевым тоже пока не дали результата: он очень сильный лоббист, но вынужден действовать в существующих административных рамках». Мы предложили губернатору подумать об открытии на Байкале представительств ШОС и ЮНЕСКО. «Это был бы уже не сегодняшний клубнично-ягодный статус Байкальска», –  говорит Владимир Саунин.

Тем не менее, по его словам, у проекта БМБШ уже есть сильные лоббисты. Идею поддержал академик Гелий Жеребцов, директор Института солнечно-земной физики СО РАН. Он оценил предложенную стратегию и подтвердил, что она не потребует колоссальных финансовых вложений, если фанатично взяться за её реализацию. Иркутяне заручились поддержкой и академика Андрея Кокошина, директора Института международной безопасности РАН, который сказал, что идея достойна включения в новую концепцию безопасности РФ. «Но, к сожалению, мы понимаем, что стратегия вряд ли будет реализована, если её не поддержат Медведев или Путин. Так организована наша страна: машина запустится, если это заинтересует двух главных руководителей», – говорит Саунин.

«Чтобы быть услышанными наверху, мы вышли на международный уровень. Может быть, тогда идея дойдёт до двух главных заказчиков проекта – Путина и Медведева», – полагает выпускник БМБШ Олег Саунин. В любом случае необходимо вынести стратегию на широкое обсуждение и объяснить людям, что у них есть возможность помечтать, уверены её авторы. «Как создают стратегии в США? Вначале они создают мечту. Если она нравится многим, американцы планируют, как её достигнуть. Байкальску и другим поселениям этой территории необходимо то же самое. Без стратегии все нынешние действия бессмысленны. Это всё равно, что начать строить дом, не имея на руках проектно-сметной документации», – считает Владимир Саунин. Байкальску нужно будущее, никак не связанное с привычными видами деятельности – варкой целлюлозы или ловлей рыбы, добавляет Максим Безрядин, «иначе здесь будут по-прежнему появляться московские менеджеры, только чтобы заработать и уехать».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector