издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Приближая Победу

В военные годы в Иркутске действовала всего одна электростанция, энергии которой хватало только для нужд оборонной промышленности

Война – это всегда разруха, катастрофа. Навязанная фашистской Германией советскому народу в 1941 году, она вошла в каждый дом, в каждую семью, оставив там свой беспощадный след. Сотни тысяч наших соотечественников оказались на передовых позициях, сдерживая натиск немецко-фашистских орд. Десятки тысяч ковали победу в тылу. «Всё для фронта. Всё для победы!» – этот знаменитый лозунг тех лет отражал цель и смысл жизни тружеников тыла в период военных лет. Энергетике в годы войны была отведена особая роль. Об этом свидетельствуют воспоминания тех, кто трудился в годы Великой Отечественной войны на ТЭЦ-2, единственном тогда в Иркутске объекте будущей энергосистемы. Позже эти воспоминания были обобщены иркутскими краеведами и писателями и стали доступны широкому кругу читателей. К этим воспоминаниям, бережно хранимым в музее ОАО «Иркутскэнерго», мы и обратились сегодня, чтобы ещё раз перелистать страницы нашей истории – истории страны и истории иркутской энергетики.

В годы войны Иркутская ЦЭС (позднее, в 1954 году, переименованная в ТЭЦ-2) все свои мощности направила на нужды оборонной промышленности. Лишь незначительное количество электроэнергии отпускалось для скудного освещения жилых домов и зданий общественного пользования. Ещё в предвоенные годы большая часть промышленности города перешла с механической на электрическую энергию, всё шире внедрялась машинная техника, вытеснявшая ручной труд. А уже в ноябре 1941 года промышленность Иркутска начала пополняться предприятиями, эвакуированными из районов, временно оккупированных фашистскими захватчиками, все заводы и фабрики работали с повышенной нагрузкой. Нужно было увеличить отпуск электроэнергии. 

В течение нескольких первых военных дней на фронт из коллектива станции ушли более 200 человек. В Иркутске осталось меньше половины квалифицированных кадров.

На места ушедших в Красную Армию пришлось готовить машинистов, кочегаров, электромонтёров, монтажников. А где было взять людей? И вот сёстры, жёны, даже матери тех, кто сражался на передовой, заняли их рабочие места. Коллектив электростанции находился на особом – казарменном – положении. Лидия Петухова, заместитель секретаря парторганизации электростанции в военные годы, позже вспоминала: «Иной раз приходилось работать по 18 часов в сутки. Полуголодные и уставшие женщины короткие часы отдыха спали в душевых, а свои семьи могли посещать раз в два-три дня. На помощь женщинам пришли и подростки – ученики школ фабрично-заводского обучения (ФЗО), десятиклассники. Священная ненависть к врагу и любовь к матери-Родине давала людям силы нести вахту по две-три смены без отдыха».

Сколько же выпало им испытаний! Они работали по нескольку смен подряд, стояли у машин, грузили уголь, вывозили золу, засыпали, обессилев, у пульта… В 1945 году одна из дежурных заснула у щита. Строгий директор, обнаружив это, простоял над ней полчаса, дожидаясь, пока несчастная женщина проснётся, а затем объявил выговор и пригрозил передать дело в суд. Такое случалось нередко – люди надрывались, и приходилось вынужденные наказания сочетать с приятными поощрениями, которые помогали. Например, в январе 1943 года было издано распоряжение установить шофёрам «отпуск из двух блюд за выполнение установленной нормы рейсов и одного блюда, если рейсов выполнено меньше нормы». Практиковалось и другое премирование: бельё, сапоги, пальто. И всё-таки было трудно, порой невыносимо трудно.

В 1942 году станция выдала рекордные 72 млн. кВт-ч электроэнергии – уровень, перекрытый лишь через 6 лет

Несмотря на то что в коллектив пришли женщины и подростки, рабочих рук не хватало. В 1944 году обеспечение станции рабочими основных специальностей составляло 78%. Почти половина из них – женщины (хотя ещё в начале 20-х годов на Иркутской ЦЭС лишь одна женщина имела рабочую специальность). Нехватка рабочих ощущалась ещё и потому, что в первый военный год было завершено строительство котельной с бункерами для трёх котлов, смонтирован и пущен новый, седьмой по счёту, котёл и сдана в эксплуатацию пятая турбина «СК-20» в 2500 кВт. Мощность станции поднялась до 11500 кВт. 

Однако военное лихолетье сказалось на реконструкции. Её пришлось приостановить. Помещение станции имело неприглядный вид, очевидными были условия для создания аварийных ситуаций. Не хватало специалистов для бесконечных ремонтов. Всё сложнее становился уход за действующим оборудованием. Иссякли самые необходимые запасные части, а пополнение не поступало, не оставалось и времени на ремонты. Котлы, турбины и остальные механизмы приходилось латать на ходу спешно реставрированными деталями. Кроме того, пятый турбоагрегат вступил в эксплуатацию в апреле 1942 года с большими монтажными недоделками и заводскими дефектами. Через семь месяцев, в ноябре того же года, его пришлось выводить из эксплуатации. Быстро устранить недоделки не удалось, и агрегат простоял в ремонте более года.

В особом дефиците оказались грузчики угля – подача топлива с причала в угольную яму велась практически вручную. Кроме того, требовалась погрузка угля на железнодорожном складе и причале Ангарского пароходства. Вывозили топливо автомашинами и старым мотовозом с пятью платформами. На станции было семь грузовых машин, из которых четыре старых. Они чаще ремонтировались, чем работали. И только в 1944 году удалось получить пять новых трёхтонок. Все цеха и отделы станции выходили на разгрузку угля по особому графику, лишая себя последнего отдыха. Но что оставалось делать? Другого выхода не было. 

В канун войны на станции началась реконструкция, которая позволила поднять её мощьность до 11500 кВт

Между тем выработка электроэнергии неуклонно падала. В 1942 году станция выдала рекордные 72 млн. кВт-ч электроэнергии – уровень, перекрытый лишь через 6 лет. В 1943 году выработка электроэнергии составила 68,27 млн. кВт-ч, в 1944 году – 56,21 и в 1945 году – 53,26 млн. кВт-ч. 

Только за 1944 и первый квартал 1945 года электростанция свыше 2000 раз отключала важных потребителей на срок от 15 до 26 суток, не считая кратковременных перерывов в электроснабжении. Город зачастую погружался в темноту, воспоминания о которой, вместе с хлебными очередями и холодом, сохранили многие жители Иркутска. 

Испытывая лишения и чрезмерно загруженные заботами на производстве, многие находили в себе силы и для щедрой заботы о других. По инициативе комсомольцев коллектив взял шефство над семьями фронтовиков. Несколько раз проводились сборы тёплых вещей и подарков для воинов-фронтовиков. 22 тысячи рублей энергетики собрали на постройку танковой колонны. С августа 1943 по май 1945 года в эвакогоспитале, расквартированном в Иркутске, работала шефская комиссия энергетиков. Госпиталь был специализированным: в нём лечились ослепшие бойцы Советской Армии. Они очень нуждались в живом слове, в сообщениях и новостях. Шефы проводили беседы по текущим событиям, читали книги, журналы, газеты, писали письма родным и близким воинов. Иногда выходили с ранеными в театры, организовывали выступления артистов, участников самодеятельности непосредственно в палатах. Раненые встречали шефов с нескрываемой радостью, между ними завязывалась большая искренняя дружба, что помогало быстрее преодолевать недуг. Так энергетики вносили свой трудовой и душевный вклад в победу над фашистской Германией, в укрепление и развитие военно-промышленного могущества страны. 

В первые дни войны более 200 работников станции ушли на фронт

В 1944 году была предпринята попытка создания органа управления энергетическим хозяйством города. Решением Иркутского облисполкома от 19 августа 1944 года в целях улучшения работы Иркутской городской электростанции и наведения порядка в параллельной работе электростанций города Иркутска при облисполкоме было организовано Энергобюро, а для регулирования работы трёх действующих электростанций – городской, завода №39 и завода имени В.В.Куйбышева – диспетчерская служба. Энергобюро состояло из заместителей председателей облисполкома и горисполкома, председателя Облплана, заместителя секретаря обкома ВКП(б) по оборонной промышленности, секретаря горкома ВКП(б), а также директора городской электростанции и руководителя диспетчерской службы. Диспетчерская служба была укомплектована инженерами электростанций. Энергобюро и диспетчерская служба просуществовали недолго – до октября 1945 года, но свою положительную роль в условиях военного и небольшого отрезка послевоенного времени они, конечно же, сыграли.

Шли дни и месяцы, победа приближалась. И если главной причиной снижения выработки электроэнергии в годы войны оставалась физическая нехватка людей, то главной причиной послевоенного возрождения стало не столько появление на станции мужских рук – их ещё долго не хватало, сколько новая волна душевного подъёма, вызванная победой и породившая новые надежды. В 1946 году станция произвела электроэнергии на 12,9% больше, чем в 1945 году. Выработка в 1947 году составляла 133,5% от выработки 1945 года. И далее число кВт-ч, хоть и неровно, но продолжало нарастать. Это при том, что станция в первые послевоенные годы продолжала страдать от недостатка квалифицированных кадров. О замене давно устаревшего оборудования (многое из которого было ещё дореволюционного выпуска) и хорошем обеспечении ремонтной базы не приходилось и мечтать. Тем не менее показатели выработки энергии станцией неуклонно росли. Добивались этого в первую очередь благодаря людям, которые оставались главной силой и спасением станции. Жизнь становилась легче, постепенно улучшалась общая экономическая ситуация, позади осталась война, а впереди брезжил свет новой надежды. И люди вновь были готовы отдать последнее во имя этой надежды, во имя светлого будущего, во имя мира и счастья своих детей. Эти люди могли всё.

Подготовила Марина ЗЕЛЕНЦОВА

По материалам книг: В. Качанов «Годы и люди. История Иркутской ТЭЦ-2», Иркутск, 1995 г.; А. Репин «Заветам Ленина верны», Иркутск, 1970 г.; 

архивным материалам музея истории ОАО «Иркутскэнерго»

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector