издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новые потрошители

В начале марта 2010 года Иркутский областной суд поставил точку в деле банды Евгения Ярцева, в состав которой входила группировка Сергея Устюжанина, её членов осудили ещё в июле позапрошлого года. Банда славилась тем, что «крышевала» средний и малый бизнес в Ленинском районе Иркутска и убивала криминальных авторитетов. Структура банды была трёхуровневой, а контролировал её один из лидеров организованной преступной группировки Братска. Усилиями оперативников ГУВД по Иркутской области и следователей региональной прокуратуры матёрые преступники осуждены на длительные сроки – до 26 лет. Но, возможно, для отдельных членов банды нынешний приговор окажется не последним.

Как начиналась банда

Сергея Устюжанина по кличке Устюг оперативники ОРЧ-1 при ГУВД по Иркутской области называют профессиональным преступником. Всю сознательную жизнь он ничем другим, как только совершением и организацией преступлений, не занимался. И если в молодости увлекался кражами, даже отбывал наказание за них, то в более зрелом возрасте ему «посчастливилось» войти в бригаду криминального авторитета Иркутска — некоего Серкина, который контролировал бизнесменов, работающих в Ленинском районе Иркутска. С того времени начинается преступная «карьера» Устюжанина. К криминальным вершинам он шёл в буквальном смысле по трупам.

Маньковский и Ялтонский были членами преступной группировки Серкина, но стояли гораздо выше, чем Устюг. Когда лидера банды убили в конце 90-х, Ялтонский по кличке Фриц стал её новым руководителем.  Маньковский же решил отойти от бандитского ремесла, занялся бизнесом (правда, не совсем законным, однако не кровавым). Устюжанин, всё более возвышавшийся над рядовыми бандитами, посчитал, что Маньковский должен ему платить дань, как и другие предприниматели. Тот, естественно, отказался, тем самым подписав себе смертный приговор. В сентябре 1999 в баре «Виола» на улице Новаторов Маньковский оскорбил Устюжанина у всех  на виду. Они приехали на берег Ангары, там новоявленный криминальный авторитет выстрелил другому три раза в голову. Труп затолкали в машину и столкнули в реку, где он был обнаружен позже. 

Геннадий Быль уже несколько лет находится в федеральном розыске

Устюжанин начал формировать свою банду весной 2000 года. Его целью было установление влияния на территории двух крупнейших районов – Ново-Ленино и Иркутск II. Поле деятельности было практически свободным – Ялтонский-Фриц в это время находился в местах не столь отдалённых, Маньковский – ликвидирован. Первыми членами банды стали Секлетин (правая рука Устюга по кличке Сладкий), Бедукадзе и Иванов, потом присоединились Рыбин и Окладчик. По оценке Генеральной прокуратуры РФ, «банда характеризовалась стабильностью состава, высоким уровнем организованности, согласованностью действий, постоянством способов и мест совершения конкретных преступлений, их планированием и тщательной подготовкой, распределением ролей между участниками, наличием специального денежного фонда из средств, добытых в результате преступной деятельности, высокой вооружённостью». Классика. 

Устюг придерживался ещё одного криминального принципа — связывать членов своей банды кровью, которая держала их вместе прочнее, чем деньги. Так, на руках подельников оказалась кровь некоего Рыкова, который не был членом банды, но водил знакомство с Секлетиным. Рыков имел неосторожность усомниться в правильной сексуальной ориентации главного помощника руководителя банды, как позже рассказали представители Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Иркутской области. Сведения о конфликте и порочащих слухах дошли до высших криминальных чинов. И те посоветовали Устюжанину разобраться побыстрее. В один из апрельских дней 2001 года Рыкова похитили, привезли в частный дом по улице Ленинградской, там убили, расчленили. А дальше останки скинули в Ангару в районе Боково (в дальнейшем – любимое  место для расправы и избавления от трупов). С этого времени кровавые дела устюжанинской банды приобрели характерный почерк – все трупы преступники старались расчленить, используя топоры и ножи, чтобы было невозможно опознать. В дальнейшем Устюг придерживался принципа, который сформулировал как: «Нет тела – нет и дела». 

Войти в банду Устюга можно было, хоть и с трудом, а выйти живым — нет. К примеру, уже позже, в июне 2002 года, по его приказу был убит Бедукадзе, которому главарь перестал доверять. В этом деле участвовал Рыбин, но по делу о банде он не проходил, ибо ранее угодил в места не столь отдалённые. Дело в том, что бандит по кличке Беда попал в поле зрения правоохранительных органов из-за совершённого им ДТП. Устюжанин начал опасаться, что подельник в общении с милиционерами может выболтать лишнее. А так, нет тела… 

Признание в верхах

На определённом этапе Устюг начал чувствовать себя хозяином положения, наводя ужас на новоленинских предпринимателей

Устюжанин в своё время был правой рукой известного иркутского авторитета Ялтонского-Фрица, пока на того не возбудили очередное уголовное дело. После выхода бывшего шефа из СИЗО Устюжанин не захотел уступать ему своё место и снова переходить на вторые роли. А тот, естественно, не собирался мириться с появлением новой преступной группировки. В октябре 2001 года Устюг пригласил Фрица на крестины своего сына, там последнего напоили. После вывезли на берег Ангары в районе Боково, убили, расчленили и бросили в воду. Останки Ялтонского так и не нашли, как и многих других. 

Устранение соперников для Устюжанина не значило, что «крышевание» предпринимателей Ленинского района автоматически перейдёт к его банде. Те, кто стояли выше в криминальной иерархии, могли и не потерпеть самоуправства. Но, судя по всему, убийство Фрица Устюжанину простили, поскольку он имел прямой выход на отдельных лидеров братской преступной группировки. Его оставили контролировать бизнес в этом районе Иркутска, но передали под опеку двум преступным авторитетам – Ярцеву и Пинигину (по кличкам Ярик и Пуча). 

Оперативники говорят, что в криминале те люди, которые приносят пользу и выполняют определённые обязательства, живут, но, как только они перестают быть нужными, их убирают. Устюжанина посчитали нужным. Таким образом и сформировалась трёх-уровневая банда, которая до июля 2005 года наводила ужас не только на предпринимателей Ленинского района Иркутска, но и на простых жителей нашего города. 

Совместная работа

В банде на нижнем уровне стояли боевики, выполнявшие всю чёрную работу. Они подчинялись напрямую Устюжанину, а тот отчитывался перед Ярцевым и Пинигиным. Основной деятельностью банды был сбор с малого и среднего бизнеса, к примеру, с таксистов и держателей продовольственных киосков, определённой дани, часть которой Устюжанин отдавал своим начальникам.  Но при этом совершали и другие, по большей части кровавые, преступления. Все более-менее крупные правонарушения, которые задумывал сам Устюжанин, он согласовывал с Ярцевым. 

В октябре 2003 года в районе остановки «Лермонтова» было совершено нападение на одного из местных жителей, который рано утром направился за машиной. В него выстрелили из обреза 16-го калибра, мужчине удалось выжить. Бандиты доложили главарю, что заказ они выполнили. Однако каково было их удивление, когда оказалось, что они перепутали человека – вместо генерального директора ООО «Технотранс» Мазова по ошибке выстрелили в его соседа по подъезду. Он примерно так же выглядел и одевался, к тому же ходил за машиной в том же направлении. Уже на следующее утро бандиты снова были на месте – следить за Мазовым. «Заказ» был стратегическим, он исходил от Ярцева, а тому дал задание один из лидеров братской организованной преступности – некий Геннадий Быль. За что именно он хотел ликвидировать Мазова, пока неизвестно, сам заказчик сейчас находится в федеральном розыске. 

Заказ был выполнен в ноябре этого же года. Киллеры разработали два варианта отхода, в зависимости от того, каким путём должна была пойти будущая жертва в гараж за машиной. Преступление было совершено ранним утром, на виду у всех, кто стоял в это время на остановке. Стрелял Секлетин, Иванов его страховал, плюс ещё один человек – Окладчик – находился в машине, на которой бандиты покинули место преступления. В Мазова стреляли в упор, в затылок, чтобы наверняка. В обоих случаях использовался обрез 16-го калибра, потому что тяжелее его опознать, оба раза обрезы были профессионально брошены около жертвы, разумеется, без отпечатков пальцев. 

Устюжанин не баловал деньгами своих боевиков, давал только, что называется, на жизнь. К примеру, за убийство Мазова непосредственным исполнителям досталось 2 тыс. долларов на троих.

Покушение, «КамАЗ» и другое

Нападение на водителя «КамАЗа» Трофимова, которое бандиты осуществили в феврале 2003 года, было совершено так. Ярцеву понадобился «КамАЗ», на который объявился покупатель, и он отдал приказ подопечным бандитам доставить ему товар. Устюжанинцы не были угонщиками, поэтому решили «приобрести» «КамАЗ» привычным способом – разбоем. На стоянке в районе Селиванихи, где обычно находятся машины, готовые к найму, они выбрали «КамАЗ» поновей, с прицепом, и договорились с водителем на якобы перевозку досок из Боково. Позже Окладчик сел с Трофимовым в машину и поехал в условленное место, где ждали другие члены банды. На водителя неожиданно напали, избили резиновой дубиной, угрожая оружием, связали его. За «КамАЗом» следовала легковая автомашина, в которой сидел Окладчик, она по дороге отстала. Один из бандитов вышел из «КамАЗа», чтобы подождать подельников. Трофимову удалось развязаться и вытолкать из кабины другого, после чего он поехал в милицию. «Водителю повезло, чудо, просто чудо, – говорят оперативники. – Скорее всего, его бы в живых не оставили, потому что он видел лица преступников».

Молодой авторитет Ярцев

Ещё один криминальный эпизод, который удалось доказать в суде. В сентябре 2004 года преступники под угрозой применения физической силы потребовали от жителя Иркутска Говорина отдать им 100 тыс. рублей. Опасаясь за свою жизнь, он вынужден был ежемесячно отдавать по 5 тыс. рублей, пока один из членов банды не был задержан в момент передачи очередной части денег, сообщила прокуратура Иркутской области. 

В 2005 году банда готовила покушение на убийство А. (по уголовному делу он проходил просто как потерпевший, однако на сайте прокуратуры Иркутской области был назван криминальным авторитетом, занимающимся в том числе угнанными автомобилями). У него произошёл конфликт с Устюжаниным из-за того, что отказался выполнять требования, предъявляемые Устюгом к любому предпринимателю, даже если бизнес не является легальным. Лидер банды решил расправиться с обидчиком с особой жестокостью, он дал задание своим боевикам взорвать дом А. вместе с ним, его семьёй и соседями. Устюг торопил исполнителей, у них уже были приготовлены тротиловые шашки, аммонит, огнепроводный шнур, капсюль-детонаторы. Банда вела наблюдение за потенциальной жертвой около двух месяцев. К счастью, взорвать дом они не успели. 

В апреле 2005 года были арестованы Секлетин и Окладчик, в сентябре задержали Иванова, несколько дней спустя – и самого Устюжанина.

Приговор

Взяли устюжанинцев одного за другим.  Члены банды давали показания только по тем эпизодам, о которых правоохранительным органам было уже известно, причём рядовые бандиты постепенно начали рассказывать и о своём лидере. Уголовное дело составило 35 томов! Было установлено более десятка преступлений, совершённых в Ленинском районе Иркутска, из них четыре – убийства. В июле 2008 года прозвучал приговор членам банды Устюжанина, но в деле трёхуровневой банды точка не была поставлена. 

В августе этого же года оперативники ГУВД задержали Ярцева и Пинигина. Последний собирался в туристическую поездку в Китай (были подозрения, что он оттуда не вернётся), а Ярцев провожал приятеля. Началось следствие по банде Ярцева, в состав которой и входила ранее осуждённая группировка Устюга. В этот же день, кстати, скрылся один из лидеров братской преступной группировки Быль, который надзирал над своими иркутскими «коллегами». Он до сих пор в розыске. Уголовное дело вёл отдел по расследованию ОВД СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области.

2 марта 2010 года Иркутский областной суд на основании единогласного обвинительного вердикта присяжных заседателей вынес приговор в отношении семи членов банды под руководством Ярцева. По итогам второго приговора Устюжанину и ряду его подельников были частично пересмотрены сроки наказания. В итоге Устюг вместо ранее определённых шести лет тюрьмы получил 10 из общего срока в 26 лет. Секлетину оставили по-прежнему 25 лет (из них восемь – тюрьмы), потому что он раскаялся и активно давал показания. Иванову добавили полгода, получилось 14 лет строгого режима, Окладнику – один год (до девяти с половиной лет). 

Суд согласился с позицией государственного обвинения и признал лидеров банды – Евгения Ярцева и Владимира Пинигина – виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ («Создание и руководство устойчивой вооружённой группы»), а также ряда других особо тяжких и тяжких преступлений. Ярцеву дали 19 лет колонии строго режима, а Пинигину — 13. Некоему Авагяну, который вместе с Пинигиным занимался вымогательством у усть-удинского предпринимателя, дали четыре года. 

Ярцев, Пинигин и Устюжанин отрицали свою вину и на следствии, и на суде. Оперативники подозревают, что за этой бандой ещё есть преступления, в том числе убийства, которые пока не раскрыты. Возможно, предстоят следующие судебные заседания. И если когда-нибудь эти преступники, омытые кровью по макушку, и выйдут на свободу, так только немощными стариками.

Благодарим за помощь руководителя пресс-службы ГУВД по Иркутской области Александра Попова.

Фото из архива ГУВД

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector