издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В логове «крокодила»

Парадокс ситуации с наркотиками, наркоманией и наркоторговлей в Иркутской области состоит в том, что, несмотря на одно из лидирующих мест по количеству наркозависимых в России, у нас продолжает сохраняться отрадно стабильная обстановка по перечню запрещённых препаратов. Чуть более десяти лет, с начала этого вала по стране, у нас абсолютное первенство по употребляемости занимает гидрохлорид диацетилморфина, более известный как героин, а на сленге называемым «порошком», «белым», «гексогеном» или попросту «гексом» и «герой». Отрадно это потому, что и врачи, и правоохранительные органы готовы к борьбе с этой напастью, так как знают особенности распространения её от барыг к потребителям и действия вещества на организм.

Нас обошла стороной (или просто не дошла до нас) волна употребления курительных смесей, «дживаша» и «солей» – признайтесь, что вы даже не слышали о таких наркотиках, а ведь до сих пор в европейской части России люди сходят с ума и умирают от этой дряни. Грибы и галлюциногены для нас – неизвестная экзотика.  Но ростки нового зла упрямо тянутся на восток. Всё чаще в сводках отмечается «синтетика» – амфетамины и экстази, «наркотик золотой молодёжи». А недавно появилась новая беда: «крокодил», как называют на сленге дезоморфин – кустарно приготовленный из кодеиносодержащих таблеток наркотик, который получают при реакции с токсичными химическими реактивами. Это тот самый «дез», от которого кожа покрывается подобием чешуи и люди начинают гнить заживо. Появился «крокодил» там и оттуда, где и откуда его никто не ожидал.    

Условно благополучный

Маленький, одновременно промышленный и патриархальный Шелехов крайне редко попадает в сводки Госнаркоконтроля. Городом этот рабочий посёлок, находящийся всего в двадцати километрах от Иркутска, стал меньше полувека назад – в 1962 году, и за время существования численность населения в нём еле удвоилась: перепись 1967 года насчитала 27000, а аналогичное мероприятие прошлого года – 49900 душ. То есть жизнь проходит между алюминиевым и кабельным заводами и швейной фабрикой и все друг друга едва ли не в лицо знают. Откуда здесь наркоманы? Типичный благополучный городишко. 

Для приготовления «крокодила» используют множество токсичных веществ – бензин, серу, соляную кислоту…

Очень показательный факт – в Шелехове нет своего врача-нарколога, поэтому в нашей истории задержанных будут возить на освидетельствование в Иркутск. Страшный сон и повседневный быт наркомана, статья 6.9 Административного кодекса, карающая за нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, в Шелехове просто не работает. 

– Мы спрашивали задержанных: «Вы знаете статью 6.9?» – рассказывала оперативник ГНК Татьяна. – И оказалось, что её знают только те из наркоманов, кого задерживали в Иркутске. 

А началась эта поучительная история в начале осени прошлого года. Тогда Госнаркоконтроль обратил пристальное внимание на этот незаметный аппендикс агломерации и «закрыл» «банковавшую» в четвёртом микрорайоне Ирку Косую – не то чтобы «центровую барыгу», а просто одну из нескольких. Но вмешалась уже упомянутая особенность, что в маленьких городах все всех знают, это справедливо и для узкого круга наркоманов. Оптовые поставщики сильно испугались, что Косая быстро разговорится на тему, где она сама брала героин, и поставки «порошка» в городские  подпольные лавчонки по мелкой фасовке и розничной продаже были временно перекрыты в целях конспирации. 

Наступило затишье. Медленно тянулась зима, наступал новый 2011 год. Часть нарков стали ездить отовариваться в Иркутск. Часть, пользуясь вынужденной ремиссией, отправились в различные лечебные заведения – сбить дозняк, прочистить венки, прокапать витаминки, поправить подорванное здоровье. И тут до Госнаркоконтроля дошла оперативная информация, что кто-то в Шелехове пытается синтезировать дезоморфин. Однако расследование не успело дать результатов, поскольку успокоившиеся  «оптовики» снова стали торговать героином и необходимость в поисках альтернативных наркотиках исчезла – проще купить готовую дозу, чем искать таблетки и реактивы, собираться в чьей-то квартире и, оглядываясь на входную дверь, суетливо проводить реакцию.

И вдруг в начале февраля этого года пришла новая оперативная информация о всплеске употребления «крокодила» в Шелехове. Источник утверждал, что в городе сформировалась устойчивая группа из 6 – 10 человек, которые «плотно торчат» на дезоморфине, то есть полностью «пересели» на него с героина. Более того, они активно вовлекают в употребление своих знакомых наркоманов. Так в оперативных разработках появились братья Молодые. 

Молодым везде у нас дорога

Евгений Ройзман: «Препараты для изготовления «крокодила» продаются в аптеках,
и нормальные русские тётки продают их ровесникам своих сыновей, точно зная, для чего всё это покупается»

Наркоманы братья Молодые, несмотря на отсутствие специального образования (они окончили среднюю школу, и на этом их дальнейшее обучение прервало знакомство с синтетическими опиатами), всегда отличались умом, живым и острым. Когда героин исчез со знакомых прилавков, они решили «перекумарить» и в конце ноября один отправился лечиться в наркологическую лечебницу города Казани, а второго по его просьбе местный Красный Крест направил в читинский реабилитационный центр для наркозависимых. 

Особенность Читы состоит в том, что там невозможно купить героин, поэтому местные нарки вынуждены осваивать альтернативные способы достижения кайфа. Одним из которых в последнее время стал кустарный синтез дезоморфина. В Казани, видимо, сыграла свою пагубную роль близость к европейской части России – дезоморфин в этом городе также имеет широкое хождение. Буддийская мудрость гласит: «Поймавший рыбу сыт весь день. Научившийся ловить рыбу сыт всегда». Братья Молодые вернулись в родной город в середине января с разницей в одну неделю, обременённые тяжким грузом новых знаний – независимо друг от друга они привезли в Шелехов ноу-хау (что дословно переводится «знаю как») изготовления «крокодила».   

Компания единомышленников сколотилась быстро – в неё вошли местные наркоманы Васота, Каброн, Лебедь, Чечелан, Зомби и Пивовар. Стартовый капитал потратили на покупку реактивов – в практике Госнаркоконтроля они называются «прекурсоры», это химические вещества, используемые при приготовлении наркотических веществ и потому подлежащие строгому учёту и контролю. Дальнейшая деятельность не отличалась оригинальностью – эта схема вообще характерна для групп наркоманов, промышляющих кустарным изготовлением наркотиков. 

Главная роль отводится «варщику», или «повару» – тому, кто владеет «кухней» (а это одновременно и знание технологии вкупе с набитой рукой, и несессер с необходимыми реактивами и аксессуарами). Вместе с ним работают несколько «помогал», которые не столько принимают участие в реакции, сколько отгоняют нетерпеливых наркоманов. Второе главное лицо – хозяин «вписки», квартиры, где вся гоп-компания располагается и «отвисает» после инъекции, то есть «вмазки». Все остальные – кто «на вписке ждёт вмазки» – это статисты, которые нужны для того, чтобы купить на всех кодеиносодержащие таблетки. 

Именно поэтому круг посвящённых начал быстро разрастаться: Молодым необходимы были непрекращающиеся поступления бесплатных для них таблеток для синтеза «крокодила».  У братьев не было ни денег на таблетки, ни места для «варки», и они ходили по старым знакомым наркоманам, «вписывались» у них, по телефону обзванивали свой круг и назначали условия: куда, когда и с чем приходить. На языке Уголовного кодекса это называется «организация притона». И скоро информация об этом дошла по своим каналам до оперативников Госнаркоконтроля. 

Евгений Ройзман: «Это тот самый случай, когда русские убивают русских»

После первого укола кожа начинает покрываться чешуёй, а тело – гнить

Дезоморфин для нашей области является новым злом, поэтому мы решили узнать о нём от человека, который давно и успешно борется и с дезоморфином, и вообще с наркотиками. И «Иркутский репортёр» дозвонился до Екатеринбурга, чтобы поговорить с одним из основателей фонда «Город без наркотиков» Евгением Ройзманом. 

– Что такое «крокодил» и откуда он берётся?

– Это страшный наркотик, страшный и быстрый – соскочить с него невозможно. Просто не успевают: необратимые изменения в организме начинаются в течение первого месяца употребления. «Крокодил» – наркотик бедных. Когда в небольших городах нет ни работы, ни организованного отдыха, молодёжь начинает колоться с аптеки. То есть все ингредиенты для варки покупаются в ближайших аптеках – это кодеиносодержащие препараты седалгин, седал-нео, тетралгин. Из них с применением соляной кислоты, йода, уксуса, соды, ацетона, серы и, наконец, бензина  вываривается «крокодил». Это дешевле, чем героин, но зато у наркотика короткое действие – «крокодил» держит чуть больше часа. И они опять бегут, достают, варят, упарываются – и так до бесконечности. 

– В чём его особенность, скажем, в отличие от героина?

– Что «крокодил», что «винт» – наркотики коллективные. Кто-то ищет деньги, кто-то бегает за таблетками, кто-то хату предоставляет, кто-то варит, кто-то помогает, кто-то на шухере стоит – на каждом притоне, как правило, человек пять–семь. Бывает, десять–двенадцать. Притон – это воронка. Всегда там 7–10 человек. Возраст – лет с 20 до 25-26. Вокруг притона обязательно кражи, грабежи. Он затягивает окрестную молодёжь. Они в абсолютном большинстве русские. Все гниют. 

– Как это – «гниют»?

– Его «крокодилом» называют за то, что с первого же укола кожа начинает шелушиться – на вид будто чешуёй покрывается. Следом начинают гнить руки в местах уколов, потом всё тело одновременно. И молодые люди умирают в течение полугода, максимум восьми месяцев. При этом их смерти не фиксируются в общей статистике смертности по наркомании. 

– И что делать?

– Главное – что-то делать. Из своего опыта могу сказать: если жёстко треснуть известный притон – из окрестностей уходит уличная преступность.  Ведь ужас ситуации состоит в том, что нельзя сказать: это таджики нас травят, это афганское производство, это цыгане продают, как в случае с героином. Препараты для варки наркоманам продают нормальные русские тётки в наших аптеках. Совершенно точно зная, для чего они покупаются. Продают их ровесникам своих сыновей. Хозяева и работники аптек, круглосуточно торгующих кодеиносодержащие препаратами, говорят: «Мы ведь сами никого не убиваем!» Правильно. Вы на курок не нажимаете. Вы только патроны подтаскиваете. Это русские убивают русских.

Охота на «крокодила» 

Итак, после первого упоминания в начале января о том, что кто-то пытался сварить дезоморфин в Шелехове, наступило затишье. Шла штатная работа с распространением привычного героина.

– Когда мы разговаривали с операми ГНК, они отмечали: «Странно, что у нас «пороха» (то есть героина) сколько угодно, а «крокодила» вообще нет», – рассказывал Сергей, один из сотрудников ангарского общественного фонда «Город без наркотиков», парни из которого выступали в этой истории понятыми. – Видимо, сглазили…

Уже 30 января у сотрудников ГНК появились неожиданные оперативные данные: в квартире неоднократно судимого за мелкие кражи Славы Кабронова, наркомана с тринадцатилетним стажем, проживающего по адресу: 4 микрорайон, дом 1, квартира **, собирается устойчивая группа наркоманов, которая варит дезоморфин. Изготовление наркотика происходит в то время, когда мать Славы находится на работе. Его отец является хроническим алкоголиком и никакого внимания к странным увлечениям сына не проявляет.   

Первый на территории области факт употребления кустарно изготовленного дезоморфина был зафиксирован 4 февраля. Каброна задержали при выходе из квартиры, на улице, увезли на освидетельствование, которое подтвердило употребление наркотика опийной группы. Да он и сам не скрывал: употреблял «крокодил». На следующий день по тому же адресу в результате скрытого наблюдения были задержаны Лебедь и Чечелан – их поджидали за углом дома. Они также были освидетельствованы врачом-наркологом и написали объяснительные. 

Так оперативники узнали состав группы, историю её создания, схему действия и на десерт – адрес ещё одного притона. «Крокодил» варили у Васоты, Олега Воронюка, в 1 микрорайоне, доме 14, квартире **.  Варили, пока матери-пенсионерки не было дома. Вопреки стереотипу, что приготовлению наркотиков сопутствует резкая химическая вонь, реакция синтеза дезоморфина проходит практически без запаха. 

В первой половине февраля проводились предварительные следственные мероприятия, и наконец стало достоверно известно, что следующее сборище «крокодилопоклонников» назначено на 18 февраля. Сотрудники Госнаркоконтроля были в Шелехове уже в восемь утра. Ждали контрольного сообщения – наркоман из числа общих знакомых «дезоморфинистов» согласился сотрудничать и назвать точное время. В полдень он отзвонился и сообщил: очередную «варку» назначили на два часа дня. В 14.00 оперативная группа стояла у дверей квартиры Васоты.   

– Мы ждали, когда дверь откроется и люди начнут выходить. Три опера и я в белом пальто, – улыбаясь, вспоминает Татьяна. – Поскольку квартира пользовалась дурной славой, люди, живущие в подъезде, проходя мимо нас, начинали ругаться, грозили вызвать милицию. Пришлось потом просто, когда кто-то поднимался по лестнице, одной рукой прикладывать палец к губам, а второй показывать служебное удостоверение. 

Дверь открылась только в 15.10, и тут сложно сказать, повезло оперативникам или нет. «В адрес» шёл кто-то из запоздавших наркоманов и увидел в окно подъезда белое пальто Татьяны. Наркоманы – люди робкие и пугливые, поэтому он позвонил Васоте и сказал: «Там кто-то у дверей топчется, ты выгляни, проверь…»  И Васота пошёл проверять. Такой подлости от жизни он не ожидал – опера ввалились в квартиру в тот момент, когда уже шла реакция и «крокодил» был на подходе, но продегустировать готовый продукт никому из пяти находившихся «в адресе» наркоманов так и не довелось – весь наркотик весом 0,2 грамма был изъят. 

Оперативники вызвали понятых из фонда «Город без наркотиков», и начался обыск.

В разных комнатах было обнаружено большое количество использованных шприцев и распотрошённых спичечных коробков, с которых наркоманы смывали необходимую для проведения реакции серу. Были изъяты и остальные прекурсоры, указывавшие на то, что в приготовлении находился именно дезоморфин, – соляная кислота, бензин, марганцовка. «Поваром», сидевшим на кухне и проводившим в момент реализации синтез «крокодила», оказался один из братьев Молодых, Игорь. Остальные дожидались в большой комнате.

–  Обыск шёл около получаса, – рассказал Сергей. – «Повар», видимо, был уже опытным наркоманом, он не очень испугался или удивился. Рассказал, что узнал технологию приготовления от соседа по палате в читинском реабилитационном центре. До этого «торчал» на героине, а «пересесть» на дезоморфин решил потому, что к этому времени Госнаркоконтроль плотно обложил барыг и героин стало тяжело достать. Кроме того, «крокодил» при наличии «кухни» обходился им значительно дешевле.

В результате был зарегистрирован рапорт об обнаружении состава преступления, предусмотренного статьёй 232.2 УК РФ – «Содержание наркопритона по предварительному сговору организованной группой лиц». В отношении Васоты Шелеховской прокуратурой было возбуждено уголовное дело. 

«Обезврежен он и даже он подстрижен и посажен…»

А уже 24 февраля оперативники ГНК вернулись поздравить с праздником Каброна. Около пяти часов дня на выходе из квартиры по адресу 4-1-** задержали шесть человек в состоянии наркотического опьянения, вернули их «в адрес» и провели обыск. Хотя наркоманы уже успели «нашпиговаться», Каброн пожадничал и оставил себе на ближайшее будущее счастье полный шприц готового к употреблению раствора. Благодаря чему эксперты подтвердили, что это действительно «крокодил», а не другой наркотик опийной группы. 

Выяснилась и одна немаловажная деталь – в этот раз Каброн варил сам. А это значит, что в помощи братьев Молодых он уже не нуждался, полностью освоив технологию приготовления дезоморфина. Оперативники успели в тот момент, когда «крокодил» уже собирался вырваться на улицы Шелехова. Дальнейшее органично укладывается в сухие строки милицейских протоколов: задержанные полностью признали свою вину, дали признательные показания, и их уголовные дела сейчас находятся в производстве. 

– Дезоморфин – наркотик коллективного употребления, для его производства необходимы притон и постоянно обновляющаяся группа наркоманов. Поэтому, если бы мы не провели задержания в Шелехове, скоро «крокодил» употребляли бы все местные наркоманы, а в городе было бы полно притонов, – комментирует ситуацию оперативный сотрудник ГНК Татьяна. – Когда мы опрашивали задержанных о причинах, побудивших их употреблять именно дезоморфин, они утверждали, что таким образом хотели вылечиться от наркозависимости – «крокодил» хорошо снимает героиновую ломку. Они не понимали, что зависимость от дезоморфина сильнее героиновой. 

В отношении наркоманов, не принимавших участия в процессе изготовления дезоморфина, были составлены административные протоколы, которые направлены в мировой суд города Шелехова. Теперь им грозит либо штраф в размере 1000 рублей, либо пятнадцать суток административного ареста. И лишение денег, и лишение свободы для них одинаково означает, что некоторое время им придётся отдохнуть от дрессировки их «крокодилом».  

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector