издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ледокол и паровоз

Идея создания на базе ледокола «Ангара» музейно-рекреационного комплекса «Ворота на Байкал» пришла к членам Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) ещё в конце 80-х. Ледокол виделся организаторам своеобразными воротами на кругобайкальскую железную дорогу, которая была частью Транссиба и по сей день является уникальным памятником инженерного искусства. Реальное воплощение проекта началось только в 2011-м. Однако в этом же году оно может и закончиться: создание музея на основе старейшего из сохранившихся ледоколов в мире большинству кажется слишком дорогой затеей.

Путешествие во времени

Иркутский ледокол «Ангара» вообще-то родом из Англии. Судно было заказано императорским правительством в конце 1898 года у фирмы «Сэр В.Г. Армстронг, Витворт и компания», которая находилась в Ньюкасле. 

– Это была серия ледоколов обустройства арктического бассейна 1880–1890-х годов, – пояснил председатель регионального отделения ВООПИК Владимир Китаев. – Судно линейного типа, оно наползает на ледовое поле и продавливает его линией киля. По такому принципу делают и современные ледоколы. Но «Ангара» – это старейший из сохранившихся ледоколов этого типа в мире. Нужно беречь его. 

Спуск «Ангары» на воду состоялся 25 июля 1900 года по старому стилю. Судно предназначалось для организации временной паромной переправы на Байкале, позволяющей до постройки Кругобайкальской железной дороги связать порт Байкал и станцию Мысовая «плавучим мостом». Впрочем, по словам Владимира Китаева, большую часть времени использовалось оно как паромная переправа до Танхоя, куда было доведено полотно железной дороги. 

У «Ангары» был «старший брат» – ледокол «Байкал», заказанный также в Ньюкасле и спущенный на воду годом раньше. До 1906 года оба судна совершали рейсы через озеро вместе, но после постройки Кругобайкальской магистрали «Ангара» оказалась не у дел: средств на содержание двух ледоколов не хватало, и судно законсервировали на десять лет. Только за год до Октябрьской революции паром снова вышел в плавание в связи с опасностью для движения по Кругобайкалке. 

В начале гражданской войны судно вооружили двумя шестидюймовыми орудиями и четырьмя пулемётами и отправили в рейды по уничтожению чехословацких войск на берегу Байкала. Но уже через год, после перехода власти в руки белых, разоружили. «Байкалу» повезло меньше: также снабжённый пушками и пулемётами красных, после оставления ими Иркутска он был расстрелян полевой артиллерией и сгорел у пристани Мысовая. 

«Ангара» же пережила массовое убийство членов Политцентра, противостоявших правительству Колчака. Это произошло на борту ледокола 6 января 1920 года: 31 человек тогда был убит деревянной колотушкой для отколки льда. А весной, в мае, когда на Байкал вернулась Красная Армия, «Ангара» вновь поменяла хозяев, оказавшись в составе Байкальского отряда судов для борьбы с колчаковскими и каппелевскими отрядами. 

В конце 1920-х ледокол потерпел крушение и едва не затонул. Однако судно удалось спасти,  и оно ещё послужило в Великую Отечественную войну, во время которой ледокол перевозил баржи с рыбой. Под конец 1962 года пароход был окончательно исключён из состава флота в связи с моральным износом. 

История спасения 

Отправленный на покой ледокол оказался вскоре никому не нужен: какое-то время судно находилось в отстое, позднее было переведено на 21-й километр Иркутского водохранилища, где использовалось местным отделением ДОСААФ, однако в 1975 году и оно отказалось от «Ангары». Предполагалось разрезать ставший ничейным ледокол на металл. Но судно село на мель при переводе в порт, и это его спасло. 

Около десяти лет «Ангара» скиталась по заливам Иркутского водохранилища, несколько раз затапливалась и горела. Однако выжила, и к 60-летию Октябрьской революции Иркутский горисполком принял решение о создании на борту ледокола музея истории революции и гражданской войны. Для этого «Ангара» была отбуксирована к плотине Иркутской ГЭС. Впрочем, идея провалилась, потому что денег на неё собрать не удалось. 

Тем не менее в 1980 году по инициативе ВООПИК ледокол был признан памятником истории и техники и поставлен на госохрану. Иркутское отделение общества взяло под опеку «Ангару» и добилось в 1985 году заключения о возможности её восстановления. Документ был подписан 25 августа, но уже на следующий день распоряжением обкома КПСС судно было отправлено в Мельничную падь, где позднее от сильного ветра опрокинулось на правый борт и вновь наполовину затонуло. 

В таком  положении ледокол находился до 1988 года. Судно вновь спасло ВООПИК, создав реставрационную артель из ветеранов речного пароходства. Ледокол подняли и перевели в Чертугеевский залив, где проводились корпусно-сварочные работы. В начале 1990-го «Ангару» отбуксировали туда, где она находится по сей день, – в залив напротив микрорайона Солнечный. В том же году судно обрело своего нынешнего хозяина – ледокол был поставлен на баланс областного отделения ВООПИК, а в 2000-м передан в безвозмездное пользование обществу. 

Из музея – в пивную 

Идея создания на базе «Ангары» музейно-рекреационного комплекса «Ворота на Байкал» пришла к членам ВООПИК ещё в 1989 году, когда решался вопрос, где устанавливать ледокол на вечную стоянку. Организаторы видели судно своеобразными воротами на Кругобайкальскую железную дорогу, которая до 1949 года была частью Транссиба и по сей день является памятником инженерного искусства. Договорились, что на судне и вокруг него будет воссоздана обстановка конца 19 века. 

– Для этих целей в 1989 году Иркутский горисполком выделил 1,293 га  земли на побережье – от мыса до мостового перехода через проспект Маршала Жукова, – сообщил Владимир Китаев. – С того времени эта территория закреплена за «Ангарой».

Правда, закреплена пока весьма условно. Ещё в 2009 году Контрольно-счётная палата области указывала региональному министерству имущественных отношений на то, что земельный участок, прилегающий к пирсу, не сформирован, не разграничен и не поставлен на кадастровый учёт, а право собственности области на него не зарегистрировано. «Это позволяет третьим лицам использовать землю не по назначению», – отмечалось в заключении аудитора КСП Вячеслава Дормидонова. Действительно, прямо на входе в музей, аккурат между ледоколом и школой № 47, стоящей через дорогу от судна, располагается пивная палатка. 

– Самое страшное здесь начинается вечером: съезжается шантрапа, напивается пивом до синевы, после чего мамочки или бабушки с внуками не рискуют сюда соваться, – пожаловался Владимир Китаев. – Разрешение на временное сооружение этой питейной точки выдано мэрией. 

По словам Китаева, он пытался доказать в комитете по потребительскому рынку Иркутска, «что нельзя ставить пивную забегаловку между школой и музеем», но единственное, чего удалось добиться, – с палатки сняли вывеску «Клинское» и повесили «Pepsi». Но пивом торговать не перестали.  В Минимуществе разводят руками: для включения земли в областную собственность необходимо основание, а у ВООПИК нет даже проекта музея. Пока не будет проекта,  земли останутся неразграниченными.

Где взять денег 

Тем не менее члены общества продолжают строить планы по созданию музея. Ледокол, по их словам, останется основным его артефактом. «Артефакт» хотелось бы развернуть на 180 градусов: он идёт в тупик, а лучше, чтобы шёл в плавание, поясняют инициаторы перемен. Это несложно, полагают они. Ещё бы! Гораздо сложнее будет с иными экспонатами музея. 

Всего на территории музея будет свыше 20 объектов. Те экспонаты, которые имеют отношение к железной дороге, будут восстанавливаться по чертежам Министерства путей сообщения 19 века, которые, по словам Китаева, «сохранены до винта». О 19 веке напомнят ограда и въездные ворота, скамейки, урны, фонари освещения, каменные подпорные стенки и береговые лиственничные ряжи. Часть объектов будут размещены в подлинниках: стрелочный перевод с участком пути и тупиковым окончанием, семафор, водоналивной гидрант и поворотный круг – это такое тяжеловесное сооружение, которое  позволяет повернуть локомотив на рельсах на 180 градусов. 

– Предварительная договорённость с руководителем ВСЖД Анатолием Краснощёком есть, – заявил Владимир Китаев. – Предполагается, что напротив ледокола на рельсах будет стоять настоящий паровоз с вагоном и платформой, выпущенный в конце 19 века Путиловским заводом в Петрограде. В народе паровозы этой серии называли «Кукушка» за характерный прерывающийся звук, который издавала их  труба. 

Самым большим и сложным в строительстве объектом может стать трёхэтажная водоподъёмная башня с примыкающей насосной станцией. В башне планируется разместить архив и библиотеку ВООПИК. «В нашей библиотеке имеется полное издание словаря Эфрона и Брокгауза, архив огромнейший», – сообщил Китаев. А в здании насосной станции было бы уместно разместить лекционный зал с частью музейной экспозиции, который можно будет использовать для деловых конференций. 

Рядом с башней хотят создать искусственный мыс, облицованный лиственничными ряжами, на возвышенной части которого расположится маяк, сделанный по чертежам того маяка, который в 19 веке стоял в Танхое. 

– Предприниматель Александр Соболев, финансирующий создание проекта для нашего комплекса, предложил установить на маяке лазерное оборудование для организации световых голографических спектаклей над водной и ледовой поверхностью водохранилища, – сообщил Китаев. 

Дорогая память 

Собственно, Александр Соболев пока единственный из инвесторов, кто реально вложился в «Ворота на Байкал». Слишком уж дорогое это удовольствие, признаётся Китаев. Два из четырёх этапов проектировки уже обошлись предпринимателю в 200 тысяч рублей. Третий этап, по словам Владимира Китаева, будет стоить 270 тысяч, а четвёртый – свыше 400. И это только проектирование. На возведение музейных объектов нужны гораздо большие деньги. 

– Мы участвовали в инвестиционной выставке городских проектов, проведённой в ноябре Мариной Кондрашовой. Но все проекты, выставленные там, вместе стоили меньше, чем одна десятая нашего, – рассказал он. 

Например, косметический ремонт судна и его покраска обошлись недавно ВООПИК почти в 400 тысяч рублей: всё-таки ледокол – это практически четырёхэтажное здание. А капитальный ремонт «Ангары» будет стоить более 9 млн. рублей. Ведь интерьеры судна, созданные в советское время, довольно простые, а инициаторы реконструкции мечтают о воссоздании обстановки 19 века. К тому же нужно перекладывать электрику, ставить хорошую сигнализацию и средства тушения пожара. 

Поскольку почти две трети жизни «Ангара» принадлежала Восточно-Сибирскому пароходству, ВООПИК рассчитывало на финансовую поддержку компании «Истлэнд», купившей пароходство. «Но предварительные переговоры с господином Ерощенко немедленного результата не дали», – осторожно сказал Китаев. В самом «Истлэнде» вообще заявили, что не знают о подобной инициативе. 

Так что на этот год планы у общества по охране памятников не слишком амбициозны: закончить этап проектирования. Возможно, к тому времени в Иркутской области найдутся ещё желающие поучаствовать в создании музейного комплекса и сохранении старейшего в мире ледокола линейного типа. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер