издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Константин Райкин

Персоной июня мы выбрали художественного руководителя театра Сатирикон

В Иркутске под эгидой культурной Олимпиады «Сочи-2014» с 26 июня по 2 июля впервые проходят гастроли Государственного театра Сатирикон имени его создателя Аркадия Райкина, которому в этом году исполнилось бы 100 лет. Афиша состоит из четырёх названий: «Контрабас» П. Зюскинда в постановке Елены Невежиной, героическая комедия «Тополя и ветер» Ж. Сиблейраса в постановке Константина Райкина, класс-концерт «Азбука артиста» в его же режиссуре и сцены из московской жизни «Не всё коту масленица» А.Н. Островского в постановке Аллы Покровской и Сергея Шенталинского. После закрытия гастролей этот последний спектакль увидят на сцене ДК «Современник» и ангарчане.

Семь вечеров на земле Приангарья с участием народного артиста России Константина Райкина, художественного руководителя одного из ведущих столичных театров, не раз гастролировавшего в США и странах Европы, – событие для наших земляков. И событие, бесспорно, не рядовое.

Допускаю, что любят Константина Райкина не все. Любовь не навяжешь, а у людей разные вкусы и требования к себе подобным. Иные, например, самоутверждаются таким вот образом, демонстративно отказывая в признании общепризнанным в искусстве персонам. Да на здоровье, Райкина от этого не убудет.

На спектакли его театра, который он возглавил без малого четверть века назад, билетов в кассе не было уже за месяц до начала гастролей. А ближе к их открытию ажиотаж среди жаждущих попасть в зал охлопковского драмтеатра достиг такого накала, что раскалились не только телефоны, но и сами администраторы.

Кумирами не рождаются. Те, кто сподобились ими стать, остаются кумирами, убеждена, ровно до тех пор, пока хватает им ума и мудрой скромности не числить себя в таковых. Они, безусловно, знают себе цену, но не склонны завышать и преувеличивать её. У них «вещуньина с похвал» не вскружится голова. Почему-то Райкина по сей день предпочитают называть между собой тепло, по-домашнему родственно – Костя.

Он остаётся открытым и доступным для общения, хотя увенчан, кажется, всеми мыслимыми званиями, призами и наградами. Список их перечислять не стану, но и вручение ему, профессору, «Хрустальной Турандот», четырёх (!) национальных театральных премий «Золотая маска», награждение двумя Государственными премиями Российской Федерации и орденами «За заслуги перед Отечеством» IV и III степеней – разве не предостаточно для понимания, какой вершины он достиг на театральном олимпе! И тут вступают в диалог поэты: 

Это высшее в мире геройство Быть собой и остаться собой – так Владимир Корнилов словно бы ответил Науму Коржавину: 

Ведь тот, кто служит не себе, 
а людям, 
Тот должен быть всегда 
самим собой.

Актёру в силу специфики профессии лицедея это долженствование даётся многократно труднее. Особенно если самим фактом рождения уже обусловлено звание: сын Райкина! Для кого-то оно могло всю жизнь быть «золотым парашютом». Для Кости, наоборот, с детства стало своего рода навязчивым комплексом. Он жаждал утвердить себя самостоятельно, отдельно от славы великого Артиста, который собственным примером учил быть равнодушным к ней. Любой комплекс – это несвобода. Как освободиться? Рецепт универсален: трудолюбие и самодисциплина в поддержку природного таланта. Непрерывная работа духа и души, а ещё тела и ума. Только это позволило выйти из тени отца.

Если строго через запятую, то вот как он шёл к цели. Физматшкола при ЛГУ для одарённых детей, параллельно секция спортивной гимнастики, где, в скобках, упражняясь на брусьях, первый раз сломал нос. Биологический уклон класса увлёк в зоопарк, где Костя убирал за животными. Неожиданно для родителей поступил в Щукинское театральное училище и, блистательно окончив курс Ю. Катина-Ярцева, по приглашению Г. Волчек десять лет формировался в плавильном котле «Современника». А затем, чему минуло уже три десятилетия, связал свою судьбу с Государственным театром миниатюр. И это тоже, как ни парадоксально, был шаг к обретению себя в качестве независимой творческой личности. Даром что владычествовал тогда в стенах театра, который позже, с переездом из Питера в Москву, стал именоваться Сатириконом, – владычествовал несравненный и непревзойдённый Аркадий Исаакович Райкин.

Но и Райкин-младший давно мог бы собрать коллекцию пышных эпитетов, изустных и письменных, о недосягаемом мастерстве своего перевоплощения на сцене и в кинематографе. О своей феноменальной пластике и заразительности, о непредсказуемости и стремительности реакции своих персонажей, о неповторимости и особой выразительности их мимики, жестов, походки и речи. Несколько лет назад газета «Молодёжь Эстонии» констатировала: «Он стал первым актёром России, по крайней мере в театре». Это когда увидели в исполнении Райкина отталкивающего показной немощью синьора-хозяина Тодеро, заглавного героя комедии К. Гольдони, с его беззубым ртом под стать волчьей пасти, с его внезапными ужимками и прыжками, наводящими ужас на домочадцев. Этот спектакль, поставленный Робертом Стуруа, и в записи производит сильное, глубокое впечатление.

Настоящим театралам и киноманам дальность расстояния теперь не такая уж преграда –  можно с диска насладиться любимым спектаклем или фильмом. Потери неизбежны, нельзя и сопоставлять энергетику, скажем, живого представления с его экранным отражением, но иначе все достойные внимания премьеры останутся неведомы жителям глубинки. Вот ловишь себя на не исчезающей с лица улыбке, следя за проделками подвижного, как ртуть, лукаво-лучезарного Труффальдино из Бергамо, гольдониевского слуги двух господ, в музыкальной комедии В. Воробьёва. Вот сопереживаешь всей душой одураченному доверчиво-простодушному татарину Каюму из ленты Н. Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих», которого, единожды увидев, уже не забыть. А такого чудовища, каким сыгран на  сцене Сатирикона Ричард III в постановке Юрия Бутусова, немыслимо, кажется, вообразить и самому «насмотренному» зрителю. Воображения просто не хватит! У Райкина этот шекспировский злодей не только внешне, физическим уродством страшен. Ещё ужаснее его изуродованная ненавистью, безлюбием и стремлением к абсолютной власти душа. Образ, воплощённый актёром, поистине конгениален автору-драматургу, как сказал бы известный литературный персонаж.

Актёр, режиссёр, строитель театра, воспитатель-педагог… Явление в нашем культурном пространстве. Художники, подобные Константину Аркадьевичу Райкину, делают всё, к чему причастны, подлинно высоким искусством, отвечающим эстетической и духовной жажде современников.

В этом иркутяне убедились на первом же гастрольном представлении – моноспектакле «Контрабас». Переполненный зал стоя несколько минут сердечно благодарил его героя овациями.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector