издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Высокие гости Иркутска

  • Автор: Эдгар БРЮХАНЕНКО, фотокорреспондент, для «Восточно-Сибирской правды»

Когда на улицах Иркутска начинался ремонт, все понимали: едет начальство. Можно было даже определить, какого ранга пожалует гость и по какому маршруту он проследует. Люди в строгих костюмах осматривали чердаки домов вдоль предполагаемой трассы – тоже признак приближающегося важного события. Так было всегда. Так поступают и сегодня. Видел сам, как перед приездом президента убрали вдоль дороги все торговые ларьки и палатки и даже навели порядок на детской площадке в нашем дворе.

Но есть и разница. Сегодня горожане пережидают проезд кортежа,  сидя в душных трамваях и автобусах, а в былые, советские, времена гостей приветствовали, размахивая флажками и шариками; выстраивались целые людские коридоры. Без руководителей КПСС не сдавалась ни одна ГЭС или станция на  БАМе. Иногда вожди, попутно отдыхая на Байкале, решали первостепенные задачи государства и международной политики. У нас побывали Иосип Броз Тито, Фидель Кастро, Никита Хрущёв и Леонид Брежнев… 

Помню, иркутяне давили друг друга, желая хотя бы взглянуть на Хрущёва. Так было 7 октября 1957 года, когда в голубом небе блеснули крылья правительственного Ил-18. Подогнали трап, из салона появился улыбающийся «дорогой Никита Сергеевич». Его забросали цветами.  Высокий гость взмахом руки поприветствовал народ, сел в «Волгу» и отправился в центр Иркутска. Дети при приближении машин выпускали в небо белых голубей.

Из центра города Хрущёв направился на плотину Иркутской ГЭС. Там он спустился в машинный зал и первый вопрос задал начальнику строительства Бочкину: «А какова будет себе-

стоимость электроэнергии?» «Она будет самой низкой в стране!» – ответил Бочкин.  Никита Сергеевич явно повеселел. «Как работаете?» – спросил Хрущёв рабочего. «Мы можем работать только хорошо», – отрапортовал тот. 

Второй раз Никита Сергеевич побывал в Иркутске в 1959 году. Я, как специальный фотокорреспондент ТАСС, снимал во время его второго визита. Мне, тогда молодому фотокору, работать пришлось с опытным, давно поднаторевшим в освещении подобных событий коллегой. Мы  решили разделиться. Он снимает встречу в аэропорту, а я на ГЭС. На площадке, где сейчас памятник Ленину, соорудили деревянную трибуну. Наш брат журналист разместился у трибуны, а за нами – огромная толпа. Все ждут появление Хрущёва. Но тут кто-то из официальных лиц сообщает, что Хрущёва на ГЭС не будет. Народ кинулся в сторону аэропорта. Дорога была гравийной, расстояние приличное. Фото-, кинорепортёров (телевидения тогда не было) буквально смяли. Меня тоже здорово помяли. Но я появился всё-таки в порту, правда, когда самолёт уже взлетел.

Пребывание Хрущёва на Братской ГЭС было обставлено с помпой. Главное действо планировалось  в зале у пульта управления станцией. Под десятками объективов кино- и фотокамер он должен был включить символический рубильник, поставив этим самым гидроагрегат под промышленную нагрузку. На самом же деле турбину неоднократно проверяли. «Пуск» выдавался за  «чистую монету», но об этом знали только специалисты. Главный коммунист страны дотронулся рукой до рубильника и произнёс: «Ток медленно пошёл по проводам». Эта фраза облетела всю страну, её цитировали  все средства массовой информации.  Ну а причастная к событию журналистская братия долго гадала, кому принадлежат эти слова. То ли действительно Хрущёву, то ли наш брат журналист толкнул в эфир отсебятину.

…Летом 1965 года во всех советских газетах появились информации о визите в нашу страну президента Югославии Иосипа Броз Тито. И он действительно прибыл к нам, намереваясь посетить Байкал, Братск и Иркутск. Вместе с ним свита: сопровождавшая его солидная югославская делегация и четверо москвичей-партийцев с нашей стороны. Митинг по случаю встречи в аэропорту был коротким. Кортеж чёрных «Чаек» и «Волг», проехавший по улицам Иркутска, приветствовали тысячи горожан. 

Посещение Братска прошло по стандартному сценарию. Побывав на ГЭС и расписавшись в книге почётных посетителей, Тито  в тот же день вернулся из Иркутск. Прямо из 

аэропорта – к причалу «Ракета» и по иркутскому водохранилищу на Байкал. В Листвянке гостей должны были разместить в специальной резиденции.

На самом деле иркутские и московские политики из Политбюро приготовили Броз Тито сюрприз: накрыли «поляну». Теплоход доставил всех на берег ближайшего залива, где был устроен шикарный пикник. Пели русские и югославские песни, отплясывали национальные танцы. И только после этого банкета на природе  гости попали в  резиденцию, где Иркутский обком КПСС и облисполком дали настоящий грандиозный банкет.

Через 12 лет югославский президент ещё рез посетил Иркутск, на этот раз без большой компании, по пути в Китай. Его сопровождал член Политбюро ЦК КПСС Юрий Соломенцев.  Пять дней проходил этот визит, и я, аккредитованный фотокор ТАСС, всё это хорошо помню. Разве забудешь! 

Перед приездом Тито за две недели всех отдыхающих из санатория «Байкал» в принудительном порядке развезли по здравницам СССР. Предлагали на выбор Сочи, Ялту, Кисловодск, Геленджик…

Когда Броз Тито следовал из Иркутска в Листвянку, по обе стороны Байкальского тракта люди стояли сплошной стеной – все 60 километров. Вот тогда, казалось,  весь город не работал. Народ на трассу вывозили автобусами – демонстрировать радость. А Тито никто так и не увидел: он проезжал в машине с затемнёнными стёклами да ещё и в тёмных очках. Редкие жители Листвянки, вспоминая тот приезд Тито, рассказывали, что вслед за ним на автомобиле привезли его персональную кровать. Этот громоздкий предмет Тито всегда возил с собой.

Правительственных съёмок я не любил, но работать приходилось. У меня был служебный автомобиль. Я его сам и водил. По разработанному протоколу у меня было в колонне пятнадцатое место. Это значит, что к рукопожатиям и поцелуям  я вечно опаздывал. Приходилось бросать машину и проситься к гаишникам, про-кладывающим дорогу делегации. 

Но часто во время пребывания высоких персон нужно было мчаться прямо в аэропорт, подчас и на красный свет светофора. Как корреспондент ТАСС, я обладал солидным пропуском, путевым листом с красной полосой по диагонали. Иногда  на ходу, не останавливаясь, выбрасывал гаишникам путёвку. И на обратном пути её забирал. Большой начальник ГАИ мне говорил: «На дороге веди себя по обстоятельствам, но если попадёшься «под мухой» – тебе конец». Поэтому я старался обходиться без «мухи».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector