издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Скелет в шкафу

Жертвами семейных убийств становятся обычно самые беспомощные из родственников

Говорят, в каждой семье есть свой скелет в шкафу – проблемы, которые тщательно укрываются родственниками от чужих глаз. Но тайное когда-нибудь всё равно становится явным, иногда при трагических обстоятельствах. В прошедшем месяце Иркутский областной суд рассмотрел три уголовных дела о семейных драмах, завершившихся убийствами. И во всех случаях жертвами стали самые беспомощные из родственников – маленький ребёнок или прикованные к постели старики.

Пришить старушку

Обстановку в семье Демьяна Фатфулина из посёлка Железнодорожный Усть-Илимского района судебные медики назвали психотравмирующей. Бывшему милиционеру выпало нести по жизни тяжёлый крест: одному ухаживать за больной бабушкой, отличавшейся к тому же тяжёлым нравом. 87-летняя Парасковья Андреевна два года назад упала, получила травму бедра и уже не могла себя обслуживать. Она требовала к себе постоянного внимания, по ночам кричала, не давая спать. И никто из родственников не пожелал разделить с внуком бремя ухода за старушкой – ни его отец, родной сын Парасковьи Андреевны, ни сестра, жившая отдельно, ни жена. Супруга за две недели до трагедии вообще ушла из дома, забрав двоих детей, и выставила Демьяну ультиматум: пока бабушку не заберут – ноги её здесь не будет. 

В тот день, когда случилось непоправимое, Парасковья Андреевна затопила соседей помоями, засорив канализацию, и Демьяну пришлось выслушивать справедливые претензии. Он вынужден был отказаться от назначенной именно на этот день встречи со своими детьми восьми и девяти лет, которые соскучились и просились к папе в гости. Но папе было не до того – он занимался канализационной системой. Пока он её чинил, старушка не умолкала – всё давала внуку советы. 

Нервы у 30-летнего мужчины не выдержали – он несколько раз в тот день звонил сестре, просил её забрать бабушку хоть на время. Та не соглашалась, но обещала устроить Парасковью Андреевну в дом престарелых. В последнем разговоре с сестрой Демьян заявил, что, если никто не заберёт бабку, он её просто убьёт. А через некоторое время он уже звонил в милицию и признавался своему коллеге и другу в совершённом преступлении. 

В судебном заседании молодой человек рассказал, как произошло несчастье. Он принёс бабушке поесть, намазывал ей хлеб маслом. В это время старушка опять вывела его из терпения каким-то замечанием. И тогда он сорвался, замахнувшись на неё ножом. Двух ударов хватило, чтобы престарелая женщина перестала не только говорить, но и дышать.

А поутру они проснулись

В семье Сергея Мордовского со станции Хингуй Нижнеудинского района обузой стал его слепой 72-летний отец. Инвалид по зрению был очень слабым, больше десяти лет он не вставал с кровати. 44-летнего безработного сына, любившего выпить, необходимость ухаживать за стариком всегда раздражала. Правда, в этих заботах ему помогала супруга. Дочка же, как только подросла, вынуждена была уйти из отчего дома, ей пришлось жить у бабушки. Обстановка в доме была невыносимой. Приняв на грудь, папаша становился агрессивным, избивал всех, кто попадал под руку. 

Вот и в тот злополучный день глава семейства не смог обуздать свою злость. После обеда выпивали с женой, супруга рано ушла спать. А пьяный хозяин заглянул перед сном к старику. Его вывело из себя, что отец справил нужду на постель, не дождавшись, пока сын или невестка отвлекутся от застолья и принесут ему судно. Старичок полетел с кровати на пол. Получая пинки от родного дитяти, инвалид не захотел молчать и высказал всё, что  думает о сыночке. Тогда пьяный сын закинул его обратно на койку и схватил за горло. Душил, пока отец не перестал двигаться. 

К утру глава семейства благополучно забыл, что задушил беспомощного старика. Невестка нашла мёртвого тестя в постели, когда пришла кормить его завтраком. Ещё три дня супругам понадобилось, чтобы прийти в себя и решить, что делать с телом. В конце концов Сергей Мордов-ский отправился вместе с дочкой в милицию и написал явку с повинной.

Леди Макбет из Мегета

Маленький Вадик из посёлка Мегет погиб от ножевого ранения, нанесённого ему родной матерью. Екатерина Рябкова пырнула своего двухлетнего малыша, когда он сидел на унитазе. Убивать сына, по её словам, не хотела. Думала только досадить сожителю Андрею, обратить его внимание на свои страдания. Они в тот день поссорились. Пили пиво на кухне и ругались, когда туда забежал ребёнок, наложивший в штанишки. Катя велела малышу идти на унитаз, а сама продолжала выяснять отношения с Андреем. Скандал разгорелся на почве ревности. 20-летняя мамаша закатила истерику, попрекая сожителя неверностью. То требовала, чтобы он прекратил встречаться с очередной подружкой, то велела убираться к ней. Потом схватила со стола огромный кухонный нож и приставила к своему горлу. 

О привычке Кати шантажировать суицидом знали все родственники. Когда она жила в родительском доме, тоже не раз грозила порезать себе вены или утопиться. Как пояснила Катина мать, таким способом девушка обычно пыталась обратить на себя внимание. Так что Андрей не был сильно напуган, когда сожительница убежала с ножом в ванную и заперлась там. Но вскоре он услышал душераздирающий детский крик и спокойное заявление сожительницы: «Зая, я своего ребёнка порезала».                     

Когда открыл дверь в ванную, увидел, что Катя сидит на полу и держит на руках потерявшего сознание малыша. Поднять руку на себя женщина так и не смогла, а вот ударить ножом в грудь собственного ребёнка ей оказалось по силам. Андрей кинулся к соседям вызывать «скорую», а его сожительница только махнула рукой: «Не надо врачей, он же дышит». 

Когда подъехали медики, голенький ребёнок был завёрнут в полотенце. Маленькая ранка на его груди не кровоточила. Как рассказали врачи, мать не показалась им ни пьяной, ни сильно расстроенной. Она, правда, плакала, пытаясь объяснить свой поступок: ребёнок, оказывается, мешал её личной жизни, муж не признавал мальчика своим. Примерно то же самое молодая женщина говорила и в суде: сожитель, мол, злился и упрекал её за то, что Вадик ломал вещи, кидал тарелки, мазал стенки маслом. Андрей называл Катю плохой матерью и винил за то, что их общую дочку, родившуюся после Вадика, она оставила в роддоме. Но сам при этом не хотел устраиваться на работу и отказывался идти с ней в ЗАГС, чтобы узаконить отношения. А для неё, для Кати, любимый мужчина был самым главным в жизни человеком. Она не раз замыкала грудного малыша дома одного и бежала на танцплощадку, чтобы помешать Андрею крутить романы с другими девушками.       

В Ангарскую детскую больницу Вадика доставили в состоянии клинической смерти. Его сразу подняли в экстренную операционную, пытались реанимировать, но спасти мальчика не удалось. Рана оказалась глубокой – 5 см, была перерезана аорта, и сердце перестало биться. Через пару часов после удара, нанесённого матерью, ребёнок скончался. 

Подсудимым, поднявшим руку на родных людей, находившихся в беспомощном состоянии, были учтены смягчающие вину обстоятельства: все они впервые совершили преступления, написали явки с повинной и помогали в расследовании. Суд приговорил Екатерину Рябкову, пырнувшую ножом ребёнка, чтобы обратить на себя внимание  любовника, к 10 годам общего режима. Демьян Фатфулин за убийство бабушки, ставшей не нужной никому из родственников, и Сергей Мордовский, лишивший жизни отца по пьянке, получили по 13 лет колонии строгого режима.      

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector