издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Опасная профессия

Два иркутянина нашли способ «наказания» за проституцию. Теперь им грозит срок в колонии

Недавно в Иркутске прошёл «круглый стол» на тему «Проституция не прячась: очевидное – ненаказуемое». Представители УФАС, инициировавшие этот разговор, возмущались, что продажные интимные утехи, объявленные вне закона, рекламируются открыто и бойко. И предлагали «назвать наконец вещи своими именами: притон – притоном, разврат – развратом, торговлю телом – проституцией». Полиция на «круглом столе» заявила, что у неё не получается подтвердить факты оказания интимных услуг в рекламируемых организациях: «Все всё понимают, а доказать нельзя». Участники мероприятия сошлись на том, что для успешной борьбы с проституцией необходимо ужесточить закон.

Пока же вовсю идёт открытая торговля телом. При этом на жрицах любви зарабатывают не только сутенёры, «ночные бабочки» становятся также и лёгкой добычей разбойников. Такое уголовное дело рассматривается сейчас в Октябрьском районном суде Иркутска. 

На скамье подсудимых – иркутяне Дмитрий Р. и Родион Б., которым едва перевалило за 20 лет. Соседи по месту жительства считают парней отзывчивыми и приветливыми людьми. Медэксперты признают их вполне вменяемыми и психически полноценными, отмечая в характере Дмитрия явно выраженные лидерские тенденции, Родиона – стремление к реализации собственного «я». 

Молодых людей, которые дружат с детского садика, обвиняют в том, что год назад они вступили в предварительный сговор на совершение особо тяжких преступлений – разбойных нападений. Создав организованную группу, приятели избрали жертвами своей криминальной деятельности проституток, работающих на съёмных квартирах. Подсудимым инкриминируется семь преступных эпизодов. Лидером криминального тандема стал, по мнению следствия, Дмитрий Р., который и сам время от времени посещал подобные притоны, а потому имел представление о том, как организован рынок интимных услуг в областном центре.

Объекты нападений были выбраны им с умом. Проститутки, убеждал друга Дмитрий, всегда имеют деньги. Как постоянный клиент подобных «учреждений досуга», он прекрасно ориентировался в расценках на любовные утехи. Прайс–лист на них, кстати, можно найти и в Интернете. Дома свиданий в открытую предлагают секс-услуги «девушек» самых  различных возрастов: «моложе 20», «старше 30» и даже тех, «кому за 40». Цена вопроса зависит не столько от возраста представительниц древнейшей профессии, сколько от их квалификации, а также «сложности и напряжённости» их труда. «Классический секс», «групповой»,  «поза 69»,  «массаж эротический» – прейскурант услуг отражает все тонкости этого непростого ремесла. Но даже за самый примитивный, рабоче-крестьянский «сеанс любви» клиенту приходится расплачиваться с профессионалкой как минимум сотней баксов. 

Планируя начать криминальный бизнес, Дмитрий Р. рассчитывал на то, что жертвы разбойных нападений не помчатся в милицию подавать заявления, ведь для этого им придётся приоткрыть завесу позорной тайны зарабатывания денег проституцией. Но тут лидер группировки, похоже, просчитался: потерпевших нисколько не затруднило объяснить на следствии факт размещения своих телефонных номеров, а по сути – рекламы запрещённых законом сексуальных услуг, в газете «Все объявления Иркутска» и на сайте «Досуг38». Девушки лёгкого поведения, как выяснилось, вполне разделяют мнение антимонопольной службы о том, что «очевидное – недоказуемо». Их показания в ходе уголовного процесса заставляют вспомнить старый анекдот про бедную девушку, которая пошла в лес погулять и была там много раз изнасилована. Смеяться следует в том месте, где героиня анекдота заявляет: «Завтра опять туда же гулять пойду!» Потерпевших по уголовному делу возмущало коварство разбойников. «Ведь парни звонили под видом знакомства, – рассказывала на следствии одна из жертв по имени Елена, – и прекрасно понимали, что в квартире не будет посторонних, никто не помешает им напасть на беззащитную девушку!» 

Торговок собственным телом Дмитрий Р., по его словам, не считал «ни женщинами, ни даже просто людьми». Об этом он очень категорично заявил старшему следователю по особо важным делам ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области Дмитрию Приходько, в производстве которого находилось уголовное дело. Судя по эмоциям, которыми сопровождалось это заявление обвиняемого, представительницы слабого пола, готовые «любить за деньги кого угодно и как угодно», нанесли молодому человеку глубокую психологическую травму. 

Ранее не судимый парень, избравший разбойничье ремесло, в ходе следствия никакого раскаяния в содеянном так и не обнаружил, полагая, видимо, что безнравственность потерпевших в каком-то смысле его оправдывает. Правда, вину в нарушении Уголовного кодекса Дмитрий Р. частично признал, а вот с квалифицирующими признаками инкриминируемого ему преступления не согласился. Так, например, он отрицает факты незаконного проникновения в жилища. Хозяйки притонов сами открывали ему двери как потенциальному клиенту. Да и квартиры, которые они с подельником «хлопали», были скорее местом работы проституток – так сказать, производственными помещениями. От применения насилия к жертвам обвиняемый тоже на следствии отмежевался: свои криминальные подвиги он склонен считать обычными грабежами. Подельники на глазах хозяев похищали то, что лежало в квартирах на видных местах или было припрятано в шкафах, ящиках столов: деньги, сотовые телефоны, золотые украшения. Организованной группы в своём тандеме с другом детства Дмитрий Р. тоже не видит. 

Хотя в умении организовать криминальный бизнес 20-летним безработным трудно отказать. Разбойниками, например, были предприняты серьёзные конспиративные меры.  Будущим жертвам Дмитрий назначал свидания по сотовому телефону (встречаясь с напарником, он всегда имел при себе список проституток с контактными номерами и адресами), при этом он пользовался сим-картой, купленной на чужое имя. Меры защиты от разоблачения включали также скрывающие лицо маски из шапочек с прорезями для глаз и китайские перчатки, позволяющие не оставлять на местах преступлений отпечатки пальцев. 

Схема нападений была продумана разбойниками до мелочей. Все потерпевшие отмечали слаженность их действий. Находясь в квартире, парни не разговаривали между собой, каждый чётко знал свою роль: один контролировал ситуацию, другой искал ценности. Чтобы девицам было легче расставаться с добром, преступники брали с собой на дело завёрнутый в полиэтиленовый пакет кусок металлической трубы длиной примерно полметра. При обыске по месту жительства Дмитрия Р. следствие обнаружило и изъяло четыре такие арматурины и восемь пар китайских перчаток, дожидавшихся, очевидно, своего часа. В первых походах начинающие разбойники только замахивались прутами на хозяек притонов, но бить не решались: обычно толкали потерпевшую на диван или прислоняли к стене и требовали отдать деньги «по-хорошему». Но со временем парни становились всё более дерзкими: могли ударить жертву металлической трубой по голове, применить электрошокер или угрожать ножом с выкидным лезвием. От словесных угроз типа «Живой не выйдешь» вошедшие во вкус разбойной жизни молодые люди вскоре перешли к тасканию проституток за волосы, пощёчинам и пинкам. И каждый раз Дмитрий, по словам потерпевших, их «унижал, оскорбляя словесно». Казалось бы, клиенты бывают разными, и к неуважительному обращению путаны могли бы и привыкнуть. Но одна из «бедных девушек» всё же подала в суд исковое требование на возмещение морального ущерба в сумме 50 тысяч рублей.  

Как считает сторона обвинения, Дмитрий Р. и Родион Б. совершили шесть разбойных нападений и один грабёж. Жертв оказалось, правда, больше: по некоторым адресам проститутки работали вдвоём и даже втроём. Почти все они оказались иногородними: приехали в областной центр продавать себя из Бирюсинска и Усолья-Сибирского, Братска и Нижнеудинска, посёлков Белореченский и Мамакан. Были среди них и две иркутянки, которые снимали для работы помещения неподалёку от собственных квартир. Парочка девиц подрабатывала в домах свиданий, чтобы оплачивать учёбу, надеясь, видимо, приобрести со временем более почтенную специальность. Для всех остальных потерпевших секс за деньги был основным занятием в жизни. Кстати, возраст женщин, которые приняли от Дмитрия заявку на оказание интимных услуг и собирались её исполнить, колебался от 20 до 42 лет. 

Работали они под разными «крышами», и сутенёры по-разному обеспечивали безопасность своих кадров. Лишь по одному адресу (на улице Байкальской, 160) над входной дверью была установлена камера видеонаблюдения. Во всех остальных случаях  рабочие места мастериц постельного дела никак не охранялись. Возможность позвонить «крыше» и попросить о помощи представилась только однажды. Студентки-однокурсницы вместе снимали помещение для оказания секс-услуг, и пока разбойники наводили шмон в комнатах, одна из девушек находилась в ванной, откуда успела сделать звонок по сотовому телефону «другу». Стеклянная дверь в ванной оказалась тут же выбитой, и находчивой девице пришлось предстать перед недовольными «гостями». Но даже маски, скрывающие их лица, не помешали ей в одном из разбойников тут же признать своего постоянного клиента: Дмитрия она обслуживала раз 5-6, запомнила его взгляд, телосложение, жесты.

Родион на допросах рассказывал, что на первое преступление они с другом долго не могли решиться: продумывали мельчайшие детали, обсуждали возможные последствия. А потом дело пошло бойко: в августе прошлого года разбойные нападения на дома терпимости совершались практически каждый день. Правда, бизнес Дмитрия и Родиона вряд ли можно назвать успешным: кайф-то они поймали, а вот больших денег так и не заработали. В какое бы время ни назначалось свидание (на разбой молодые люди выходили и утром, и днём, и вечером, и в ночные часы), «касса» у проституток от выручки почему-то не ломилась. Удавалось взять обычно 5-7 тысяч деньгами, небольшой приварок давал сбыт украденных у потерпевших мобильников. Только однажды добыча составила около 140 тысяч рублей. 42-летняя Евгения, приехавшая в Иркутск из Кемеровской области, арендовала для работы квартиру на проспекте Маршала Жукова, а жила неподалёку в Солнечном. И почему-то именно в производственном помещении она держала шесть пар золотых серёжек, два браслета из драгметалла и другие дорогие ювелирные украшения. Здесь же разбойники нашли ноутбук, цифровой фотоаппарат, два сотовых телефона. Со всеми этими вещами женщина была вынуждена расстаться. Она сама назначила свидание парню, который таскал её по квартире за волосы, бил по голове, пинал, угрожал ножом и требовал деньги. Конечно, он получил всё, что хотел. Серьги и браслеты Дмитрий продал по дешёвке своей двоюродной сестре. А ноутбук мать разбойника нашла под диваном во время уборки.   

Постоять за себя смогла лишь одна потерпевшая: 30-летняя Анастасия, кстати, тоже иркутянка. Она схватила газовый баллончик и брызнула в глаза напавшим на неё «клиентам», которые тут же ретировались, прихватив лишь сотовый телефон, лежавший в квартире на видном месте.       

«Мы тут с Димой почудили немного», – говорил Родион Б. своему другу, на имя которого, кстати, и была куплена сим-карта для переговоров с представительницами постельного бизнеса. На сколько лет колонии они «начудили», в ближайшее время решит суд. А сменили ли профессию потерпевшие – история умалчивает. Известно лишь, что только  одна из них пожелала ознакомиться с материалами уголовного дела перед тем, как они ушли в суд, остальным защищать свои права было неинтересно. Или некогда – их услуги по-прежнему востребованы.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector