издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Метод Урбонаса

Как переплыть Байкал и не потерять веру в себя

  • Автор: Татьяне ПОСТНИКОВОЙ, Фото: Андрей РЯПШИС

Конец июля. Самое глубокое озеро планеты. Температура воды не больше 4-5 градусов. Корабль и катер МЧС со спасателями и группой журналистов сопровождают пловца. Человек в воде гребёт через волны уже около четырёх часов. Позади берег Байкала и 12 километров пути. Через несколько минут он поднимется на борт корабля, и когда врач начнёт измерять ему температуру, градусник ничего не покажет. Это будет означать, что температура тела опустилась ниже возможных по шкале 32 градусов. Однако уже через час, приняв горячий душ и выпив согревающий энергетический напиток, он снова будет в воде. Спустя день он выйдет на землю и опустится на колени у другого берега Байкала. О том, что помогло литовскому пловцу Видмантасу Урбонасу преодолеть это расстояние, он рассказал корреспонденту «Конкурента» Татьяне ПОСТНИКОВОЙ.

Водный мир

Событие историческое: литовский спортсмен-триатлонист Видмантас Урбонас – первый, кому удалось переплыть Байкал с одного берега на другой. И хотя в мире ежегодно проводится масса экстремальных заплывов, до сих пор никому не пришло в голову сделать то, что сделал этот человек, который и сейчас, несмотря ни на что, скромно продолжает называть себя «простым парнем».

При этом когда Видмантаса спрашивают о том, как его лучше знают у него на родине, то он точно так же скромно отвечает, что вообще-то по-всякому. «Сейчас люди такие, что им интересно узнавать человека с разных сторон. Поэтому одни знают меня как певца, другие – как спортсмена, третьи – как эколога, четвёртые знают как политика. Вернее, знали, потому что от политики я уже отошёл. Ещё знают как тренера. Все по-разному», – говорит он.

На Байкал Видмантас Урбонас приехал прежде всего как эколог и просто человек, который неравнодушен к проблемам сохранения ресурсов. Никаких спортивных целей, связанных с установкой рекордов, перед собой он не ставил, о чём предупредил на пресс-конференции, которая состоялась сразу после приземления самолёта, на котором прилетела его группа в Иркутск. Единственная цель, которую он преследовал, это соединить два берега Байкала. Что ему и удалось сделать за два дня и несколько часов. Стартовав рано утром у мыса Безымянный в Республике Бурятия, вечером следующего дня он вышел на берег острова Ольхон. А ещё через день, чтобы цель была достигнута окончательно, переплыл пролив Ольхонские Ворота. В общей сложности он проплыл по холодной байкальской воде около 70 километров. Главной целью этого поступка было желание ещё раз показать, что «вода – это жизнь». 

В конце пути пловцу помог байкальский ветер култук

Именно так называется акция, в рамках которой Видмантас Урбонас уже третий год подряд выбирает одно пресноводное озеро на континенте и переплывает его. В 2009 году это было озеро Титикака в Южной Америке, а в прошлом году – озеро Йеллоустон в США. В этом году на очереди оказался Байкал. Объясняя, почему он не мог обойти его своим вниманием, пловец перечисляет известные факты, что Байкал является самым глубоким озером планеты, в котором содержится почти 20% мировых запасов пресной воды. Однако на вопрос, какое из них было самым трудным, тактично отвечает, что вообще-то каждое озеро по-своему трудное. «Нельзя обижать озёра и говорить, что здесь было легче, здесь – труднее», – объясняет он. Впрочем, тут же уточняет, что вообще-то ничего сложнее Байкала ему до сих пор не встречалось. На очереди у него озёра в Австралии, Африке и Европе. До начала этой акции он также преодолел 209 километров между двумя берегами Балтийского моря, самое протяжённое озеро Литвы, Сартай, и проплыл 470 километров по реке Неман. Всё для того, чтобы привлечь внимание общественности к вопросам сохранения водных ресурсов и проблемам экологии в целом. Это своё стремление он объясняет так же просто, как и любые другие поступки в своей жизни. 

– Я простой парень и очень давно думаю об экологии, – рассказывает Видмантас. – Я детдомовский, рос во дворе, родителей не было. Но меня всегда окружала природа. Я её чувствовал босыми ногами. И просто однажды пришло в голову, что нужно что-то делать в жизни. Ведь жить интересно, когда ты что-то делаешь для других. Так и появились такие акции.

Волны и бездна

«Если будешь думать, что холодно, тяжело, что поднимается волна, то цели достичь будет намного труднее»

За время путешествия литовский пловец успел хорошо узнать озеро. Сейчас он с лёгкостью перечисляет названия всех байкальских ветров, рассуждает о коварности его течений и вспоминает местные легенды. А на вопрос о том, что необычного встретилось ему за время плавания, отвечает: «Волны. Течения. И бездна». Готовиться к этому заплыву Видмантас Урбонас начал ещё зимой, когда каждый день по нескольку минут плавал в холодной воде и ежедневно увеличивал на одну минуту время пребывания в ней, параллельно читал о Байкале, планировал маршрут, готовился психологически. Впрочем, сейчас о трудностях он предпочитает не говорить, а лишь с благодарностью отзывается о тех, кто поддерживал его в этом приключении. Все свои заплывы он  совершает в одной и той же компании. На Байкал его сопровождали жена Рита, две семейные пары друзей, врач, фотограф и группа с литовского телевидения. 

– Помимо моей команды меня поддерживали ещё и очень хорошие люди, которые живут в Сибири. С самого старта, когда нас встретила в аэропорту госпожа Мунина (Татьяна Мунина, почётный консул Литовской Республики в Иркутске, которая курировала всю программу пребывания здесь группы Видмантаса Урбонаса. – «Конкурент»), священники католической и православной церквей и многие другие. Все желали удачи.  

– И всё-таки насколько сложно было для вас переплыть Байкал?

– Это было очень трудно. Прежде всего потому, что я готовился на температуру воды хотя бы на уровне 7 градусов. Но после того как мы вышли из гавани и посмотрели на компьютере, вода была 3-4 градуса. В среднем, когда я плыл, температура держалась около 5 градусов. Это очень холодно и очень сложно. Я плыл в 3-миллиметровом костюме, хотя все пловцы говорят, что опускаться в Байкал следует минимум в 8-миллиметровом. Но для столь продолжительного плавания такой костюм не подходит, поэтому мне пришлось выбрать более тонкий.

– Чем ещё этот заплыв отличался от других подобных? 

– Он был интересен ещё тем, что я слышал про байкальские ветра, которые здесь ходят каждый день, и смог всё это увидеть и почувствовать. Такие красивые истории. Например, про ветер, который зовётся сарма. Сарма живёт в ущелье и, когда поссорится с мужем, выходит погулять на Байкал. Когда я плыл, она как раз поссорилась с мужем и вышла, видимо, чтобы посмотреть на меня и испытать, – смеясь, рассказывает Видмантас.

И эти ветра менялись каждые полдня. Дул и баргузин, и култук. И когда они встретились между собой, было очень нелегко. Особенно когда оставались последние 12 километров до финиша, эти два ветра начали бороться, кто победит. Было сильное волнение, но, к счастью, победил култук, и последние пару километров до финиша я проплыл в полном штиле, так что даже можно было разглядеть берег и деревья на нём. Но в итоге, когда мы посчитали все течения, которых по пути было очень много, получилось, что по факту я проплыл больше 60 километров. Тогда как по прямой получалось 46 километров: 20 километров  в первый день и 26 километров во второй.

– Вы плыли над самым глубоким местом на Байкале? Не было какого-то сакрального чувства или страха в тот момент? 

– Но ведь вода всё время стоит над этой бездной. 25 миллионов лет. И если я чувствую себя этой водой, то и я также стою на этом месте. И мне уже не надо думать или бояться, что там 100 метров, полтора километра или 11 километров. Это не имеет значения. Просто плывёшь – и всё.

– Что помогает вам достигать поставленных целей, даже если речь идёт о том, что нужно переплыть такое суровое и холодное озеро, как это?

– Сейчас в Чикаго живёт один психотерапевт. Тот метод, которым он лечит людей, он назвал моим именем – «метод Урбонаса». Из моих рассказов он сделал вывод, что… как бы это по-русски объяснить… движение вперёд, когда работает только тело, – это своеобразная терапия. Потому что когда тело движется, мозг в это время находится в другом месте. Он считает, что я могу отсоединить своё мышление от тела. И именно это помогает мне переплыть. Ведь когда твой мозг говорит, что тебе холодно, что ты устал, что у тебя всё болит, что надо в тёплый корабль, в постель, ты останавливаешься и раньше выходишь из воды. Поэтому важно сделать так, чтобы голова и мысли были отдельно от тела. Я плыл и молился байкальским богам, думал обо всём хорошем, я чувствовал себя этой водой. Если приходила какая-то не очень хорошая мысль, сразу её гнал от себя. «Нет, это не поможет, извини, Байкал, это не мои мысли», – думал я. И тело в это время делало своё дело. Руки просто плыли вперёд, километр за километром. Ноги делали своё дело. А голова была далеко. И вот этот психотерапевт из Чикаго сейчас очень знаменит. К нему стоят очереди. Этим методом он лечит больных. Он прописывает им, что нужно отсоединить тело от разума. 

– И где были ваши мысли, когда вы плыли?

– Всюду. Я был с друзьями в Литве. Был в Иркутске. Был дома. Был с моими подопечными триатлонистами, думал, о чём им скажу, когда приеду, какие новые тренировки предложу. Был здесь. Одним словом – везде. Мысли просто гуляют, потому что надо отвлечься и не думать о процессе. Это и есть самый главный секрет: когда ты разделяешь трудности и ту работу, которую ты сейчас делаешь. Потому что мысли всё время давят: если будешь думать, что холодно, тяжело, что поднимается волна, то цели достичь будет намного труднее.

Пловец снов 

От холодной воды Урбонаса защищал и крем и специальный костюм

Впрочем, то, что Видмантасу Урбонасу первым удалось переплыть Байкал, далеко не случайно. В каком-то смысле он может считаться одним из самых выносливых людей на планете. Хотя сам к подобному определению относится с большой иронией, но при этом является действующим чемпионом мира по ультратриатлону. Его личный рекорд, который он установил ещё в 1998 году, до сих пор не побит. Тогда невероятную с точки зрения человека дистанцию – 76 километров вплавь, 3600 километров на велосипеде и 844 километра бегом – он преодолел примерно за 18 суток и 5 часов. При этом на вопросы журналистов, не считает ли он себя самым выносливым человеком в мире, он упорно со смехом отвечает: «Нет». 

– Я просто делаю то, что мне интересно делать, то, что, думаю, нужно делать. И я очень рад, если кому-нибудь это принесёт пользу. В данном случае я говорю о Байкале: если кто-нибудь услышит, какой-нибудь молодой сибиряк, который, к примеру, приедет сюда отдохнуть, потом увезёт весь мусор с собой в Иркутск и бросит в мусорный ящик, это будет достижение. Даже если это сделает хотя бы один человек. Я думаю, это самое главное. 

А если каждый человек будет делать такие мелкие дела, то все вместе мы поможем природе, Сибири, Байкалу. Вот я, один маленький человек, который живёт недолгую жизнь, задумал эту акцию и реализую её. Это одна капля. Но капля за каплей – и это будет успех.

– У вас в жизни есть понятие предела – той черты, за которой вы говорите, что всё, я это не смогу? 

– Нет, этого Рубикона у меня нет. Он исчез тогда, когда в школе был предмет астрономия. И там нам говорили, что Вселенная всё время движется, расширяется. Но даже если она расширяется, всё равно где-то есть предел. И, конечно, интересно посмотреть, что там, за её пределами. Для этого надо сделать вот так, – тут Видмантас делает жест, как будто надевает гидрокостюм. – Но если и там нет такого предела, то у людей его точно не существует. Этого Рубикона нет ни у одного человека. Просто нужно ставить себе цель и пытаться её достичь. У всех народов есть примеры, когда люди достигали целей, казалось бы, невозможных. Очень много примеров.  Думаю, что надо жить с душой, без всяких плохих намерений. И тогда можно сделать очень много. И если я не достиг, то придёт другой и он точно сделает и пойдёт дальше. Ни у кого из людей нет такого предела. Кончается наша жизнь, приходит кто-то другой и делает ещё больше, ещё интереснее. 

– Кто поддерживает ваши экологические акции? Ведь чтобы ездить по миру с командой единомышленников, нужны деньги? 

– Это всегда трудный вопрос. Собственного бизнеса у меня нет. Я работаю тренером. И получаю только оклад. Поэтому во всём помогают спонсоры, которых нужно искать перед каждым заплывом.  Хотя есть люди, которым просто нравится то, что мы делаем, и они постоянно помогают.

– Какие у вас планы на будущее? Есть какие-то ещё цели, которых бы вы хотели достичь, озёра, которые бы вы хотели переплыть?

– Сначала надо закончить эту акцию. Потом, я думаю, можно сделать заплыв в Арктике. Также я хочу переплыть самое высокогорное озеро Азии, в Гималаях, на высоте 5 тысяч метров над уровнем моря. И ещё есть план на 30 лет вперёд, когда мне будет 85: думаю, что я обязательно поеду на Гавайи, где проходит классический триатлон. Сейчас 80-летний спортсмен пробежал этот гавайский триатлон и закончил на этом свою карьеру. Уже сегодня я приглашаю всех на день рождения, когда мне будет 85. И подарком я хочу, чтобы мне сбросились на билет на Гавайи.

Видмантас Урбонас родился 28 апреля 1958 года в Литве. В детском возрасте прожил год в Москве, свободно говорит по-русски. В 1977 году окончил среднюю школу в городе Паневежис, учился в Вильнюсском педагогическом университете. В 1980 вошёл в состав Совета торговли Паневежиса. Начиная с 1990 года профессиональный спортсмен, чемпион мира и рекордсмен по ультратриатлону. Организатор нескольких экотуров, таких как «Неман – наша линия жизни», «Балтийское море – для будущего», «Вода – это жизнь», которые сейчас реализуются. В 1998 году стал победителем и установил мировой рекорд, преодолев дистанцию 76 километров вплавь, 3600 километров на велосипеде и 844 километра бегом за 437 часов 21 минуту и 40 секунд. В 2000-2003, 2003–2007 годах – член городского совета Паневежиса. Вице-президент Литовской федерации триатлона. Жена Рита, сын Рок.
Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector