издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Самый красивый храм

Над куполами Спасской церкви Иркутска засияют новые кресты

В минувшее воскресенье дождь лил как из ведра. Дождевые капли падали на золочёный металл, смешиваясь со святой водой, которой настоятель Спасской церкви Александр Беломестных кропил огромные блестящие кресты. Небесная вода щедро поливала священников, всех «благоустроителей и благоукрасителей» храма, настырно текла за шиворот прихожанам. Молебен под открытым небом шёл своим чередом, несмотря ни на что. Так мы освящали новенькие кресты Спасского храма, которые в ближайшие дни засияют над куполами. Значит, реставрация старейшей церкви Иркутска подходит к концу.

– Ага, мало вам дождя, сейчас я вас ещё покроплю, – говорит отец Александр и поворачивается к своей пастве, поливая её святой водой. Паства смеётся. Чего уж там, всё равно дождь постарался, всех промочил и освятил. Люди подходят к крестам, трогают их руками. А что, вот взмоют они над куполами, на недосягаемую высоту, а ты будешь ходить по земле и знать, что во-он тот крест трогал своими руками и даже оставил на нём отпечаток своего пальца. Сколько он там простоит, кто теперь знает? Изготовители уверяют, что это на века. Но официальную гарантию фирма даёт только на 25 лет. 

– Кресты чугунные, кованые, сделанные по старинным технологиям и покрытые сусальным золотом, – говорит генеральный директор «Иркутскметалдизайна» Валерий Кондратьев. – Самый большой крест весит 350 кг. На них одного только золота ушло на 500 тысяч рублей. 

– Сегодня мы с вами участвуем в историческом событии, – говорит «тост» священник Спасского храма Павел Телегин, поднимая вверх пластиковый стаканчик с чаем. – И самое главное, что оно объединяет людей, наполняет души радостью. 

После крестного хода и молебна мокрый народ собрался под крышей, где уже были накрыты столы с чаем и плюшками. Такое событие нужно отметить. Планировалось это делать на улице, прямо у стен храма, чтобы все прохожие слышали, как звонко поют певчие, как лихо играет гармонь в руках руководителя ансамбля «Ермаковы лебеди» Александра Михалёва. 

– А давайте так, без гармони споём, – предлагает отец Александр.

Александр Михалёв начинает, прихожане подхватывают. Спели и «Ягодиночку», и застольную. А потом самую любимую, про старца Амвросия, который учил «никого не осуждать, никому не досаждать, и всем – моё почтение». Вспомнили длинную историю храма и короткую историю нового прихода, которому от силы 5 лет. 

Спасская церковь – первое каменное здание Иркутска, единственное сохранившееся до наших дней сооружение Иркутского острога – была заложена в 1706 году. Она чудом уцелела во время страшного пожара 1879 года, уничтожившего весь центр Иркутска. Два дня и две ночи без перерыва горожане поливали водой деревянные перекрытия колокольни, предохраняя здание от огня. Но после Октябрьской революции храм разделил печальную участь многих культовых сооружений. В 1931 году он был закрыт, в «разоборудованной» церкви разместилось общежитие рабочих, возводивших на месте разрушенного Казанского кафедрального собора Дом Советов. Собственно, тогда никто не сомневался, что Спасская церковь разделит судьбу кафедрального собора. Её и в самом деле дважды собирались снести, и оба раза храм спасала человеческая самоотверженность. Первый раз академик Окладников написал письмо в Государственные центральные реставрационные мастерские. Оказалось, что в списке наркомата просвещения Спасская церковь числится как памятник. Снос отменили. 

Однако храм ветшал и без крестов и возглавий выглядел, мягко говоря, не слишком презентабельно. А тут ещё заговорили о возможном визите в СССР президента США Дуайта Эйзенхауэра. В ходе визита предполагалась его поездка на Байкал. Что тут началось! Срочно проложили первоклассную дорогу к Байкалу, построили гостевой дом… Но в самом центре города, прямо за зданием Дома Советов, стояли две церкви, Спасская и Богоявленская, почерневшие, обветшавшие, не соответствовавшие духу времени. В коридорах Дома Советов вновь заговорили о сносе «осколков старины». 

И снова храм устоял подвигом отдельных людей. Иркутяне – профессор пединститута Виктор Тюкавкин и директор художественного музея Алексей Фатьянов – отправили в Москву телеграмму с сообщением о готовящемся сносе. Чтобы решить спорную ситуацию, Москва прислала представителя Всесоюзного производственного научно-реставрационного комбината. Этим представителем стала Галина Геннадьевна Оранская. От неё ждали малости – всего лишь разрешения на снос. Но она вынесла совсем другой вердикт и потом всю оставшуюся жизнь работала в Иркутске и для Иркутска. 

Например, ей мы обязаны созданием музея «Тальцы», сохранностью многих памятников деревянного зодчества. До сих пор её имя специалисты – реставраторы и архитекторы – вспоминают с трепетом. Ну а президент США, как известно, всё-таки не приехал.

В 1960-х годах началась масштабная реконструкция Спасского храма, которая завершилась только в 1980 году. Храм был передан на баланс краеведческого музея, разместившего в нём один из своих филиалов. Музей «жил» в храме не один десяток лет, и только в 2006 году здание было возвращено Иркутской епархии. В тот год возобновление богослужений после 76-летнего перерыва чудесным образом совпало с 300-летним юбилеем храма. Так начался новый век в этих древних стенах. Некоторые прихожане ещё помнят первый молебен, который служили только что назначенный настоятелем отец Александр и отец Дионисий Садовников, который погиб два года назад в автомобильной катастрофе. 

Постепенно налаживалась богослужебная жизнь, создавалась община. Сразу после передачи епархии в здании были проведены обследовательские работы, которые показали, что фундамент храма снова находится в крайне неудовлетворительном состоянии. Новую масштабную реконструкцию было решено приурочить к 350-летию Иркутска. 

– Сегодня работы находятся на завершающей стадии, – говорит руководитель областной Службы по охране объектов культурного наследия Виталий Барышников. – К 1 сентября будет закончена наружная отделка и кровля, причём она будет зелёного цвета. Это несколько необычно, потому что иркутяне привыкли видеть на наших храмах золотые купола. На этот раз мы решили не отступать от исторической традиции и восстановить внешний облик храма таким, каким он был в середине 19 века. 

Установке крестов в воскресенье помешал не столько дождь, сколько сильный ветер. Их начнут устанавливать в ближайшие дни. Далее на очереди кровля. Постепенно начали убирать леса, от них уже освободили алтарную часть. Завершается реконструкция живописи. По словам Виталия Барышникова, большое панно будет завершено на следующей неделе. А малые панно уже отреставрированы, просто их не видно из-за лесов. Роспись сверху покрыта специальным составом, который, с одной стороны, дышит, а с другой – не пропускает влагу. Так что теперь они должны простоять долго. 

От архитекторов я даже слышала красивую легенду о том, что в советское время было велено настенные росписи уничтожить. Но у рабочих не поднялась рука и они их просто закрасили. Скорее всего, это только легенда. Но в любом случае здорово, что роспись сохранилась и теперь украшает храм, превратившись в его уникальную особенность. По крайней мере, за Уралом ничего подобного нет. 

За ближайшие две недели строители обещают убрать мусор, отсыпать вокруг храма песчано-гравийную подушку и уложить плитку. 

– Завершается работа по установке подсветки храма, – говорит Виталий Барышников. – Будут подсвечены все оконные проёмы, колокольня. Светильники будут установлены и у фундамента храма. Световые опоры будут стоять там, где проходили археологические работы. Останки, найденные на церковном погосте, планируется захоронить в специальной крипте. Её пока не видно, но за алтарной частью уже сделан бетонный склеп. Сверху будет стоять красивая беседка с кованой сенью и памятный знак. 

Однако внутри работа не закончена. Возможно, в будущем потребуется реконструкция колокольни, но пока об этом речь не идёт. Изначально реставрационные работы оценивались в сто миллионов рублей. На сегодняшний день из средств областного бюджета было выделено 55 миллионов, из них 30 в прошлом году и 25 – в нынешнем. Первым делом на эти деньги были проведены самые важные работы по укреплению фундаментов, в том числе реставрация фундамента колокольни. Он представлял собой траншею, засыпанную известью и битым кирпичом. По углам колокольни были сооружены клети из толстых лиственничных брёвен, также засыпанные известью и битым кирпичом. Вот на этом и стояло огромное каменное здание. Специалисты поначалу пришли в замешательство и долго думали, как этот «фундамент» укреплять. «Вы всё чудес каких-то ищете, а вот оно – самое настоящее чудо: наша колокольня 250 лет без фундамента стояла», – определил это положение отец Александр. 

– Наша задача сейчас завершить работы первоочередной важности, сохранить храм от атмосферной влаги, – говорит Виталий Барышников. – На этом работы не закончатся. Часть работ по внутреннему благоустройству взял на себя приход. Например, проводку нового электрического кабеля, устройство тёплого пола. Задействованы спонсорские средства. Я думаю, мы не оставим храм и при составлении бюджета будущего года. 

Но уже сейчас этот храм является жемчужиной Иркутска. Да он и всегда ею был. Шла зима, когда храм только-только открылся для богослужений, и стены внутри были почти совсем без икон, и снаружи он стоял весь поблёкший, в трещинах и грязевых подтёках. Мы вышли с подругой со службы, она скептически осмотрела здание и сказала, что первый храм Иркутска мог бы выглядеть и более презентабельно. Помню, как искренне я удивилась её словам: 

– Ты что, не видишь? Он самый красивый. 

Наверняка иркутяне, которые сберегли храм от пожара и разрушения, думали точно так же. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector