издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Последний день рождения

К 19 годам колонии строгого режима приговорён за тройное убийство, совершённое с особой жестокостью, житель посёлка Кропоткин Бодайбинского района Максим Нелюбин. Иркутский областной суд признал 30-летнего безработного виновным в умышленном причинении смерти родственникам своей сожительницы: её дочки, бабушки и брата. Всех троих он изрубил топором на глазах несчастной женщины.

Маленькая Маша была убита в день своего рождения: ей исполнилось шесть лет. Собственно, это событие и стало поводом для застолья. Именины девочки отмечали в квартире бабушки. Когда приглашённые «на день варенья» гости разошлись по домам, подвыпившие родственники начали выяснять отношения между собой. Максим Нелюбин, с которым Валентина последние три года жила в гражданском браке, не нравился её бабушке и брату – они этого не скрывали. Семейный скандал закончился тем, что Валентина выгнала в час ночи Максима из квартиры, заявив, что разрывает с ним супружеские отношения. Молодые даже поделили имущество: оскорблённый Нелюбин забрал ноутбук и сарафан, который когда-то сам подарил любимой женщине. 

А через пару часов, проведённых за бутылкой в раздумьях о жизни в доме своей матери, он вернулся к семье, которая его изгнала. Решил, что последнее слово должно остаться за ним. Во дворе Нелюбин подобрал топор и, разбив окно, залез в квартиру. Было три часа ночи, утомлённые гулянкой хозяева от шума не проснулись. Первой жертвой мстителя стала бабушка, отдыхавшая на диване в зале. Максим ударил пожилую женщину топором по голове и оставил умирать, а сам поднялся на второй этаж, где располагалась детская комната. Именинница крепко спала в обнимку со своей мамой. Убийца дёрнул Валентину за руку и скинул её с кровати вместе с ребёнком. Как позже показала судмед-экспертиза, он нанёс девочке не менее пяти ударов лезвием топора по голове, шее и груди, отчего она тут же скончалась. Поражённая мать ничем не смогла помочь дочке.  

На следствии Валентина рассказала, что, придя в себя, она кинулась в комнату бабушки, пытаясь её разбудить, чтобы вместе как-то остановить сожителя. Но та не просыпалась, а только хрипела. Максим попросил оставить мёртвую в покое и отправился на поиски своего главного обидчика – Николая, брата Валентины. Она побежала следом и пыталась удержать мужа. Но он оттолкнул женщину и заставил её стать зрителем ещё одной кровавой драмы. Николай в тот день сильно перепил на именинах племянницы, он, скорее всего, принял смерть во сне, не успев даже испугаться. Зато Валентина хлебнула ужаса полной мерой. На голову её брата, как показала позднее экспертиза, обрушилось не менее трёх ударов топором. Чтобы не промахнуться, Максим перед убийством специально стянул с жертвы одеяло.         

После этого Валентине пришлось оставить истекающих кровью родных и отправиться вместе с убийцей в дом его матери. Он заставил жену нести орудие преступления, отмывать его от крови в луже. А потом она вынуждена была составить мужу компанию, пока он пил на кухне водку. Только когда Максим, уморившись, наконец, заснул, женщина смогла выйти из дома и попросить соседей вызвать милицию.

Отделения милиции в посёлке Кропоткин не имелось. Функции стражей порядка пришлось исполнять охранникам ЗАО «Светлый», а изолятором временного содержания для подозреваемого в убийствах стала сторожка на базе прииска. Один из «стражников по совместительству», кстати, жил за стенкой квартиры, в которой произошла трагедия. Он слышал, что ночью соседи ругались, у них была драка, но не стал вмешиваться. «В это время по телевизору шёл футбол и не хотелось отвлекаться», – пояснил он на допросе.    

На предварительном следствии Максим Нелюбин давал противоречивые показания. То признавался в совершении тройного убийства, то обвинял в преступлениях сожительницу. Валентина не дожила до суда. Похоронив родных, она дала свидетельские показания против супруга. В том числе на очной ставке и следственном эксперименте, где обвиняемый на манекенах показывал, как именно рубил топором головы ребёнка, старушки и молодого мужчины. А вскоре после этого Валентина погибла, задохнувшись угарным газом. Её смерть признали несчастным случаем, но это очень смахивало на самоубийство. 

По словам государственного обвинителя, сотрудницы областной прокуратуры Татьяны Степановой, на суде Нелюбин, загубивший, по сути, жизни четверых человек, в том числе ребёнка, пытался найти собственным злодействам моральные оправдания. Якобы бабушку он лишил жизни по недоразумению: хотел прикончить Николая, с которым накануне подрался, но в темноте не разглядел, кто спит на диване. А маленькую Машу будто бы принял за любовника Валентины. И когда напал на неё с топором, был уверен, что расправляется с соперником. По словам подсудимого, он при этом «находился в сильном душевном волнении, так как ни в чём не был виноват и ошалел от того, что сделал». 

Суд добросовестно проверил все озвученные версии. Ни одна из них не подтвердилась. Как показали экспертизы, меньше всего преступник глумился над бабушкой: ей достался лишь один удар топором по голове. Правда, такой силы, что пожилая женщина умерла в ту же ночь в реанимационном отделении районной больницы, куда её доставила «скорая». Зато малышку и Николая убийца буквально искромсал топором – такое усердие можно объяснить лишь присутствием при этих сценах зрителя. Убийца куражился, ему явно хотелось причинить жене особые, невыносимые страдания.

Суд признал Максима Нелюбина вменяемым, способным осознавать свои действия и руководить ими. При этом стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза обнаружила у него признаки органического расстройства личности. Психическая аномалия подсудимого объясняется, видимо, прежде всего наследственностью (алкоголизмом родителей). Она рано проявилась в виде затруднений при обучении в школе, нарушений в поведении (их приходилось лечить в психиатрическом стационаре), злоупотребления алкоголем. 

Случай, можно сказать, вполне типичный. Судебная статистика свидетельствует: из общего числа осуждённых за убийства, совершённые с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ), более 80 процентов имеют различные дефекты психики. Причём среди злодеев совсем немного умственно отсталых или страдающих такими тяжёлыми заболеваниями головного мозга, как шизофрения, эпилепсия и прочие. Большая часть убийц обнаруживает признаки либо хронического алкоголизма (24,5%), либо обычной психопатии: эмоционально-волевую неустойчивость, слабый самоконтроль и низкую социальную адаптацию (32,5%). 

Но подобные отклонения психики имеются у значительной части жителей российских городов и весей, особенно глубинки. И это вовсе не значит, что все эти люди обречены природой стать злодеями. Биологический фактор риска способен нивелироваться социальной профилактикой: работой с неблагополучными семьями, трудными детьми, борьбой с пьянством и прочими хорошо известными сотрудникам органов правопорядка и соцзащиты превентивными мерами. Однако жители далёкого северного посёлка, как и многих других населённых пунктов региона, объектами подобной заботы становятся, мягко говоря, не часто. Участковые сотрудники полиции обслуживают, например, по нескольку сёл, прилично удалённых друг от друга. А распитие спиртного и мордобой с причинением вреда здоровью стали настолько привычными, что очевидцы не считают нужным даже отвлекаться от телевизора – предпочитают сделать звук погромче, чтобы заглушить крики жертв. 

Преступление, которое инкриминируется Максиму Нелюбину (ст. 105, ч. 2, п. «а», «в», «д»), подпадает сразу под три квалифицирующих признака, усиливающих ответственность: убийство двух или более лиц; умышленное причинение смерти лицу, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии; особая жестокость при совершении этих деяний. Максимальное наказание по этой статье УК – пожизненное лишние свободы. Однако, несмотря на тяжесть и общественную опасность преступления, отрицательные характеристики личности виновного, жуткие обстоятельства, при которых ребёнка кромсают топором на глазах матери, Нелюбин не получил «вышку». Смягчающими обстоятельствами для нелюдя стали явка с повинной, признание своей вины и заявление о раскаянии, от которых он в ходе судебного процесса не раз отказывался. 

Нетрудно понять, почему половина стран мира сохранила смертную казнь для таких вот  исключительных злодеев. До сих пор их расстреливают в Китае, сажают на электрический стул в США, вешают в Египте, побивают камнями в Афганистане, умертвляют инъекцией в Гватемале и отсекают им головы в Саудовской Аравии. Я вовсе не сторонник подобных чрезвычайных мер. Но становится всё же не по себе, как подумаешь, что убийца, который столь ужасным способом свёл в могилу четверых, при хорошем поведении в колонии (с учётом времени, проведённого под стражей в СИЗО) сможет освободиться условно-досрочно уже через 11 лет.   

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector