издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мимо кассы

Иркутская область проигрывает Бурятии в борьбе за федеральные деньги на охрану Байкала

Регион направил 35 проектов на включение в федеральную целевую программу (ФЦП) «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы». Общая стоимость работ – около 3,45 млрд. рублей. Утверждение ФЦП ожидается в сентябре. Между тем Бурятия, тоже участвующая в программе, пошла на опережение и уже разыграла заказ на сумму 500 млн. рублей по рекультивации отходов бывшего Джидинского вольфрамо-молибденового комбината. Иркутская область пока заявила лишь об инвентаризации отходов Байкальского ЦБК на 52 млн. рублей: итоги тендера планируется подвести только в конце сентября.

Концепцию ФЦП по охране Байкала правительство РФ утвердило  20 июля, почти на год позже озвученных ранее сроков. В обосновании программы сказано, что за пять лет – с 2003 по 2008 год – объём выбросов в атмосферу  Байкальской природной территории увеличился в 1,31 раза (до 520 тыс. тонн), а в акваторию – в 1,49 раза (до 527 тыс. тонн).  Основная нагрузка приходится на Иркутскую область, где выбросы в 2008 году составили 391,5 тыс. тонн.  По замыслу  разработчиков,  к концу исполнения программы – 2020 году – сброс загрязнённых сточных вод в акваторию Байкала  должен сократиться вполовину, а уровень накопленных отходов –  на 80% (их планируется перерабатывать или размещать на оборудованных полигонах). В результате не менее 80% территории, подвергшейся высокому и экстремально высокому загрязнению, будет восстановлено, обещает документ. 

За восемь лет работы ФЦП планируется потратить 57,8 млрд. рублей (из них 48,5 млрд. рублей из федерального бюджета).  Был и второй вариант программы, который предусматривал 112,2 млрд. рублей, в том числе 99 млрд. рублей за счёт средств федерального центра. Однако, сказано в концепции, существует риск того, что у Иркутской области, Бурятии и Забайкалья может возникнуть «недостаток средств для софинансирования». В итоге власти остановились на более скромной версии ФЦП, по которой бюджеты регионов должны будут выделить 6,8 млрд. рублей. На внебюджетные источники приходится лишь 2,5 млрд. рублей. 

Несмотря на то, что сама программа по охране Байкала ещё не утверждена, схема её финансирования уже вызвала недовольство у научного сообщества. «Из 48,5 млрд. рублей на весь исследовательский блок выделяется около 572 миллионов. Сказать, что это мало, значит ничего не сказать», – отметил председатель президиума ИНЦ СО РАН Игорь Бычков. По его мнению, финансирование научно-исследовательской компоненты должно быть существенно  выше и составлять минимум 15% от бюджета ФЦП.  «Для сравнения: в строительстве стоимость проектной документации закладывается в среднем как 10% от всей сметы на объект.  А здесь всё-таки федеральная целевая программа! – возмутился Бычков. –  Странно и распределение этих средств по ближайшим годам: на будущий – 9 миллионов, на 2013 – 8, а на 2014 год – сразу 236! А потом идут опять меньшие суммы. Это совершенно непонятно».  Он добавил, что концепция ФЦП по Байкалу разрабатывалась с минимальным учётом пожеланий Иркутского и Бурятского научных центров СО РАН, Сибирского отделения и РАН в целом.  «А ведь именно научные центры и организации должны выявить, что является наиболее критичным [для экологии Байкальской территории], требует вмешательства и коррекции в первую очередь», – заключил Бычков. 

Начать финансировать ФЦП планируется лишь с 2012 года: ожидается, что к тому времени регионы внесут все свои предложения по конкретным проектам. В каких пропорциях будут разделены средства программы, пока неясно. Как сообщил заместитель министра природных ресурсов и экологии Иркутской области Владимир Скляров, власти уже подали заявки на 35 мероприятий на общую сумму 3,45 млрд. рублей.  Хотя, отметил зампред регионального правительства Виктор Нечаев,  «Иркутская область претендует на более серьёзные суммы из ФЦП, работа над формированием дополнительных заявок ведётся в настоящее время».  В пресс-службе «Серого дома»  добавили, что на деньги ФЦП планируется построить полигоны для захоронения твёрдых бытовых отходов в Слюдянском, Ольхонском, Иркутском районах, отремонтировать причалы на побережье Байкала, создать пункты приёма сточных вод, канализационно-очистные системы. Кроме того, предполагается реконструировать системы теплоснабжения, ликвидировать и утилизировать отходы, накопленные в результате деятельности БЦБК. 

Какая доля средств достанется соседям Иркутской области –  Бурятии и Забайкальскому краю, –  в «Сером доме» не сообщают.  В правительстве Бурятии «Конкуренту» также не смогли уточнить, на какую сумму намерена претендовать республика. Однако, в отличие от Иркутской области, Бурятия уже разыграла первый тендер на выполнение работ по проблеме, описанной в концепции ФЦП, – ликвидации накопленных отходов бывшего Джидинского вольфрамо-молибденового комбината. Согласно документации конкурса, его итоги Минприроды РФ должно было подвести в июне. Стоимость работ составит чуть более 500 млн. рублей. Иркутская область между тем заявила пока лишь о проекте по инвентаризации отходов Байкальского ЦБК. Стоимость работ в десять раз ниже, чем по бурятской территории, – 52 млн. рублей. Приём заявок заканчивается 5 сентября, на их рассмотрение отводится ещё почти три недели. 

Источники «Конкурента» не берутся делать официальных предположений относительно причин нерасторопности Иркутской области в вопросе получения федеральных средств на охрану Байкала, предпочитая комментировать эту тему анонимно. «Мы изначально проигрывали Бурятии по набору предложений в  ФЦП, но всё время пытались догнать её в вопросе формирования программы. Это дублирует ситуацию, сложившуюся при создании ОЭЗ рекреационного типа, – полагает источник в областном парламенте. –  Нам, безусловно, требуется кардинальное усиление проектов и их агрессивное лоббирование на федеральном уровне, поскольку такие программы составляются, как правило, не на реальных потребностях, а на основе амбиций региональных властей». 

Другой собеседник «Конкурента», знакомый с ситуацией, подтвердил, что преимущественным положением Бурятия во многом обязана «активной работе с Минприроды». «Лбов [заместитель министра природных ресурсов Бурятии] просто жил там [в Минприроды РФ], да и Наговицын лично ездил. А наши никак не могли найти объекты, на которые есть документация», – отметил источник. Впрочем, признаёт он, винить только региональное правительство несправедливо: в концепции ФЦП сначала фигурировал лишь БЦБК, а потом федералы включили туда и все остальные места складирования отходов на территории Байкальской природной территории (сюда входит даже Черемхово), а это значит, что работы по подготовке заявок в ФЦП существенно прибавилось, что и могло сказаться на сроках.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector