издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Гид по иероглифам

Иркутский путешественник и писатель Эраст Бутаков, за плечами которого переход вокруг Байкала за 73 дня и восемь написанных книг, решил попробовать себя в новом качестве. Летом свет увидел «Частный учебник китайской письменности». И здесь писатель, пишущий с налётом хулиганства, остался верен себе. Двухкилограммовый 500-страничный труд, как обещает автор, заставит читателя «кой от чего возмутиться, но равнодушным не останется никто». Так и получилось.

Китайский букварь 

«Эта книга – букварь для тех, кто хочет сделать первый шаг», – говорит Эрик Бутаков об учебнике. Впервые желание заняться китайским языком появилось у него в 1991 году, когда между двумя странами открылись границы, а в Благовещенске появился пункт меновой торговли. «Был огромный цех, где людей на время замыкали. Там советские граждане раскладывали шинели, сапоги, а китайцы – модный в те годы у нас «Адидас», – вспомнил наш собеседник. – Мы поехали в Благовещенск с другом, но я в этот цех не попал – входной билет был дорогим. Поэтому я шарахался вокруг и купил русско-китайский разговорник. Он имел прикладное значение для торговцев, большая часть слов обозначала предметы мены – галстук, ботинки и так далее. Тогда у меня и появилась мысль сделать настоящий, чтобы можно было общаться». 

Второй раз серьёзно задуматься о книге по китайской письменности заставил случай: «Рядом с нами строят многоэтажный дом. Однажды я проходил мимо и увидел китайца, читающего газету. Видимо, это была страница с анекдотами, потому что он громко смеялся. Я попросил разрешения посмотреть, глянул, а там одни иероглифы. Тогда подумал: почему он, человек не самого большого образования, раз приехал сюда гастарбайтером, понимает и умудряется читать, а я – со своими высшими образованиями – не понимаю?» 

В апреле прошлого года Бутаков открыл чистую страницу в «Ворде», а уже к Новому году частный учебник был готов. «Стоял вопрос, как издать книгу. Я сразу решил: будем стараться сделать по максимуму. Выпустить в чёрно-белом варианте на неважной бумаге и «запихать» её под мягкую обложку мы всегда успеем. Но всё срослось, в конце книги есть слова благодарности и фотографии тех, благодаря кому мой двухкилограммовый труд увидел свет в том виде, как я планировал, – вспоминает наш собеседник и добавляет: – Сейчас я дошёл до той стадии, когда писателю не нужно думать, как издать свою книгу».

Круги превращаются в квадраты 

«Себя я называю современным
сибирским писателем и гну эту линию», – сказал Эраст Бутаков

Каждый из 214 иероглифов, включая три варианта его написания, выведен автором лично. Чтобы самому научиться искусству каллиграфии, Эрик купил четыре «золотых» предмета – тушницу, тушь, кисть и бумагу. «Долго искал их в Иркутске, но безуспешно. Найти всё это нам удалось только в Израиле, – вспоминает он. – Я неплохо рисовал когда-то и думал, что иероглифы – это легко. Оказалось, что мягчайшее давление кисти всё меняет, и первые «буквы» были ни на что не похожи». 

Работая над книгой, Эраст Бутаков изучил легенды о возникновении китайской письменности и иероглифов. «В Китае было много диалектов и наречий, часто одна деревня не понимала другую. Такая же ситуация была и с письмом. В один прекрасный день император, который часто не мог понять, что хотят от него в своих посланиях «ходоки», сказал: «Разговаривайте как хотите, но писать должны все одинаково». Тогда он вызвал учёных мужей и сказал: «Дайте минимум иероглифов». Так появилась таблица из 214 знаков, которые называют радикалами, – рассказал писатель. – Есть версия о том, почему нет круглых иероглифов. Я не знаю, насколько она правдива, но то, что очень красива, – бесспорно. Учёные сначала изобразили круглые иероглифы на шёлке, они очень спешили к императору, поэтому краска не успела высохнуть и потекла. В итоге все круги превратились в квадраты». 

Не нравится – не читайте 

Частный учебник позволяет получить минимальное количество информации, чтобы не бояться китайского языка, утверждает автор. Принцип действия основан на ассоциативных связях. Например, иероглиф «человек» напоминает мужчину, стоящего на широко расставленных ногах; иероглиф «верх» – верхушку буддийского храма или шапочку с помпоном, а «чёрный» – вылитая кукла на паучьих ногах из «Ночного дозора».  

Автор пошёл дальше Мирзакарима Норбекова, утверждающего в своих лекциях, что лучшего всего запоминается пошлое, и снабдил книгу эротическими картинками. «Каждый иероглиф должен нести информацию, которая оставляет после себя эмоцию – приятную, позитивную, негативную, жёсткую, – утверждает он. – Некоторые говорят, что в учебнике слишком много эротики. Я парирую: наверное, поэтому у них такая численность населения. А если не хочется, то не стоит и читать. Кстати, на обложке, если приглядеться, можно прочесть: «Неженатым детям до 18 лет не открывать (трогать можно)». 

Вторым поводом для критики стало то, что в главе, посвящённой иероглифу «гора», автор оставил фотографии альпинистов, которые погибли на Эвересте. «Зато теперь я уверен: этот иероглиф никто не забудет. Вообще, больше положительных откликов потому, что книгу я в основном раздал друзьям», – сказал Эраст Бутаков. 

Сейчас большая часть тиража «Частного учебника современной китайской письменности» стопками сложена в квартире писателя на бульваре Постышева. Около 50 экземпляров уже роздано друзьям и знакомым. 20 книг выставлено на продажу в «Продалите», 20 экземпляров попросили нумизматы, постоянно собирающиеся рядом с музеем истории Иркутска, четыре экземпляра – владельцы одного из антикварных отделов в магазине «1000 мелочей». 

«Причём я попросил не платить мне за книги, а дать возможность выбрать из коллекций значков, банкнот и бонн то, что мне нравится, – рассказал страстный коллекционер Бутаков. – Например, вот эта банкнота стоит 3 тысячи рублей, сам бы я за неё никогда столько не заплатил, а поменяться – пожалуйста». Автор отметил, что книги продаются не ради получения денег, а из принципа, что они в продаже побывали. «Иначе какие же они книги? Именно по этой причине всего двадцать (или чуть больше) штук из каждого тиража появляется на книжных полках», – рассказал наш собеседник.

Книга на 70–80% иллюстрирована личными фотографиями Бутакова: «Использовал фото из старых архивов, потом сам стал специально фотографировать. Монголия, Алтай, иероглифы, написанные на камнях, тоже подошли. Порядка 25% картинок из Интернета, две фотографии взял без разрешения с сайта «Природа Байкала», но написал администраторам: «Взял пару фотографий, не помню чьих. Если кто найдёт их в книге, учебник за моей подписью – в подарок». 

Написано 9 книг, а издано 11 

В течение 10 лет Эраст создаёт книги совместно с дизайнером Екатериной Харьковой, их союз давно шагнул за рамки творческого. «Все мои книги, за исключением самой первой, мы делали вместе, – рассказал наш собеседник. – Екатерина даже уволилась с работы, чтобы полностью посвятить себя этой деятельности. Появление частного учебника и то, что он работает, – большая заслуга Кати, которая отвечала за «визуальное» содержание». 

На вопрос, существует ли конкуренция между иркутскими писателями, наш собеседник ответил отрицательно: «Вчера Миша Денискин звонил, поздравлял, дня три назад – Сергей Волков. Не скажу, что у нас дружба, но мы общаемся, дарим друг другу книги. У нас разные темы и направления. Денискин «поймал» самолётную тему, Сергей Волков специализируется на краеведении и туризме. Себя я называю современным сибирским писателем и гну эту линию». 

Сейчас в общей сложности у Эраста Бутакова написано 9 книг, а издано 11. 

– Книгу, посвящённую студенческим строительным отрядам, «ССО» издали повторно из-за опечатки, на обложке в слове СССР была пропущена буква Р. Кстати, именно первый тираж книги с опечаткой пользуется особой популярностью у моих друзей. «11» предложил переиздать один из медиадеятелей. Ему понравилась книга, он предложил её «причесать» – убрать все маты и одну главу, пообещал, что именно в таком виде книгу ждёт успех, а меня – слава,  – рассказал Эрик Бутаков. – Переиздали, я раздал несколько экземпляров друзьям, они сказали: «Что это такое ты принёс?» В итоге книга не «выстрелила», как он рассчитывал, а я не стал знаменитым. Зато теперь не слушаю тех, кто называет себя профессионалом. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector