издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лица иркутской национальности

Альбом «Лица первых иркутян» вышел в свет в Иркутске. Это совместная работа археологов кафедры археологии, этнологии, истории древнего мира исторического факультета ИГУ и специалистов Института этнологии и антропологии РАН. Были отобраны 50 хорошо сохранившихся черепов с погоста Спасского храма и Владимирского некрополя в Иркутске. Два года московские учёные трудились над реконструкцией по методике Михаила Герасимова. И вот 50 портретов готовы. На 80 страницах альбома – самые разные лица. Кто-то из них – типичный выходец с Русского Севера, кто-то – метис с монголоидными чертами. А кто-то – стопроцентный монголоид, похороненный, правда, по православному обычаю.

Идея выпустить альбом с лицами первых жителей Иркутска появилась у старшего научного сотрудника кафедры археологии, этнологии, истории древнего мира исторического факультета ИГУ Натальи Бердниковой практически сразу после того, как в 2008 году было закончено вскрытие некрополя у Спасской церкви (на храме с 2007 года шла реставрация, археологи вели спасательные работы). Позже, в 2009-м, были спасательные работы на Владимирском приходском кладбище, а в 2010-м – на некрополе у Крестовоздвиженской церкви. Исследователи обнаружили у Спасской церкви в общей сложности 379 захоронений, верхнюю границу определили чётко – 60 – 70-е годы 18 века, нижнюю определить трудно – возможно, в некрополе есть и похороненные в конце 17 века. «Я, если честно, сначала скептически отнёсся именно к возможности реконструкции, так как это стоило больших денег, – рассказывает аспирант кафедры археологии, этнологии, истории древнего мира ИГУ Иван Бердников. – Но слава богу, что мы дружим с московскими антропологами». Все портретные реконструкции в альбоме сделал младший научный сотрудник отдела физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН (ИЭА РАН) Равиль Галеев. Работал он над реконструкцией два года. 

Учёный приезжал в Иркутск, делал краниометрию (измерение параметров черепов), фотографировал, после чего все материалы увёз в Москву и там по методике известного антрополога, археолога Михаила Герасимова восстанавливал лица по черепам. Герасимов разработал эту методику ещё в первой половине 20 века. Он доказал, что мягкие ткани, формирующие человеческое лицо, всегда имеют определённую связь с костями черепа. По этим особенностям черепа можно восстановить пусть не точные черты лица, но сильно приближенные к действительности. Форму носа, губ, подбородка. Сам Герасимов начинал работать с черепами ещё в анатомическом музее при Иркутском университете, измеряя толщину мускульного покрова при помощи закопчённой иглы. И даже форма и длина носового хряща на его скульптурах не случайны. Михаил Герасимов воссоздал облик Ярослава Мудрого, Ивана Грозного, Тамерлана, мальчика-неандертальца из пещеры Ташик-Таш. Доказал, что Андрей Боголюбский имел монголоидные черты. «Когда Михаила Михайловича спрашивали, как он может с первого взгляда отличить мужской череп от женского, он отвечал, что это очевидно, и, поясняя, добавлял: «Женский всегда красивее…». Методика Михаила Герасимова отрабатывалась антропологами в течение многих лет. Среди самых известных учеников Герасимова –  Галина Лебединская и Сергей Никитин. Никитин, к примеру, воссоздал лица царской семьи и семь лет работал над лицом Андрея Рублёва. За основу были взяты костные останки 15 века, найденные в Спасском соборе Андронникова монастыря и идентифицированные как останки Рублёва. 

Лица первых иркутян в скульптуре воссоздавать не стали – слишком дорогое это мероприятие. Графическая реконструкция одного лица на обычной бумаге стоит около 3-4 тысяч рублей. В альбоме 50 таких портретов: в профиль и анфас, с головными уборами, мужчины и женщины. Часть воссозданных лиц имеют монголоидные черты, выраженные в большей или меньшей степени. «Метисация, как выяснили антропологи, определённо была, – рассказывает Иван Бердников. – Русские не замыкались в своей среде, возможно, брали жён из местного населения. На самом деле это было нормально, когда у русского человека была жена монголоидного облика. В альбоме есть портрет человека, мужчины, ярко выраженного монголоида. Это захоронение было обнаружено во Владимирском некрополе, возраст – начало – середина 18 века. Человек лежал среди русских захоронений, погребён по русскому обычаю. Он был крещёный православный». 

У Спасской церкви были найдены несколько уборов, расшитых золотой нитью, украшенных кружевами. Видимо, они потому и сохранились так хорошо, что нить шла и в самом материале, и в окантовках, лентах, которые их украшали. У молодых девушек находили фрагменты кружевных лент с металлической нитью. Археологи говорят, что по погребениям трудно определить, какого сословия были эти люди. «Мы точно можем сказать, где похоронены более богатые люди, а где более бедные, – поясняет Иван Бердников. – Практически все эти люди – пришлые. Почему мы их называем первыми иркутянами? Это те, кто пришёл в Иркутск, первые поколения, которые здесь жили, строили острог. Коренных иркутян ещё не было, эта категория только складывалась. Очень много людей сюда, в Иркутск, приходило с Русского Севера. По данным переписи конца 17 – начала 18 века, шли сюда из Архангельска, Великого Устюга, Сольвычегодска, Тобольска и ещё нескольких сибирских городов. Но в основном, конечно, с Русского Севера. Шёл народ разнообразнейший: казаки, купцы, крестьяне. Приходили люди вольные. Наверное, за ещё большей волей шли. Возможно, среди них были и беглые».  

В книге помимо портретов даётся краткий исторический очерк об Иркутском остроге и Спасской церкви. Большой раздел посвящён нескольким годам археологических раскопок на территории храма с фотографиями находок и самих раскопок. Над проектом помимо Натальи Бердниковой, Ивана Бердникова и Равиля Галеева работали иркутский археолог Наталья Батракова, научный сотрудник ИЭА РАН, антрополог Наталья Харламова, сделавшая первичный анализ останков в Иркутске в 2008 году. Помогала в работе и кандидат исторических наук Маргарита Михайловна Герасимова, дочь Михаила Герасимова.

 

Иван Бердников признался: до последнего археологи опасались, что денег на проект так и не найдут. «Портреты были готовы, оставалось только собрать текст, а денег всё нет и нет», – вспоминает он. Лишь в конце июня стало ясно: альбом издадут. Часть средств на проект кафедра археологии изыскала сама, часть дала администрация Иркутска. Поддержку оказали Иркутское областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и издательство, где вышел альбом.

Археологи уже думают над продолжением проекта. Ведь многое из того, что связано непосредственно с археологическими работами на Спасском храме, в альбом не вошло. При раскопках на некрополе у Спасской церкви были обнаружены 234 нательных креста, на Владимирском погосте – 31, на Крестовоздвиженском – 160. Медные, бронзовые, оловянные, с эмалью и без. Всего не менее 8-9 основных типов крестов. Археологам даже удалось обнаружить деревянный крест, что само по себе удивительно, ведь такие кресты долго не сохраняются. В альбоме о ставрографической коллекции из-за недостатка места рассказано немного. Да и вообще это тема для отдельной монографии. Вероятно, монография выйдет и по фрагментам одежды, головным уборам первых иркутян. «Там есть интереснейшие вещи: и кружева, и золотое шитьё», – говорит археолог. А пока существует только альбом с лицами. Тираж издания – 2 тысячи экземпляров, и уже на следующей неделе книга появится в иркутских магазинах. Цена пока неизвестна, но она не должна превысить семьсот рублей. А вот останки первых иркутян со Спасского, Крестовоздвиженского и Владимирского некрополей будут перезахоронены в крипте у Спасской церкви в конце сентября. Камеру с останками в основании крипты полностью закрывать не будут, поскольку археологические работы в центре Иркутска наверняка продолжатся и вновь найденные останки тоже должны быть захоронены по православному обычаю. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector