издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Полоса с препятствиями

Предприниматель строит дом на пути воздушных судов аэропорта «Иркутск»

Жилая многоэтажка в створе взлётно-посадочной полосы иркутского аэродрома стала предметом судебных разбирательств. Её владелец, генеральный директор ООО «Норд-Вест» Владислав Гусев, возвёл четыре этажа вместо разрешённых двух. Уже при строительстве дом мешал самолётам выполнять взлёты и посадки в аэропорту «Иркутск». Однако длительный спор с надзорными службами, прокуратурой и аэродромом, которые требовали снести здание, завершился победой предпринимателя. Теперь ему разрешено увеличить высоту объекта ещё на два этажа – до 19 метров. А это, по мнению специалистов, напрямую может угрожать безопасности полётов.

Для российской авиации столица Восточной Сибири – одно из самых опасных мест в стране. Достаточно вспомнить статистику авиакатастроф: начиная с 1952 года в небе над Иркутском разбилось более 20 бортов. Особенно страшными были «жатвы» последних авиатрагедий. Когда в 2006 году погибли 125 пассажиров и членов экипажа аэробуса «Сибирь», который при взлёте пробил бетонный забор и врезался в гаражи, тогдашний председатель правительства России Михаил Фрадков заявил: «Это уже злой рок какой-то».  

Аэродром столицы Восточной Сибири после всех этих трагедий стали сравнивать с Бермудским треугольником. Учёные заговорили о природных факторах, вызывающих катастрофы при взлётах и посадках в Иркутске. Обнаружили и геопатогенные зоны, и подземные пустоты, и космические излучения, которые якобы тормозят реакцию пилотов и приводят к принятию ими неадекватных решений. 

Аэродромная история, которая происходит прямо сейчас, очень буднична и на загадки Бермудского треугольника никак не тянет. Она вершится в залах судебных заседаний на открытых процессах, где с соблюдением норм судопроизводства взвешиваются доказательства и оцениваются резоны каждой из спорящих сторон. А результатом такого правосудия стал многоэтажный жилой дом, возникший прямо в створе взлётно-посадочной полосы аэродрома на пути воздушных судов – его адрес: Иркутск, улица Можайского. Строительство объекта продолжается, ему дозволено расти вверх до 19 метров – на высоту 6-этажного дома. Риск полётов над столицей Приангарья значительно увеличился – и слепой рок тут совсем ни при чём.  

Началась эта история ещё  в 2009 году, когда аэропорт «Иркутск» уведомил уполномоченные авиационные и городские органы власти, что из-за строительства здания в границах полос воздушных подходов в приаэродромной территории выполнение полётов находится под угрозой. На пути самолётов оказалась установка подачи бетоносмеси «Швинг», из-за которой пришлось даже на какое-то время запретить взлёты и посадки. А при увеличении ветра, по мнению специалистов, могла возникнуть опасность закрытия иркутского аэропорта и отправки всех воздушных судов на запасные аэродромы. Когда сотрудники прокуратуры Октябрьского района совместно с представителем Службы государственного жилищного контроля и стройнадзора Иркутской области проверили дом по улице Можайского, они увидели монолитный железобетонный каркас из трёх этажей. Выполнялась опалубка под колонны четвёртого этажа.  

Выяснилось, что участок, на котором строится здание, мешающее самолётам, принадлежит на праве собственности предпринимателю Владиславу Гусеву (генеральный директор строительной компании ООО «Норд-Вест»). Оказывается, строительство начато им после согласования с ФГУП «Аэропорт «Иркутск», как и требует Воздушный кодекс РФ. Но только в протоколе согласования, утверждённом генеральным директором ФГУП Константином Былининым, речь идёт об административном здании высотой не более 10,4 метра, что соответствует двум этажам. 

Как же двухэтажный дом превратился в четырёхэтажный? Почему административное здание стало вдруг жилым? Откуда вместо разрешённых 10,4 метра взялись 19? Клубок этих загадок распутывали прокуратура и Госстройнадзор. Оказывается, на основании протокола согласования аэропортом возведения на улице Можайского административного здания комитет по градо-строительной политике администрации Иркутска выдал Гусеву разрешение на двухэтажный же дом, но уже жилой (индивидуальный). Запросить документы у распорядителя стратегическим объектом – ФГУП «Аэропорт «Иркутск» – администрация города не позаботилась. Это была первая маленькая победа Гусева над теми, кого волнует безопасность полётов в небе над Иркутском. 

В 2010 году ситуация продолжала накаляться. От командиров воздушных судов, заходящих на посадку, участились жалобы на помехи при движении. Филиал «Аэронавигация Восточной Сибири», отвечающий за безопасность движения судов на воздушных трассах, обратился за помощью в прокуратуру Иркутской области. Прокурорская проверка обнаружила на земельном участке Гусева уже близившееся к завершению строительство. На пути самолётов при взлёте и посадке вырос 4-этажный жилой дом высотой 14,7 метра, что на 4,3 метра выше предельно допустимой отметки. 

На этот раз Владислава Гусева ждало поражение. Октябрьский районный суд 18 января 2011 года удовлетворил исковые требования прокурора Иркутской области о признании спорного объекта самовольной постройкой и его сносе. Кстати, в качестве третьих лиц в процессе участвовали ФГУП «Аэропорт «Иркутск», филиал «Аэронавигация Восточной Сибири», Служба государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области и Комитет по градостроительной политике администрации Иркутска. И все они дружно и однозначно поддержали заявленные требования прокурора. 

Аэропорт даже отозвал свой протокол согласования на строительство административного здания, лишив Гусева права на возведение любого объекта в том месте, где самолёты заходят на посадку. 

Но застройщик не сдался. Когда пришло время рассмотреть кассационную жалобу на решение районного суда, на свет появился дополнительный документ – заключение ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт аэронавигации». Московские эксперты оценили «влияние на безопасность полётов на аэродроме Иркутска индивидуального жилого дома по ул. Можайского» и сделали вывод: здание, построенное Владиславом Гусевым, никак не мешает небесным тихоходам. При этом столичные специалисты почему-то исходили из максимальной высоты дома в 10,8 метра, умудрившись не заметить четыре лишних метра, торчащие в небе над Иркутском.

Как пояснил руководитель Службы государственного жилищного контроля и стройнадзора Иркутской области Денис Воронов, в разрешении на строительство индивидуального дома, выданном Владиславу Гусеву, было оговорено, что здание должно быть двухэтажным, а его площадь составит 1131 кв. метр. Однако на деле оно оказалось четырёхэтажным, а его площадь – 3120 кв. метров. Филиал «Аэронавигация Восточной Сибири», инициировавший проверку, отказался от собственных претензий при вторичном рассмотрении дела в суде. Строитель засыпал два нижних этажа, соорудив что-то вроде кургана, сделал из них подвал и цоколь, в результате чего количество надземных этажей сократилось вдвое. Свою роль сыграла, видимо, и выданная Центром технической инвентаризации областного БТИ справка, согласно которой цокольный и технический этажи в общую надземную этажность здания по СНиПу не включаются. 

При повторном рассмотрении дела в районном суде голоса третьих лиц, прежде выступавших дружной командой ратующих за безопасное небо, разделились. Мало того, что филиал «Аэронавигация Восточной Сибири» поддержал позицию ведомственного НИИ, выдавшего оптимистичное заключение о безопасности строящегося объекта. Комитет по градостроительной политике администрации Иркутска пошёл ещё дальше: представил в суд распоряжение председателя внести в разрешение на строительство дома на приаэродромной территории «маленькую» поправку. Так 10,4 метра допустимой высоты строящегося здания были заменены на 19. 24 августа Октябрьский районный суд отказал в удовлетворении исковых требований прокурора области. А 29 сентября судебная коллегия по гражданским делам областного суда, рассмотрев дело по кассации, оставила в силе последнее решение районного суда. 

Застройщик получил право не только возводить в опасной для судов зоне здание, не имея в нарушение ст. 47 Воздушного кодекса РФ согласования с собственником аэродрома. Ему предоставили возможность возвести многоквартирный жилой дом, жители которого, согласно заключению Авиационно-экологического центра НИИ гражданской авиации, будут «подвергнуты сверхвысокому шумовому воздействию при эксплуатации воздушных судов, что является крайне негативным для здоровья фактором». А разрешение добавить ещё парочку этажей к четырём имеющимся приведёт к тому, что на пути у самолётов при взлёте и посадке окажется многоэтажка, превышающая по высоте максимальную отметку более чем на 8 метров. В результате значительно увеличится риск полётов над Иркутском, который и так уже заслужил славу города падающих самолётов. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер