издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Через сто лет не будет бумажек»

Ежегодно по России «летает» более ста миллиардов электронных документов. От «бумажек» отказывается в основном бизнес, который активно общается в новом формате. С государством дело обстоит сложнее: казённые учреждения не спешат вводить электронный документооборот. Как можно поправить ситуацию и что может сделать для этого бизнес, а что – государство, «Конкуренту» рассказал директор по стратегическому развитию разработчика программного обеспечения «СКБ Контур» Пётр Диденко.

– Когда, на ваш взгляд, электронный документооборот появится в медицинских учреждениях? 

– Медицина – очень перспективное направление, потому что там используется колоссальное количество бумажек, которые более-менее стандартизированы. Во всём мире это понимают. Во время кризиса Обама выдал айтишникам и медикам 19 миллиардов долларов на повсеместное внедрение в течение пяти лет электронных историй болезни. Теперь госучреждения переходят на электронные медкарты, а государство компенсирует их затраты. Тех, кто не перейдёт на новый формат, будут штрафовать по истечении срока. Приблизительно то же самое произошло в Германии. А у нас такое вряд ли случится, хотя, насколько я знаю, разработка электронной истории болезни началась. При Минздраве для этого создана специальная структура, которая  пытается разработать стандартный софт для медучреждений. Но для этого предстоит решить ещё много проблем.

– Например, поставить в больницах компьютеры? 

– Да, в том числе. Хотя я был в лечебных учреждениях, где электронный документооборот работает «на ура». Доктор там сидит и всё записывает в компьютер. Правда, это были частные больницы. В бюджетных поликлиниках пока дошли только до электронной записи. Но это ерунда, минимум, который легко сделать. История болезни – другое дело.  

– Что ещё препятствует появлению электронных медкарт? 

– Необходимо,  чтобы электронные документы больницы были юридически значимы. Каждый доктор и даже медсестра должны будут иметь электронную цифровую подпись (ЭЦП), которая хранится на устройстве, внешне похожем на обычную флешку. Кроме того, нужно обеспечить высокую безопасность данных. У персональных данных есть четыре класса защиты, и для хранения медицинской или государственной тайны нужен самый высокий класс. Значит, придётся больше заморачиваться, проводить больше процедур. 

Чем это отличается от хранения информации на бумаге? Персональные данные на бумаге сложнее скопировать. На компьютере их проще «скопипастить». Для защиты можно деперсонализировать карту (отсоединить персональные данные от медкарты), но для получения денег, к примеру, по страховке всё равно придётся отправлять информацию целиком.  Наверное, тут нужно будет разрабатывать дополнительные механизмы защиты. Но я отношусь к этому не как к проблеме, а как к большой возможности. Через сто лет не будет бумажек. Так давайте приблизим этот момент на 90 лет, сделаем всё сами и заработаем на этом деньги. Вот мой подход.

– Получается, пока электронные документы – это удел бизнеса? 

– Сектор B2B самый интересный. В год в России между компаниями летает около ста миллиардов юридически значимых  бумажек. Возможностей для работы в том же формате с государством гораздо меньше. Разве что налоговая и бухгалтерская отчётность. Государство могло бы расширить возможности для обмена с юридическими и физическими лицами электронными документами. Допустим, в гостиницу приезжает иностранный постоялец, о котором нужно сообщить миграционной службе.  Для этого надо отнести бумажки, хотя их вообще-то можно было бы представить в электронном виде. Такая же ситуация с разного рода статистикой, для которой государство собирает большой объём информации.

– В Иркутской области давно говорят об электронном правительстве. Что, по-вашему, тормозит его создание?  Кто должен им заниматься? 

– Я как-то встретил в «Гугле» ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева. Это была презентация исследования «Россия онлайн» о влиянии Интернета на оффлайновую жизнь. И Гуриев сказал, что государство должно строить инфраструктуру – чтобы дороги были, свет горел, больницы и школы работали. Но государство часто по ошибке включает в этот список что-то более высокого порядка, что бизнес может сделать лучше. В случае с электронным правительством государство могло бы сделать так, чтобы у всех граждан существовала электронная цифровая подпись, дабы легко идентифицировать их по Интернету. Оно пока этого не сделало. Сейчас это сложно: нужно иметь флешку с подписью. Большинству такой вариант пока не подходит. 

Государство могло бы создать другие, упрощённые механизмы для идентификации. Но оно идёт дальше и начинает самостоятельно придумывать какие-то сервисы. Однако обычно чиновники не делают удобных и качественных вещей. Посмотрите на Пенсионный фонд, который насильно заставили принимать электронную отчётность. Первые четыре квартала их сервис «лежал» вообще. И до сих пор мы принимаем отчётность от наших юзеров, ставим её в очередь, а когда портал наконец начинает работать, быстренько пропихиваем отчёты туда. Зачем государство это делало? Может, бизнесу бы лучше отдали? Поэтому, как ни странно, государство должно сильно ограничить своё участие в создании того же электронного правительства. Мы бы давно за государство всё сделали. Мы уже делаем. Пример – налоговая отчётность. Миллионы документов проходят через специальные системы.    

На мой взгляд, у государства есть масса функций, которые целесообразно было бы передать бизнесу на автоматизацию. К примеру, недавно оно отказалось проводить техосмотры и собирается передать эту функцию частным фирмам. А давайте посмотрим и на другие государственные обязанности на портале госуслуг, которые ему не нужны. К примеру, выдачу паспортов. Должно ли государство их выдавать? К чему сидят все эти уфэмээсники?  Я недавно в Сингапуре был, там паспорта почта выдаёт. В общем, мне кажется, государство должно создавать правила игры и инфраструктуру. Тогда бизнес побежит выполнять. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector