издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Революции не будет»

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

«Возможны только постепенные изменения», – говорит директор областного государственного учреждения «Центр энергоресурсосбережения» Пётр Павлов о работе чиновников в сфере энергоэффективности. В октябре исполняется чуть больше года, как он вступил в должность. За время руководства центром новый директор пришёл к выводу, что для более эффективного решения вопросов энергосбережения необходимо применение системного подхода, включающего исчерпывающую информацию о системе и понятные механизмы реализации. Центр является структурой, подведомственной министерству жилищной политики, энергетики, транспорта и связи Иркутской области. По мнению собеседника «Сибирского энергетика», чтобы в полном объёме справляться с межотраслевыми задачами, центр должен иметь соответ- ствующие полномочия и представлять собой межведомственную организацию. Более того, признаёт Пётр Павлов, фактическая деятельность учреждения несколько уже, чем она прописана в уставе.

В детстве Пётр Павлов хотел стать врачом, но после школы, приехав в Иркутск из таёжного посёлка Заречье, поступил на энергетический факультет политехнического института и, защитив диплом, занялся наукой в Сибирском энергетическом институте. О выборе профессии не пожалел, но в работе выбрал «медицинский» подход. Больше двадцати лет он «лечит» системы теплоснабжения и уже год занимает должность директора госучреждения. Как технарю пришлось в кресле чиновника, выяснял «Сибирский энергетик».  

– Прошёл год, как вы работаете директором центра. Какие итоги можно подвести?

– Когда я шёл сюда, рассчитывал заниматься техническими вопросами, но всё оказалось не совсем так. Меня можно сравнить с врачом: дайте мне систему теплоснабжения, я посмотрю, чем она болеет, поставлю правильный диагноз и назначу лечение. Иногда лекарствами не обойдёшься и нужно делать хирургическую операцию, вырезать старое и поставить новое «сердце», заменить котёл или насос. И тогда система работает, а я удовлетворён тем, что сделал, и отвечаю за результат. Здесь же, в центре, приходится разбираться в конфликтах между управляющими, теплоснабжающими компаниями и жильцами. На самом деле это вопросы не нашего уровня, но всё равно нужно их решать, потому что жалобы поступают на имя министра жилищной политики, энергетики, транспорта и связи. Центр – подведомственная организация, учредителем которой и является министерство. По сути, мы его подразделение. В общем, стараемся решать все поставленные перед нами задачи,  даже касающиеся промышленности, сельского хозяйства и других областей. Хотя для них, думаю, нужна собственная или межведомственная структура. Первые полгода работы здесь я старался применить революционные подходы, но ничего не вышло, и я понял, что возможны только постепенные изменения. 

– Работа чиновника оказалась сложной для вас? 

–  В том-то и дело, что я всё-таки человек не чиновничьего склада, по крайней мере пока. Мне трудно писать никому не нужные бумажки. До этого работал в Институте систем энергетики имени Мелентьева, правда, мне больше нравится старое название – Сибирский энергетический. Одна из «фишек» института – системный подход к решению любых задач, и это главное, чему я там научился. Как я выяснил, проработав здесь год, одна из основных проблем – это недостаточность системности. Год назад на должность директора меня пригласил Пётр Александрович (Воронин П.А. – министр жилищной политики Иркутской области. – «СЭ»). Говорит: «Попробуешь?» Я ответил: «Попробую». Однако со многими моментами в работе приходится мириться. Десять лет назад, когда центр создавали, в устав были заложены иные направления работы, например разработка системного подхода к реформированию объектов теплоснабжения или привлечение инвестиций для финансирования энергоресурсосберегающих мероприятий. За годы суть работы поменялась: со временем центру была передана часть функций министерства. Сейчас мы входим в число областных госзаказчиков по части энергосбережения, например по проведению обследований в учреждениях бюджетной сферы, по исполнению некоторых мероприятий областной программы энергосбережения. Правда, устав остался прежним. Может возникнуть закономерный вопрос: почему не переделать устав? Сейчас мы работаем над этим, тем более что в скором времени будет несколько изменена структура центра. 

– За что именно отвечает центр при реализации программы? 

– Как директор центра  я выполняю в том числе и функции по освоению бюджетных средств. За нами стоят шесть мероприятий, в этом году в сумме на них планируется направить 13,2 миллиона рублей. По статье «Формирование мотиваций для эффективного и рационального использования ресурсов…» выделяется 1,6 миллиона рублей. Два с половиной пойдут на формирование региональной системы мониторинга исполнения ФЗ «Об энергосбережении…», ещё 2,4 – на создание информационной системы в области энергоэффективности. 200 тысяч уже освоено на внедрении системы автоматизированного сбора данных о потреблении ресурсов на объектах государственной собственности. Думаю, это мероприятие действительно поможет сэкономить, так как не нужно будет вручную снимать показания счётчиков. На проведение курсов повышения квалификации для ответственных за энергосбережение направлено 500 тысяч рублей. Аукцион выиграла московская фирма, занятия начнутся с 17 октября. Ведущее направление программы –  проведение энергетических обследований в бюджетных учреждениях. Хотя, например, я считаю, что центр не должен быть заказчиком энергообследований. На мой взгляд, бюджетная организация должна заниматься этим самостоятельно, на то у неё есть все полномочия. По федеральному законодательству на проведение обследований остался год, и мы можем не успеть провести их в срок. Считайте сами: по предварительным данным, на все учреждения Иркутской области необходимо минимум 500 миллионов рублей, в этом году выделено шесть. Сейчас эти деньги осваиваются, 7 ноября пройдёт первый аукцион. Обычная ситуация, когда средства поступают под конец года и на исполнение работы остаётся ноябрь-декабрь. Проблема в том, что пока нет понятного механизма, не ясно, кто и чем должен заниматься. 

– В рамках федерального законодательства сбор ртутьсодержащих ламп должны проводить органы местного самоуправления. Способны ли они справиться с этой задачей? Недавно в Иркутске открылись 15 центров по сбору ламп. Этого достаточно?

– Этого никто не считал. Проверить всё можно только эмпирическим путём. Надо конкретно работать, смотреть, как функционирует система, получать от неё информацию и принимать решения. А у нас нет полного анализа данных даже по результатам многих программ, которые реализуются каждый год. Мы недостаточно анализируем информацию, поэтому непонятно, в правильном ли направлении идёт работа. Кроме того, для отладки системы недостаточно хорошо прописаны правила игры. Соблюдение федеральных законов позволяет только формально заниматься энергосбережением. Бюджетным организациям за пять лет нужно на 15% сократить потребление электрической и тепловой энергии, и они сэкономят ровно столько, сколько нужно по закону, даже если система отклонилась на 30–50% от нормального состояния. Нельзя сказать, что все существующие программы неэффективны. При выполнении любой работы есть ошибки, а есть нормальный результат, надеюсь, что ошибок будет меньше. 

– Как вы для себя формулируете понятие энергосбережения в целом?

– Может быть, его и не нужно формулировать. Энергосбережение – это наблюдаемость системы, когда ты полностью знаешь объект, его свойства. Понятие энергосбережения исчезает, если система работает в нормативных условиях. Опять же, если смотреть с медицинской точки зрения, то системе необходимо просто нормальное здоровье. На любой вопрос можно найти ответ, если иметь чёткую картину, исчерпывающую информацию и представлять механизм реализации. Только тогда можно достичь результата, в противном случае все решения останутся только на бумаге.  

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector