издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Найти себя, любить и верить

  • Автор: Маргарита ШАПОВАЛОВА

Вышел в свет очередной номер журнала «Сибирь». С учётом того, как непросто живётся в наше время литературно-художественным изданиям, выход каждого номера – это событие. Особенно когда журнал знакомит читателей с творчеством новых авторов.

Моё внимание привлекла повесть Алексея Клочковского «Любить и верить» («Сибирь», № 3, 2011 г.). Автор произведения, безусловно, уже знаком внимательным иркутским читателям по его публикациям в периодической печати, и вот теперь он представил нашему вниманию свою первую повесть. О чём она?

Место действия – российская провинция, время действия – от конца 80-х годов прошлого века до наших дней. Главный герой – современный вариант традиционного для русской (и не только) литературы типажа. Это «маленький», «лишний» человек, представитель «потерянного поколения», ищущий себя на фоне резко меняющейся социальной действительности. 

Порой причудливое, но воспринимаемое абсолютно естественно «взаимопрорастание» личного и социального продолжается на протяжении всей повести. Супругу героя зовут Руслана, уменьшительно-ласкательно Руся (Русь? Вспомним блоковское «О Русь моя, жена моя!..»), и случайно ли, намеренно ли, автор вызывает у нас определённые ассоциации описанием мучительной, не имеющей разрешения ревности героя к прошлому его жены (социальной ностальгией по «былым временам» – советским, дореволюционным и т.д. – не важно). Или же это более всеобъёмная, надсоциальная психологическая тяга к «когда-то» навеянному и утраченному «светлому прошлому»? Всего вернее и то, и другое, и третье… Как матрёшка в матрёшке. И примирение с супругой видится не только как лично-бытовой эпизод, а как примирение с реальностью, с судьбой, её принятие.

Клочковский весьма убедительно показывает это вплетение личных эмоций и комплексов в социально-настроенческий фон описываемого времени, и в главе «Пятьсот и один день»: «…– Да-а, а сейчас провозгласили эти… умники… (слово «умники» отец произнёс с нажимом, с каким-то особым смыслом, направленным против Олега, – так Олегу почему-то показалось, и он внутренне напрягся, готовясь возразить, правда, ещё не поняв, что возражать и на что) программу «пятьсот дней»…»; и в главе «Превращения и фокусы»: «…Олег двинулся дальше, довольный сегодняшним днём. Может, ему ещё попадётся какой-нибудь фокус? Исчезни, серая скука! Всё так переменилось, что можно ожидать чего угодно». Герой, названный автором «последним представителем советских пионеров», живёт в состоянии постоянного удивления от происходящих перемен, ведь его поколению досталось приобрести уникальный опыт – родиться в одной, советской, России, взрослеть и оказаться в совершенно другой стране, России сегодняшнего дня. 

Любопытным показалось своеобразное «закругление» повести. Первая глава по сюжету могла бы быть последней, а по духу (возвращение к переживаниям от уже пережитого и вроде бы решённого) – началом некоего нового витка в судьбе героя и судьбе его многострадальной родины. 

Повесть заканчивается коротким словом «да», произносимым героем, который всё повествование говорил «нет» всему: обстоятельствам, себе, окружающим. Таким образом, «прогнав» через «строй» испытаний героя повести, автор его и читателей приводит к осознанному жизнеутверждению, соединяющемуся с самим названием романа – «Любить и верить».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector